20.08.2014
Существует ли конфликт поколений в Хурале, можно ли встретить депутатов в ночных клубах и о том, чем чреват разговор с телевизором на повышенных тонах рассказал в интервью 28-летний депутат Хурала от КПРФ Баир Цыренов
- Баир, в свои 27 лет Вы стали самым молодым депутатом Народного хурала. Расскажите, как Вы к этому пришли и почему увлеклись политикой в столь раннем возрасте?

- Политической деятельностью я занимаюсь уже больше десяти лет, поэтому сложно сказать, что это было совсем неожиданно для меня. В Амурской области ранее я был депутатом городской думы Благовещенска.

А когда я в первый раз пришел в компартию, у меня не было мысли, стану-ка я политиком! Многие вещи накладывались друг на друга. Когда находишься далеко от родины, у многих людей возникают патриотические чувства, потребность в этом чувстве. Дело в том, что хотя корни у меня агинские, родился я в Москве и проучился там со второго по девятый класс. 

А где патриотизм к малой родине, там патриотизм и в широком плане, к родине – к России. В классе девятом у меня впервые начали проявляться эти чувства, но тогда они никак не были политически сформулированы. И здесь важнейшую роль сыграло мое увлечение авиацией. В детстве мама меня сводила на авиапарад в Тушино, и это потрясло мое воображение. С тех пор я страстно увлекся историей нашей авиации, выписывал журналы, собирал информацию. 

На фоне этого интереса у меня начали появляться вопросы, почему у нас был самый лучший завод, а сегодня перестал выпускать технику? Почему наша гражданская авиация была одной из самых развитых в мире, а сегодня мы летаем на «Боингах»? Все эти вопросы дали начало определенному недовольству сложившимся положением – значит, государство что-то не так делает, власти…

Толчком стали дебаты на выборах. Я тогда закончил одиннадцатый класс в 33-й гимназии, шла избирательная кампания, а я еще никакого представления о партиях не имел. Сидел дома, смотрел по телевизору какие-то дебаты и ругался, как персонаж из «Нашей Раши». Так же сидел и ругался.

Мама мне сказала тогда: «Что ты, как дурачок, разговариваешь с телевизором? Если у тебя есть какое-то мнение, если поддерживаешь коммунистов, иди и помоги им хоть листовки раздавать». Тогда я и пришел в реском, стал помогать, а через полгода, когда мне исполнилось восемнадцать, вступил в партию.

Поэтому я не люблю, когда говорят о политической деятельности. В обыденном представлении это воспринимается как образ жизни. Кто-то рабочий на заводе, кто-то учитель, а я как бы политик. Политику я воспринимаю исключительно как инструмент борьбы за изменение ситуации в обществе. Иногда думаю, что если бы Советский Союз сохранился, я бы занимался другими делами. В ту же авиацию пошел бы. Ведь первые два курса я проучился по специальности самолетостроение, но потом политика меня затянула, и я перевелся на кафедру истории и архивоведения. 

- Еще в самом начале работы Хурала новые депутаты жаловались на недостаток понимания со стороны своих старших коллег, говорили даже о дедовщине. Как Вы считаете, было ли пренебрежения конкретно к Вам? Учитывая специфику нашего региона с восточным менталитетом и традициями уважительного отношения к старшим.

- Про дедовщину, конечно, я в шутку тогда сказал. Но иногда бывают некорректные замечания, особенно во время горячих споров. Это исходит в основном со стороны руководства Хурала. Какая разница, кто какой срок сидит? Полномочия-то и права у всех депутатов одинаковые.

Иногда бывают с их стороны замечания, подчеркивающие, что мол, мы матерые и опытные. И это я даже не связываю конкретно со мной и с моим возрастом. Там есть люди и постарше меня, но которые впервые стали депутатами, и по отношению к ним тоже иногда проскальзывают подобные вещи. Мы стараемся в ответ делать замечания, потому что ни руководитель Хурала, ни другие депутаты не имеют права комментировать выступления депутатов.

С первой сессии было неприятно видеть, насколько сильно политизирована работа в Хурале. Политика всегда имеет место быть, и я не считаю, что это обязательно плохо. Но когда мы собираемся решать какие-то проблемы граждан, нашей республики, и начинают исключительно политически подходить к вопросу, это нехорошо. Тот же вопрос избрания руководства Хурала.

- По прошествии года Вам удалось добиться перелома ситуации?

- Я могу говорить в первую очередь о своей фракции и своем комитете, в котором я нахожусь. По фракции понятно, мы и так вместе шли, там товарищеские отношения, в этом плане никаких проблем нет. Что касается комитета, то работаем уже нормально. Я иногда чувствую поддержку, подсказки от более опытных депутатов. А в целом по Хуралу, конечно, бывают разные высказывания на сессиях в ходе дискуссии. Я стараюсь не обращать на это внимание. 

С другой стороны, восточный менталитет заключается не только в особенном отношении к старшим, но и вообще к статусу. Я не говорю, это хорошо или плохо, это объективно так. Начальнику, какой бы он ни был, определенное уважение выказывается. Это, наверное, тоже играет свою роль, статус депутата не позволяет совсем перегибать палку.

- В обыденном представлении коммунист – это седовласый, еще советской закалки человек, весь в орденах и со звучным голосом. Как Вам удается совмещать образ публичного политика-коммуниста и молодого человека? Вы посещаете ночные клубы, например?

- Вообще, представление о политиках, особенно о коммунистах, шаблонное. На самом деле я не знаю идеологии более прогрессивной и молодежной, чем коммунизм. В 90-е годы произошел отток людей от коммунистических идеалов, прервалась преемственность поколений. Но сегодня люди левых взглядов – это в основном молодежь. 

По поводу ночных клубов: конечно, я иногда бываю в них, хотя не могу сказать, что часто. Когда мне было двадцать лет, наверное, бывал чаще. А статус депутата ничего особенно не поменял. Мне кажется, для нормального человека ничего особенно менять и не нужно. Вести себя адекватно должен не только депутат, но и любой человек. Условно говоря, не нажраться и глупостями не заниматься. Да мне это и неинтересно, не потому что я депутат, а потому что воспитание такое.

Ответственность, конечно, чувствуется. С другой стороны, я не вижу противоречий с моей обычной жизнью, у меня мама – преподаватель, и я вырос в интеллигентской среде. Вообще, среда, в которой я вырос, и так подразумевала, что нельзя допускать никаких асоциальных вещей.

А потусоваться с друзьями в клубе - почему бы и нет – с одноклассниками встречаемся, с одногруппниками в кафе. Как и все. Я это люблю, но только как один из видов проведения свободного времени. Особой тяги ходить каждую неделю по клубам у меня нет.

- А в обычной жизни что-то изменилось?

- Иногда бывает неловко при встрече с человеком, с которым до этого виделся один раз. Я могу не запомнить, а меня теперь запоминают уже лучше, и я опасаюсь с кем-то не поздороваться. Люди не всегда правильно могут это воспринять, могут подумать невесть что - свысока относится и т.д. Поэтому я стараюсь теперь здороваться с любым человеком, который на меня более или менее внимательно посмотрит.

- Каковы, на Ваш взгляд, Ваши главные достижения за год работы в Хурале?

- Пока лично моих законодательных инициатив не было, но фракционная работа идет. За год у нас, коммунистов, было две по-настоящему крупные победы. Самое важное из них – это закон о детях войны, который был принят одним из первых в стране. Второе – это закон о знамени Победы. Теперь каждый год 9 мая на всех административных зданиях республики наряду с государственными флагами должны вывешиваться копии знамени Победы.

Но надо понимать, что работа депутата заключается не только в принятии законов. Это постоянный процесс внесения дополнений и изменений в законопроекты. Если даже не мы инициировали закон, мы предлагаем туда поправки. Такая работа идет постоянно. 

И я считаю, что работа по противодействию принятию некоторых законов - это тоже важная часть наших функций. Все думают, что законодательный орган должен только принимать законы. На самом деле то количество законопроектов, которым противостояла наша фракция, и не только в Хурале, - это тоже большая работа. Часто пытаются провести антисоциальные законы, которые подаются под соусом доброты, или надеются, что не заметит никто. Здесь наша работа заключается в том, чтобы выявлять эти вещи, поднимать резонанс и бороться. 

- Спасибо! Удачи вам!

Владимир Бадмаев, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^