20.08.2014
В преддверии международного форума «Байкальский диалог» депутат Госдумы Михаил Слипенчук дал интервью «Номер один» и «Байкал-Daily», в котором объяснил, чем нынешнее мероприятие отличается от других подобных. А также о роли Бурятии в геополитике России и потенциале «Байкальской гавани»
- Чем «Байкальский диалог» отличается от других форумов?

 – Начну с того, что в 2014 году исполнилось ровно десять лет, с тех пор как я начал работать в Бурятии. Могу сравнивать то, что вижу сейчас, с тем, что происходило ранее. Радуюсь успехам Бурятии, которая стала заметной и известной как в России, так и за ее пределами. Это результат планомерной долгосрочной работы руководства республики и всех ее жителей.

Идея предстоящего Форума родилась три года назад как возможность собрать воедино представителей всех ветвей власти всех уровней (от муниципального до федерального) вместе с общественными и научными организациями и представителями бизнеса для обсуждения самых актуальных тем Байкальского региона в целом. «Байкальский диалог» - это особая форма дискуссионной площадки, позволяющая высказаться каждому участнику. Предложения, озвученные в ходе форума, затем концентрируются в виде рекомендаций и учитываются в работе властью. Уже два года подряд Форум проводится под эгидой Государственной Думы, что говорит о признании «Байкальского диалога» на федеральном уровне. Основной темой мероприятия этого года станет приоритет развития Байкальского региона в свете азиатского вектора политики России. Международный статус форуму придаст участие парламентариев России, Китая, Монголии, Японии, бизнесменов и представителей экологических организаций Китая и Японии – тех стран, которые так или иначе связаны с экономикой Байкальского региона.
 
- Какие насущные проблемы Бурятии будут обсуждены на форуме?
 
– Наблюдая за реализацией Федеральной целевой программы по социально-экономическому развитию Дальнего Востока и Байкальского региона, обратил внимание, что фактически Байкальский регион, а это три субъекта Российской Федерации, перестал быть приоритетным. Заложенные ранее экономические программы не рассматриваются. Меня очень сильно беспокоит складывающаяся ситуация. Являясь представителем жителей Республики Бурятия в Государственной Думе, я обращался к премьер-министру Правительства РФ Дмитрию Медведеву, к вице-премьеру Ю.П. Трутневу, просил сохранить приоритетность, однако получил ответ, что на данном этапе Дальний Восток важнее. Такая позиция в долгосрочной перспективе весьма опасна не только для Байкальского региона, но и всей России. 
 
- Вы сказали об опасности для Байкальского региона. Имеется в виду экономический фактор или здесь стоит говорить о том, что Байкальские регионы и Бурятия игнорируются с точки зрения геополитики?
 
– Считаю, что не рассматривать Байкальский регион, который граничит с двумя быстро развивающимися странами, – это огромная геополитическая ошибка. Обычно люди воспринимают Дальний Восток от Амурской области до Чукотки, а Восточную Сибирь – как территорию от Енисея до Лены. Байкал, родивший крупнейший приток Енисея Ангару и находящийся у истоков Лены, оказался на «федеральном водоразделе».

Байкал символически разделил Россию на Предбайкалье и Забайкалье, сформировав определенные стереотипов мышления. Однако если посмотреть на Россию не Европейским, а Азиатским взглядом, то и Москва становится Забайкальем. Необходимо отказаться от привычных стереотипов. 

Задача Форума – обратить внимание правительства России на складывающееся несовершенство и предложить варианты решения. Можно создать специальную Подпрограмму для Байкальского региона под управлением Министерства развития Дальнего Востока либо самостоятельную программу, которая должна курироваться, например, Министерством регионального развития. Но это должна быть Программа развития именно Байкальского региона. Только тогда мы увидим полное «экономическое ожерелье страны». 

- Будут ли в ближайшее время послабления экологического законодательства для развития экономики Бурятии? Есть еще возможности для лоббизма на федеральном уровне?
 
– Недавно были приняты поправки в Закон об охране озера Байкал, который должен был гармонизировать его с другими федеральными законами. В целом это удалось, но в деталях, к сожалению, проявились иррациональные моменты. Так, несмотря на мое сопротивление, обязательность экологической экспертизы расширилась с уровня Центральной экологической зоны до всей Байкальской природной территории. Теперь и Бурятия, и Иркутская область, и Забайкальский край обязаны проходить ее в Красноярске. Это мощнейший удар по экономике и, скажем так, самобытности Байкальского региона, а для Бурятии - в особенной степени.

Более года рабочая группа под моим руководством занималась подготовкой и обсуждением необходимых поправок в «Закон об охране озера Байкал», потрачено огромное количество сил, времени и энергии, но полностью совершенным для природы и людей закон пока сделать не удалось. Продолжу работу по совершенствованию законодательства во благо людей, живущих на берегах Байкала, во благо самого Байкала.

- Есть ли у Бурятии в ближайшие годы возможности для устойчивого развития, и какие бы Вы назвали ниши, где Бурятия может сказать: «Да, мы развиваемся»?
 
- Не секрет, что начиная с кризисного 2008 года Россия стремительно и уверенно шагает в сторону государственного капитализма. Государственные предприятия и компании с государственным участием являются основным источником формирования бюджета Российской Федерации.

В нынешних условиях, когда усиливается роль государственного капитала, все промышленные и оборонные предприятия Бурятии должны быть востребованы. Показателен пример Улан-Удэнского авиационного завода, который существенно увеличил количество рабочих мест и работает с сверхполной загрузкой. В советское время в Бурятии были построены и развивались предприятия ВПК, которые во времена «дикого капитализма» практически погибли, лишившись государственного финансирования. В современных условиях эта промышленность вновь становится приоритетной для Бурятии. Востребованы также транспорт, туризм, сельское хозяйство и горнодобывающая отрасль республики. Они и должны стать «трендовыми» для экономики региона. В то же время на развитие экономики существенное влияние оказывает  «байкальский фактор», но эти экологические ограничения могут и должны стать серьезным преимуществом. Необходимо стимулировать развитие всех видов сельского хозяйства, дать людям возможность производить экологически чистую продукцию, зарабатывать на своей земле, кормить хозяев и приезжающих гостей. Необходимо создать символический образ Бурятии как экологически чистой, особо охраняемой природной территории, где производят лучшие продукты питания, а инфраструктура комфортна для туристов. Мне импонирует, что делает Вячеслав Владимирович Наговицын в этом направлении.

Таким образом, экономика Бурятии должна иметь крепкие стержни в виде горнодобывающей отрасли, транспорта и государственной экономики (авиационный, вагоноремонтный, приборостроительный заводы), и на этой основе пусть развивается частное производство в туристической отрасли и в сельском хозяйстве.

- Как Вы прокомментируете мысль, что туризм на Байкале переоценен, поэтому «Байкальская гавань» не будет построена?

- Это мнение обывателя. С государственной точки зрения, «Байкальская гавань» – это катализатор движения, который дал старт для опережающего развития во многих других сферах деятельности. Средства, вложенные в инфраструктуру, – это возможность привлечь инвестиции разного уровня для экономического развитие региона. Ведь экономика развивается не по принципу «накопил и держу у себя», а «накопил и потратил».

Вы сами можете сравнить поселок Турка во времена старта экспедиции «Миры на Байкале (2008-2010)», и современную «Байкальскую гавань». Сейчас до Байкала можно доехать за полтора часа, а в те времена, когда на месте скоростной магистрали пролегал лесовозный тракт, машины добирались до Байкала за пять-шесть часов. Сегодня вдоль этой дороги возникают и развиваются сервисные предприятия (магазины, гостиницы, автозаправочные станции). Люди стремятся на Байкал. Например, пассажиропоток аэропорта «Байкал» за это время удвоился и продолжает расти. 

Конечно, существуют объективные препятствия, ограничивающие скорость развития организованного туризма, но и они преодолимы, так как интерес к байкальской природе не ослабевает. К российским и европейским туристам в настоящее время присоединяются азиатские. Облегчается визовый режим, улучшается качество обслуживания. 

«Байкальская гавань» застроится и будет работать.

Беседовал Артем Самсонов, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^