27.08.2014
14 августа в Бурятии приземлился первый борт с украинскими беженцами. Сейчас в пункте временного размещения центра «Светлый» находятся 192 человека. Большинство из них - женщины и дети
Настроение у людей самое разное. Кто-то по сей день не может рассказывать без слез о том, что они пережили. Есть и вдовы, оплакивающие погибших мужей. Но есть и те, кто в Бурятии наконец-то почувствовали себя в безопасности и с оптимизмом смотрят в завтрашний день.

Сейчас в «Светлом» проживает 40 мужчин, все остальные - женщины и дети. Пять беременных женщин. Некоторым из беженцев понадобилась помощь психологов, чтобы справиться с тем страхом и болью, которые они пережили. В «Светлом» все прибывшие начали оформлять документы, здесь же организован медосмотр, вакцинация. В Центре трехразовое питание, все вещи беженцам стирают в прачечной, убирают комнаты также работники «Светлого». Так что сами переселенцы могут всецело заниматься исключительно насущными делами – медосмотром, оформлением документов и поиском работы и жилья. 

Сотрудники Центра занятости предоставили всем желающим список самых разных вакансий. На сегодняшний день 96 человек уже определились с выбором места работы. Трудоустройство вместе с жильем им предоставят в разных районах республики. Когда закончится карантинный период, они сразу будут выезжать на новое место. Остальные либо еще решают, как им быть, либо собираются выехать в другие регионы страны, где их готовы приютить родственники. 

Немало из прибывших мужчин имеют профессию шахтера. В Бурятии не так много вариантов с трудоустройством таких рабочих, поэтому многие сейчас в поисках тех регионов, где такую вакансию могут предоставить. 

Кормить грудничка стало нечем

Максим и Людмила Доценко прибыли в Бурятию из Донецка. 

- Когда мы еще были в Донецке, там начались бомбежки ежедневные. Пока что взрывы были на окраинах города, но мы решили не ждать и выехали из города. Большинство магазинов в городе уже закрыто, остались только несколько крупных супермаркетов, которые держатся на старых поставках. Нет воды. За ней приходится стоять в очереди каждый день. Перебои со светом. В общем, полная гуманитарная катастрофа, - рассказывает Людмила Валентиновна. 

Младшему сыну Людмилы Доценко всего четыре месяца. Детское питание для малыша стало покупать все сложнее и сложнее. Стало ясно, что семье в таких условиях не выжить. 

- Я же не накормлю младенца борщом или картошкой, он еще маленький. Детское питание заканчивалось и дальше что делать? Последний магазин рядом с домом закрыли. Вот и решили, что пора уезжать. Хотя, конечно, сложно было на это решиться. Там у нас свой угол, квартира, все свое, родное. Но что делать? – сетует Людмила Доценко. 

Максим Александрович отправил свою семью в безопасное место, в Крым, а сам еще оставался в Донецке какое-то время. Ему нужно было получить расчет на работе. Поездка на шахту едва не стоила жизни. 

- Я ездил на шахту рассчитываться. Когда находился в управлении, мы попали под прямой обстрел. Повезло в том, что возле шахты у нас там была большая гора, отвал из шлака. Получается он нас спас, основной удар пришелся на него. Конечно, все, кто был на шахте, испугались, побелели. Такое на всю жизнь запомнится, - рассказывает Максим Доценко. 

Глава семьи тоже шахтер, сейчас ему предлагают работу в «Бурятзолото», если получится трудоустроиться в этой организации, семья из пяти человек осядет в республике. Жить планируют в городе Гусиноозерске. Сейчас там готовится какое-то жилье для переселенцев. 

Одному из троих детей исполнилось 7 лет, мальчика надо срочно устраивать в какую-то школу. Семья хочет поскорее решить все бумажные вопросы и проблемы с трудоустройством и начать, наконец, просто жить. 

Несмотря на то, что встретили беженцев в Бурятии очень гостеприимно и жалоб никаких у семьи Доценко нет, они все равно чувствуют себя неловко. 

- По телевизору мы видели, как улан-удэнцы возмущаются, что детей выселили из «Светлого», а нас заселили. Мы понимаем, со своей стороны, что это мало кому понравится. Конечно, стыдно за то, что кого-то притесняем, но мы остались вообще без дома. Так что спасибо за то, что приютили, за то, что сейчас живем в нормальных условиях, - говорит Людмила Валентиновна. 

«Волнуюсь за бабушку»

14-летняя Вика Анопченко сидит отдельно от всех, в укромном уголке. В руках планшет. Говорит, что постоянно следит за тем, что происходит на Украине и в родной Горловке. Переписывается с подружками, родственниками, которые по сей день еще находятся там. 

- Я приехала в Бурятию 17 августа с мамой, папой, сестрой. Там, в Горловке, остались бабушка с дедушкой. Они живут в подвале. Родители хотят, когда сами устроятся, их позвать к себе, - рассказывает Виктория. 

Два месяца в Горловке были слышны бомбежки. Горожане все как один боялись одного – если взорвется завод «Стирол», беды не избежать.

- У нас в городе есть завод «Стирол», он химический, там много взрывоопасных веществ. Если бы его подорвали, то снесло бы вообще все вокруг, вплоть до Киева. Еще страшно было, когда взорвали наше УВД, мы видели, как здание полыхало, а рядом были трупы милиционеров на земле. Когда мы уже уехали, потом бабушка рассказывала, что в городе начали пускать химическое оружие «Град». Очень волнуюсь за них сейчас, - говорит девушка. 

Отец Вики работал в Горловке металлургом. В Бурятии такой работы нет. Поэтому в ближайшее время семья собирается ехать в Тверскую область. 

«Мы уже дома»

36-летний Евгений Шерстнев с беременной женой и маленькой дочкой прибыл в Бурятию своим ходом из Донецка. Когда-то в республике жила его бабушка, поэтому было решено ехать именно сюда. 

- Я работал в Донецке начальником охраны. Жена – лаборант в университете. У нас была двухкомнатная квартира в центре Донецка, на набережной. Там же остался и автомобиль наш «Тойота Камри». С собой у меня было 15 тысяч всего, все потратили на дорогу. Сейчас в кармане 12 рублей. Все придется начинать с нуля. Но ничего. Руки-ноги есть. Мирное небо над головой – тоже. Справимся, - улыбаясь, говорит жизнерадостный парень. 

Евгений говорит, что с удовольствием бы остался жить с семьей в Улан-Удэ. Здесь и вариантов трудоустройства много, да и город больше похож на родной Донецк. Однако из-за того, что в Улан-Удэ не работает программа по переселению граждан, этот вариант пришлось исключить. Семья также поедет в Гусиноозерск. 

Даже если на Украине наступит мир, возвращаться на родину семья больше не хочет. 

- Зачем? Зачем я так далеко ехал, чтобы возвращаться обратно? – смеется Евгений. – Ну а если серьезно, еще задолго до войны там было сложно жить. По-русски говоришь – значит сепаратист, террорист. Изначально это все шло, и рано или поздно это все равно бы случилось. Все знают об этом, - считает Евгений. – Мы так жить больше не хотим. 


29 августа в Бурятию приедет поезд еще с 150 беженцами. В городе определено уже 5 пунктов их временного размещения. Всего до конца года в Бурятию прибудет 1425 вынужденных переселенцев с Украины. 

Василиса Шишкина, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^