04.09.2014
За неполный месяц степное государство посетили главы сразу двух ее соседей. Откуда такой интерес к Монголии и чем это может грозить нам?
Две недели назад в Монголии побывал председатель КНР Си Цзиньпин, и словно Дед мороз на новый год, прибыл с огромным мешком денег. Кроме многочисленных соглашений об инвестициях, стороны договорились об увеличении объема взаимной торговли до 10 миллиардов долларов к 2020 году (на данный момент он составляет около 7 миллиардов). Монголам также разрешено пользоваться морскими портами северо-востока Китая. 

О степени сближения двух стран говорит хотя бы повышение формата взаимоотношений до уровня «всеобъемлющего стратегического партнерства». В то же время в Монголии усиливаются традиционные опасения из-за слишком тесных китайских объятий. Экологи в свою очередь поднимают тревогу, говоря о возможности экспорта из Китая экологических проблем. А это автоматически означают проблемы и для нас, жителей Бурятии.

Как мы ранее отмечали, в числе возможных инвестиционных проектов китайцев, может оказаться и давно анонсируемое строительство на Селенге водохранилища, гидроэлектростанции и канала в сторону Гоби. По мнению экологов, реализация этих планов стала бы катастрофой для озера Байкал. 

И здесь как никогда к месту оказался визит в Монголию Владимира Путина – фактически единственной альтернативы китайскому влиянию. Но с какими дарами в Каракорум Улан-Батор прибыл великий князь президент России? Перед приездом эксперты гадали, что может предложить соседу наша страна.

Кроме разрешения на закупку мяса и проведения газопровода через территорию Монголии, что уже довольно неплохо, Путин мог бы договориться о доведении до ее границ ЛЭП 500, тянущуюся от ангарских ГЭС в Бурятию, но ныне практически неиспользуемую. Это могло бы дать дешевую электроэнергию самой Монголии, которая с прошлого года закупает в КНР вдвое или втрое больше электричества, чем у северного соседа и заставило бы отказаться от дорогостоящего и рискованного проекта ГЭС на Селенге.

По итогам визита можно сказать, что большая часть ожиданий оказались не напрасными. Впрочем, сейчас видно, что происходил жесткий торг относительно того, кто будет танцевать нашу соседку с юга. 

Монголия, например, выразила желание увеличить товарооборот между странами до 10 миллиардов долларов к 2020 году, также как и с Китаем. Сегодня эта цифра составляет 1,6 миллиардов. Цахиагийн Элбэгдорж заявил о желании Монголии участвовать в транзите российского газа в Китай, также он предложил начать переговоры по заключению соглашения о поставках монгольских товаров на российский рынок в течение 20 лет без налогов и сборов!

Речь идет, конечно же, о мясе, импорт которого заблокирован российскими надзорными органами. Но в связи со сложившимися обстоятельствами – усилением санкций с запада и поиском новых поставщиков сельскохозяйственной продукции, Владимир Путин пошел навстречу своим монгольским коллегам.

- Мы, безусловно, сделаем эти шаги навстречу нашим монгольским друзьям, и такие решения в ближайшее время будут приняты правительством России. Есть определенные ограничения, которые были введены раньше, по поставкам животноводческой продукции. И мы договорились о том, что Правительство Российской Федерации проработает вопросы снятия этих ограничений, особенно связанных с квотами в поставках мяса, - заявил Владимир Путин журналистам.

Также было объявлено, наконец, об отмене визового режима между двумя странами. Вопрос же об увеличении поставок электроэнергии, видимо, не рассматривался, так что и проблема строительства ГЭС на Селенге остается. Вполне возможно, он будет поднят осенью на трехстороннем саммите Россия-Монголия-Китай, инициированного Монголией.

Владимир Бадмаев, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^