10.09.2014
Этот поселок еще неделю назад мало отличался от сотен других в Бурятии – размеренная и понятная сельская жизнь. Но с прошедших выходных воздух здесь словно пропитался горем, которое невозможно представить и объяснить. «Номер один» побывал в Новоселенгинске, где в ночь на 6 сентября в заброшенном доме счеты с жизнью свели сразу две школьницы
Мы приехали в поселок в понедельник, была пасмурная и мрачная погода. В такой же день около восьми вечера Ксюша вышла из дома.
- Я погуляю, буду недолго, - сказала она маме и на велосипеде поехала до своей подруги.

Оставив велосипед у Жени дома, девочки пошли гулять. В заброшенном доме встретились со своим знакомым. Он был последним, кто видел их живыми. Ночью поселок сотрясло горе.

Как, наверное, во всех маленьких селах, деревеньках, узнать что-либо здесь довольно легко. Комментарии прессе, как старым знакомым, раздает сам глава администрации. Но видно, что он абсолютно не понимает, как такое могло произойти.

- Они ведь из благополучных семей, были бы из неблагополучных… В семьях у них все же нормально было, пылинки сдували. Мы все шокированы. Страшно подумать, что такое случилось. Наше ли упущение, школы ли - сказать сейчас трудно. Ночью нас вызвали, преподаватели плакали, не верили, что такое могло случиться, - эмоционально рассказывает Виктор Власов.

«Страшная трагедия», - то и дело повторяет он, нервно сжимая в руках шариковую ручку. Там же нам без труда рассказывают, какими были девочки.

- Ксюша на 1 сентября стихи читала, красивая девочка. Женя более хулиганистая… Ну, не то что хулиганистая… Подвижная была, - смутившись, поправляется специалист Любовь Демина.

Покинув здание администрации Новоселенгинска, мы отправились на поиск заброшенного дома, где прошли последние минуты жизни девятиклассниц. Глаза разбегаются: на окраине таких заброшенных домов множество. И каждый вполне подошел бы, чтобы там наложить на себя руки. На помощь приходит обычный прохожий. Оказалось, что дом, где повесились девочки, здесь знает каждый.

Разбитые оконные стекла, покосившиеся двери, буквально вырванный местами пол. Как нам пояснила местная молодежь, с некоторых пор «заброшка» - точка сбора местной молодежи. Всего несколько месяцев назад отсюда съехала семья, оставив после себя вполне пригодный для проживания дом. Тем более подходит он для молодежных посиделок.

Сегодня же он выглядит зловеще - восприятие отягощает присутствующий здесь привкус двух смертей. По «содранному» слою пыли на полу можно различить, как волокли тела. На одной из балок на деревянной веранде - свежий след от острого предмета. Так, очевидно, перерубали веревку. Рядом стол, едва ли не полностью перегораживающий проход. И куча какой-то брошенной одежды.

Интересны здесь и надписи на стене, коих немного. Ни одного упоминания имени Ксюши. Зато есть надписи с романтическим содержанием с именем Жени. Интересно, что они на вид довольно свежие. Нашлась среди надписей и еще одна, где упоминается третье имя. Позже в Новоселенгинске нам расскажут, что это имя одного из кавалеров Жени. Это и некоторые другие данные расположили к тому, что следствие на сегодняшний день активно прорабатывает версию о несчастной любви. На мальчика по имени Саша, который проживает в Улан-Удэ (а на каникулах обычно приезжал в Новоселенгинск), уже вышел следователь. Известно, что был и еще один, но уже из села - Аркадий, к которому она также испытывала теплые чувства. Какие именно чувства девятиклассницы не были взаимны, сегодня выяснить сложно.

Что же подвигло на такой страшный шаг вторую жертву, пока также не вполне ясно. По информации источников, зацепок на ее счет пока мало. В основном, все уверены: у Ксюши все было «нормально». Однако подруги девочек говорят, что около месяца назад слышали разговор, значения которому тогда, разумеется, не придали: 

- Если я уйду, ты пойдешь со мной?

- Да. Я же твоя подруга, - примерно так звучал он.

Кто-то же говорит все о той же «несчастной любви». Справедливости ради стоит отметить, что расследованию, вероятно, далеко не способствует некий «деревенский фактор». Истории обрастают новыми и новыми слухами, в заброшенном доме возле имени одной из покойных появилось ругательство.

Собрав множество разных историй, мы решили покинуть Новоселенгинск. По пути назад у местной столовой увидели толпу людей. Оказалось, что родственники, знакомые, одноклассники и учителя в этот день в последний путь проводили Ксюшу. Уже на следующий день предать земле им придется и тело ее лучшей подруги.

- Жизнерадостные, веселые девочки. Как же так? - продолжают рыдать знакомые школьниц.

- На учете нигде не состояли. Это были обычные сельские семьи. Дети были обеспечены всем необходимым, хорошо учились в школе, - позже в разговоре с «Номер один» отметит следователь Гусиноозерского МСО СУ СКР по Бурятии Александр Цырендашиев.

В ближайшее время будет вскрыта переписка подруг в соцсетях. Прорабатывается ряд версий, расследование продолжается. Отметим, что в этом резонансном случае интересен и такой факт: не прошло даже суток после трагедии, как следственный отдел уже возбуждает уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства». Обычно возбуждению дела предшествует доследственная проверка, длящаяся минимум 10 дней.

Однако людей, тепло относившихся к девочкам, сегодня процессуальная сторона ситуации наверняка не тревожит. Потеряв Ксюшу и Женю, они создали группу-памятник в соцсетях, где продолжают оплакивать их и поминать добрыми словами. Двум подругам уже никогда не побывать в Англии, о которой они так мечтали, аккуратно заполняя девичью анкету.

Марина Игумнова, для «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^