20.09.2014
Депутат Горсовета и претендент на должность мэра Алексей Хандархаев впервые дал большое интервью “Номер один”. В нем главный оппонент Александра Голкова объясняет мотивы своих решений, выделяет наличие кризиса в управлении городом и говорит об отсутствии городской идеи
- Выборы в горсовет уже дело прошлое, а что подвигло вас претендовать на должность мэра? 

- Во первых, были другие ожидания. Городские проблемы ведь известны. Запущенная социальная сфера, проблемы в межбюджетных отношениях, проблемы с бюджетом города, дороги, некоторые стратегические отрасли наши находятся в очень плохом состоянии. Мы не работаем качественно с малым, средним и крупным бизнесом, и не создаем им условия для инвестиций. За полтора года мы не приблизились к решению этих вопросов. По некоторым вопросам даже откатились еще дальше. Я считаю что вина в стагнации города целиком лежит на Александре Голкове. который показал себя как неэффективный мэр.

Во-вторых, за последние полтора года реальность доказала, что мэр должен быть хозяйственником, а не политиком. При таком количестве проблем в городе, какая может быть политика? Здесь должна быть работа 24 часа в сутки и тотальный контроль над решением хозяйственных вопросов. 

- Обычно в таких случаях все объяснения кризиса упираются в недостаточный бюджет Улан-Удэ. У вас есть видения резервов для города в исправлении ситуации?

- Для меня очевидны резервы в столь сложной ситуации. Муниципалитет не дорабатывает с республиканскими программами, и зачастую нет качественного диалога между республиканскими и муниципальными ведомствами. Это означает недополучение тех финансовых вливаний в город, которые республика предлагает, но мэрия не в состоянии их принять.

Ровно также не привлекаются федеральные денежные ресурсы через попытки участия в различных целевых программах. Да, у нас есть финансовые ожидания от 350-летия Улан-Удэ, но другой – рутинной, вдумчивой работы не видно. Мы по прежнему смотрим в надежде на республику, что правительство Бурятии в лице главы региона за нас съездит и договорится, но практически ничего не предлагаем сами. Назовите хоть один проект мэрии под руководством Голкова, который бы всерьез рассматривался на федеральном уровне? Нет таких проектов.

- Какая проблема является ключевой, какие основные ошибки на ваш взгляд нужно исправить?

- Ситуация с бюджетом сложная, наполняемость низкая, ей надо заниматься. Ни разу мэром не был поставлен вопрос о том, чтобы предприятия оставляли налоги в Улан-Удэ. Давайте честно признаемся, не налажена работа мэрии с руководителями градообразующих предприятий. Это уровень мэра. Он должен постоянно работать с такими предприятиями. Это Авиазавод, Приборостроительное объединение, “Улан-Удэ Стальмост” и многие другие, от которых зависит судьба города. Сегодня этого нет. 

Взять ту же проблему ЛВРЗ. Предприятие находится не в Иволгинском районе, оно же в городе. Кризис на нем потянул за собой социальные проблемы. У нас сколько оказалось на улице людей! Мы там должны быть. Мы должны не перекладывать свою ответственность за горожан на правительство Бурятии, но участвовать в минимизации социальных последствий, как минимум. Или делать так, чтобы подобных кризисов на территории Улан-Удэ происходило как можно меньше, как максимум. Это в первую очередь диалог мэрии и директоров предприятий, и далее выше по вертикали их холдингов. 

Сегодня мы понимаем, что у города свыше двух миллиардов рублей кредитных обязательств при шестимиллиардном бюджете. Это такие гири, которые висят на городе. Мы растягиваем бюджет скудный, распределяем, а он всегда дефицитный. Единственный вариант - городу надо научиться зарабатывать деньги, а не ходить, не просить. Экономика города зиждется на двух вещах – это земля и недвижимость. Ни того, ни другого нет, значит надо работать в этом направлении и искать другие инструменты. 

- Но ведь любой мэр постоянно говорит о поддержке бизнеса…

- Просто говорить мало! Посмотрите на наш улан-удэнский бизнес. Надо доказать ясно и точно – крупному бизнесу, у которых по несколько тысяч человек рабочих мест, необходимы равные условия на рынке, и минимизацию субъективных решений чиновников касающихся их деятельности. Это будет защита их нынешних и будущих инвестиций. И это одновременно снижение для мэрии социальных рисков. Для бизнеса такие правила игры придадут уверенность в завтрашнем дне – здесь в Улан-Удэ. 

То же самое с малым и средним бизнесом – нынешний мэр просто не обращает внимания на крупнейший свой ресурс в части пополнения бюджета и создания рабочих мест. Бизнес в Улан-Удэ долгие годы воспринимается как «дойная корова», но не как элемент экономики. И это надо прекращать. Нужны меры муниципальной поддержки малому и среднему бизнесу. Это даст толчок развитию города. На уровне конкретных предложений. Пусть это будут первые шаги, но шаги, а не просто какие-то лозунги. 

И основная причина всех вышеперечисленных проблем – мэр оказался неспособен к новым экономическим вызовам. Нет выстроенных отношений с субъектами хозяйствования на территории Улан-Удэ, и целыми отраслями. Есть понятие экономика предприятия, вот нам надо заниматься экономикой города. Мы должны не просто выживать, мы должны работать.

- Отсутствие диалогов и коммуникаций – это конфликты мэрии?

- Да, к сожалению надо признать – у нас везде зоны конфликтов. Мэр должен быть человеком, который объединяет всех. Но этого с Александром Голковым не произошло, поэтому зоны конфликтов разрастаются. Полтора года – это время постоянных конфликтов. Я не буду сейчас говорить о политике. Это зона хозяйственных, внутренних конфликтов.

Например, не было решений конкретных по “Улан-Удэ Энерго”, не было конкретных решений до сих пор по “БКС”. Там глубинные хозяйственные противоречия. Это стратегические отрасли, от которых зависит энергобезопасность города, чистая вода. Тяжелые ситуация – предприятия на грани банкротств, и даже уже за гранью. Я профессионал в этих вопросах, и понимаю о чем говорю. Этим надо заниматься сегодня.

У нас впереди зима. Отопительный сезон восемь месяцев. Любой сбой в системах “БКС” повлечет за собой большие проблемы. И я об этом с весны говорил, никаких результатов нет. “Улан-Удэ Энерго” то же самое – на грани остановки операционной деятельности. Арестованы счета, они однажды не смогут выехать на аварию. А у нас все-таки 35 котельных, система жизнеобеспечения вся зависит от “Улан-Удэ Энерго”. Малейший сбой при минус сорока, это повлечет очень серьезные технологические проблемы.

Ситуацию за полтора года не решили. а только усугубили. Не было экономического решения и политической воли принять для собственников тех предприятий непопулярные решения. Я живу с позицией, что эти активы нужно возвращать в лоно города. Почему этого не произошло? Надо спросить у Александра Голкова. Резервы в работе всегда есть. Все зависело от личности Голкова, от его авторитета, его компетентности, способности и желания работать с правительством и московскими структурами. Но он этого не сделал.

- Вы отвечали в мэрии за это направление, и в результате решили покинуть должность заместителя руководителя администрации. Почему?

- Крайней точкой стали разногласия с мэром в вопросах решения тех же “Улан-Удэ Энерго” и “БКС”. В начале 2013 года на итоговом совещании в городском хозяйстве я честно сказал – предприятия надо возвращать городу. Решения со стороны Голкова до сих пор нет. Потом были «золотые» мусорные баки, в истории с которыми мэр снял с себя ответственность. Голков сразу стал «политиком», а крайними сделал исполнительные структуры. Это было прямое указание, которое мы вынуждены были выполнить.

Вообще, руководителю такого уровня так поступать нельзя. Надо иметь мужество и смелость, брать ответственность на себя. Этого не произошло. Поднимать большой шум я не стал, просто понял для себя – ситуацию необходимо менять. Тогда я и принял решение идти в депутаты Горсовета и на должность мэра.

Я готов служить государству, городу, но не конкретной личности. Это нормальная позиция государственного или муниципального служащего. Но, в мэрии, в последнее время, во главу угла ставится личная преданность Александру Голкову, в ущерб эффективности. Естественно, отсюда внутренние конфликты, которые сказываются на решениях городских проблем. 

Это всего лишь анализ рисков в части хозяйственной деятельности и экономики Улан-Удэ. Рисков в том числе и для республики. Да, я считаю, что мэр сегодня неэффективный руководитель. Полтора года – срок достаточный, чтобы понять квалификацию, но на сегодня кардинальных изменений в городе не произошло. Я не вижу никаких перспектив в части положительной динамики для города. 

- Мэрия в целом на сегодня дееспособный механизм решения поставленных перед ней задач?

- Мэрией нужно просто заниматься. Во главу угла ставить насущные проблемы. Структуру администрации города затачивать под конкретные задачи. Она сегодня застыла, как будто навсегда. Надо усиливать какие-то направления, укрупнять комитеты, некоторые – наоборот разделять. Структура администрации должна быть маневренной под эти задачи. И поле для маневра есть. 

Пример – частно-муниципальное партнерство. Я сейчас на округе выслушал массу вопросов и предложений по детским садам. Вот мы говорим, что 15 тысяч детей стоит на очереди в детсады. При строительстве садика одно место стоит один миллион рублей. Новый детский сад на двести человек – это уже двести миллионов рублей. Таким образом, мы максимум один небольшой садик в год будем строить и проблема не решится никогда. Надо развивать частные инвестиции. Частно-муниципальное партнерство предполагает взятие части расходов на муниципалитет, например, может быть налоговые каникулы для конкретного предпринимателя и софинансирование. Тогда мы получим бюджетную цену на детские сады. У бизнеса есть желание строить детские сады, и я думаю, найдутся желающие строить частные школы. Но нужно работать. Это надо структуру мэрии развернуть таким образом, чтобы служащие считали идею частно-муниципального партнерства целевой. А сейчас декларации есть, бумаги даже какие-то есть для отчетности перед республикой. А результата нет. Это вопросы управления мэрией и ее структурой. Она должна быть более мобильной и отвечать запросам общества, а не быть твердокаменной. 

- Сегодня диалог мэра и общественности есть?

- Надо честно сказать - мэрия замкнулась на себе и на одном человеке, в силу разных причин. Голков не слышит общество, не слышит бизнес, и не генерирует идеи. При мэре города должно быть несколько экспертных советов. Советы по торгово-промышленным предприятиям, советы по малому и среднему бизнесу, советы по науке и образованию, по социальным вопросам, спорту. На сегодня решения принимаются одним человеком, а кто сказал, что это правильные решения? Консультации, экспертизу перед принятием решений надо делать. Это ведь не формальность журналистам отчитаться о демократии, а обычная практика минимизации рисков, в том числе экономических. Кое-кто забыл, что нас нанял на работу народ, и мы перед ним отвечаем.

- Часто говорят, что надо менять всю администрацию города, вы согласны?

- Сейчас уже на фоне выборов мэра пошли слухи, что Хандархаев придя в администрацию, устроит репрессии. Но это глупо было бы с моей стороны. Во-первых, в структурах администрации работает много профессионалов. Это порядочные, подготовленные люди. Во-вторых, изменение структуры и передвижение чиновников по горизонтали и вертикали, под решение насущных задач, не означает репрессии. Чисток не будет. Будут вопросы к организации работы. 

Хороший работник тот, инициативу которого надо сдерживать. Как делается сейчас – человек выходит с какой-то инициативой, но не может ничего сделать. Идею тяжело реализовать без поддержки. Надо помочь, серьезно к этому подойти, если идея здравая. Сейчас этого не происходит, и поэтому инициатива сразу и умирает. Вот этот подход надо ломать. Чем больше мнений, чем больше выбора для мэра. Как по закону физики – мэр должен опираться на то, что сопротивляется А когда все считают, если мэр сказал, и он прав всегда, то это путь в никуда. Во всем нужна альтернатива.

В Улан-Удэ должна быть единая городская идея, которой сегодня нет. Чтобы вовлечь госслужащих в процесс выхода Улан-Удэ из кризиса необходимо им сформулировать эту идею. 

Идея личной преданности Александру Голкову, которая превалирует в администрации сейчас, работает только на коротком временном отрезке. Дальше начинаются конфликты и резкое снижение эффективности работы по всем направлениям. Сотрудники мэрии должны приходить на работу с другими мыслями в голове. 

- И в заключении о нынешнем составе горсовета. Вы удовлетворены итогами голосования?

- Да. Я рад, что несмотря на оголтелый административный нажим, очень многие депутаты смогли доказать избирателям, что в городе нужны изменения. Я говорил до выборов – горсовет должен быть многопартийным, разношерстным, пусть будут независимые депутаты. Это система общественного контроля. Это «фильтр» при принятии решения. Когда все в одну калитку, когда можно протащить любые, может даже неправильные решения – это не в интересах города, что и доказала деятельность Александра Голкова на посту мэра. Власть должна быть сильной, уверенной. Сильной городской власти не нужны никакие политические технологии, самая лучшая политтехнология – это реальные дела.

Социальные комментарии Cackle
^