24.09.2014
Немец собирает миллионы рублей на больных и сирот в Бурятии
Не привлекающий к себе внимания житель Германии Вольфганг Герцог уже 15 лет помогает детям Бурятии - больным туберкулезом и сиротам. Он не ходит в правительства, ни у кого ничего не просит. Тихо приезжает, привозит оборудование и медикаменты и так же тихо уезжает. Сумма помощи уже перевалила за 13 миллионов рублей. «Номер один» взял интервью у загадочного благотворителя из Германии. 

- Вы председатель Германо-Сибирского сообщества, приезжаете в Бурятию, оказываете помощь, ничего не получая взамен. Это до сих пор необычная ситуация для России. Как это происходит? 

- Спасибо. Конечно, на самом деле, хотелось бы всегда делать больше. Но я благодарен людям, которые неравнодушны и помогают нам в Германии своим деятельным участием. С общей помощью за 15 лет мы привезли в Бурятию около 13,5 миллиона рублей. В этом году - около двух с половиной.

Честно говоря, мы ведь не делаем ничего сверхъестественного. Просто ходим и просим пожертвования, иными словами, собираем спонсорскую помощь. Рассказываем о наших проектах, о ситуации в Бурятии. Периодически проводим разные мероприятия, концерты, каждый год участвуем в рождественских базарах, где продаем напитки и еду. Все деньги, которые зарабатываются нами в течение четырех недель перед Рождеством, отправляются в кассу сообщества. 

Мы также гарантируем всем, что все до последнего евроцента будет потрачено во благо детей из Бурятии в рамках наших долгосрочных проектов «Помощь детям, больным и инфицированным туберкулезом» и «Дома для приемных семей». Все прочие расходы, к примеру, на поездки в Бурятию, командировочные расходы мы оплачиваем из своего кармана, а не за счет собранных сообществом средств.

- И сколько неравнодушных людей в Германии, занимающихся проблемами Бурятии? 

- В нашем сообществе состоит чуть менее 50 человек. Некоторые люди не занимаются организацией мероприятий, но вносят посильную помощь в виде пожертвований. Например, директор фармакологической компании Ipsen-Pharma, господин Коопс взял под опеку, если можно так выразиться, двух приемных детей из Бурятии. Раз в месяц на их счет в Германии начисляется по 90 евро каждому. Когда детям исполнится 18 лет, они получат эту помощь. Или вот есть еще одна дама, которая каждый месяц перечисляет 50 евро для четырех детей, которые также воспитываются в приемной семье. Кроме того, раз в год пять тысяч евро на счет сообщества перечисляет профсоюз ветеранов Бундесвера…

- Скажите, с годами собирать помощь в Бурятию стало проще? Вероятно, связей стало больше, круг расширился…

- Сейчас все происходит с точностью до наоборот. С одной стороны, повлиял экономический кризис. С другой, в какое-то время в Германию хлынули богатые русские. Поэтому многие немцы стали думать, что в России проблем не осталось. Соответственно, жертвовать перестали или стали гораздо меньше.

- Не секрет, что многие воспринимают вашу миссию как данность или считают, что где-то тут есть какой-то подвох. Кстати, нет ли у вас политической поддержки?

- Нет, политической поддержки, даже неофициальной, у нас нет. (Смеется.) А началось все в девяностых, я состоял тогда в Германо-Российском обществе округа Крайхгау, которое также занимается благотворительностью, оказывает помощь детям из Переславля и Ярославля. 

Тогда меня буквально настигла русская лихорадка, и я стал мечтать о путешествии по Транссибу. Когда билеты уже были в кармане, я случайно наткнулся на передачу Арнима Штаута на одном из наших центральных каналов по проблематике туберкулеза в Бурятии. Это передача внесла коррективы в мои последующие планы. 

По дороге я и моя коллега Ангелика связались с заместителем главного врача Республиканского клинического противотуберкулезного диспансера Антоном Зарбуевым и договорились о встрече. По прибытии нас провезли по детским домам и больницам. Увиденное меня настолько впечатлило, что я решил: нужно что-то делать. 

С тех пор наше сотрудничество с Антоном Зарбуевым и, вначале нашей переводчицей, а затем координатором по всем проектам Германо-Сибирского сообщества в Бурятии и моим представителем, преподавателем БГУ Ириной Трофимовой проходит сквозь годы.

- В небольших релизах минсоцзащиты теперь периодически появляется Ваша фамилия и суммы. С начала вашей деятельности, наверняка, у Вас появился многолетний диалог с местными властями?

- Странно осознавать это, но это не так. Нас встречают, предоставляют, к примеру, транспорт для поездок в противотуберкулезный диспансер и Республиканский ресурсный центр «Семья». То есть простые сотрудники на своем уровне пытаются помочь. Однако на высшем уровне диалогов не было, хотя мы для них и открыты. 

Раньше доводилось встречаться с представителями министерств и ведомств Бурятии и Улан-Удэ Александром Бочеевым, Михаилом Яном, Валерием Кожевниковым. От последнего, кстати, недавно получили благодарственные письма.

- Помимо благодарственных писем контактов нет?

- Нет. Политики обычно присутствуют на торжественных церемониях передачи какого-либо оборудования, купленного нами. Но на этом связь обрывается. Отмечу сразу, что я сам никогда не стремился обивать чьи-то пороги. Единственное, что в этом году просил помочь минсоцзащиты с приглашением на три года. Дабы не подавать каждый раз документы в консульство. Но в итоге консульство не приняло это приглашение, поскольку, по их мнению, в приглашении должен был быть обозначен ИНН приглашающей стороны… К сожалению, ничего не получилось.

- Во время подготовки к интервью я выяснила, что в 2006 году у вас был еще один любопытный случай относительно детского противотуберкулезного санатория в Ильинке.

- В тот год полностью за свой счет мы хотели построить и оборудовать для детей в Ильинке новый корпус для тубсанатория. Там дети, прошедшие реабилитацию, смогли бы жить, учиться и получать навыки в профессии. 

У нас в сообществе есть даже архитектор, который все спроектировал. Этот план мы послали правительству Бурятии, но проект одобрен не был. Его сложно было «привязать» к действующему российскому законодательству. Пока я планировал приезд в Бурятию, проект рассмотрели и отклонили. А когда я приехал, я развернул в присутствии телевидения все планы, показал, но сказал, что все это было отклонено. Альтернативы предложено не было. 

Тогда мы решили покупать готовые дома для приемных семей в разных районах республики. С покупкой домов, кстати, изначально тоже были проблемы. Никто тогда еще не знал, как оформлять недвижимость на гражданина другой страны.

- Кроме проектов с приемными детьми в ряде сел Бурятии, которым вы дали крышу над головой, кому еще была оказана помощь?

- Мы оказываем поддержку всем противотуберкулезным учреждениям, которые работают с детьми: санаторию в Аршане, санаторию в Курумкане, санаторию «Солнышко» в Улан-Удэ, детскому отделению противотуберкулезного диспансера, иногда детскому дому на Верхней Березовке. Стараемся следить за ситуацией, за тем, как растут детишки. Если говорить конкретно про этот год, то в мае мы выделили деньги на покупку еще одного дома, а также на ремонт нескольких домов.

- Насколько мне известно, недавно вы получили благодарность от своего первого проекта - республиканского тубдиспансера. В письме сказано, в частности, что благодаря вашей помощи улучшилась статистика по заболеваемости.

- Да, это, пожалуй, тот случай, когда благодарность особенно ценна. Ведь это и есть главный итог нашей деятельности за 15 лет. Но мы и дальше будем помогать, до тех пор, пока не перестанем находить деньги. Надеюсь, такого не случится.

- Не устали ездить сюда каждый год?

- Не устаю от этого. Некоторые мои друзья не понимают моей увлеченности. Другие, наоборот, получают от нее вдохновение. Знаете, я не олигарх, но я честно работал всю жизнь. Я 41 год уже женат на одной женщине, у меня есть дочь и с недавнего времени - внучка. Мне в этой жизни всегда везло, дела шли хорошо. Поэтому теперь мне бы и другим хотелось что-то дать. 

Марина Игумнова, для «Номер один»

^