01.10.2014
Как «буржуйка» убивает мусороперерабатывающий завод
Мусороперерабатывающий завод, в который власти Бурятии вложили полмиллиарда рублей, оказался в предбанкротном состоянии. Полтора десятка миллионов долга, арестованное приставами имущество – такие дела. Мелкий предприниматель оттягивает на торгах у завода миллионы рублей дохода, имея в наличии только подобие «буржуйки».

Новая власть

До такого состояния завод дошел буквально за год. Причина - недостаток сырья в виде изношенных шин и проигранные торги на утилизацию медицинских отходов. О том, почему не совпали надежды властей и суровая реальность, нам рассказал новый директор завода Николай Зарубин. Буквально месяц назад он заменил в этой должности предыдущего руководителя - Сергея Балдаева.

- Переработка старых шин в крошку проводится в два раза меньше, чем планировалось. Предполагалось, что объем ежегодно высвобождающихся шин составит 4,5 тысячи тонн – это по всей республике. А фактически в Улан-Удэ и районах, которые находятся рядом с городом, всего около двух тысяч тонн для утиля. И получилось так, что завод построен, а сырья не хватает, - рассказывает Николай Зарубин.

Сырье на завод должно поступать от предприятий, которые имеют в собственности автотранспорт. Однако не все горят желанием платить за утилизацию шин и, скорее всего, просто вывозят их на свалки. Хотя, по словам нового директора завода, цены за утилизацию они устанавливают не выше, чем просят компании, занимающиеся вывозом мусора. Из-за нехватки сырья предыдущему руководству завода пришлось завозить шины даже из других регионов, например, из Иркутска.

- При этом заводу нужно платить налоги. Кроме этого, январь и февраль завод не работал, и приходилось платить за простой. И в итоге все свелось к тому, что в июне арестовали счета, а уже в августе арестовали часть оборудования. Завод оказался в предбанкротном состоянии, - говорит Николай Зарубин.

Только налога на имущество завод должен ежегодно выплачивать до шести миллионов рублей. А если добавить сюда долги по зарплате, кредиторскую задолженность, долги за тепловую и электроэнергию и так далее, то накопленная сумма долга вполне ожидаема.

Восемь миллионов - мимо

Еще одна причина неважного состояния дел на предприятии – несовершенство процедуры проведения торгов. Здесь сработала та же схема, по которой недавно автошкола выиграла конкурс на отлов бездомных собак.

Сначала в рамках строительства завода была приобретена установка для утилизации медицинских отходов. Обошлась она вместе со зданием и специальным транспортом примерно в 60 миллионов рублей.

- Это установка импортного производства. В нее загружаются медицинские отходы класса «Б». Она способна сжигать до 200 килограммов в час. Далее происходит очистка, и из трубы выходит уже практически пар, - объясняет Николай Зарубин.

Потом, чтобы начать использовать ее по назначению, необходимо было выиграть торги на госзакупках по утилизации медицинских отходов. Но стране традиции странная - сначала инвестировать государственные деньги в завод, потом сидеть в зависимости от торгов. Как назло, руководство завода ждал сюрприз. Конкурс они проиграли, уступив некоему ИП Тонконогову. У предпринимателя установка, в которой сегодня сжигаются медицинские отходы, представляет собой некое подобие обычной «буржуйки». Количество вредных выбросов и прочие технические характеристики в десятки раз уступают новой заводской. Но какое кому дело до экологии и государственного завода, если у нас честные торги? 

- Минимальные затраты, которые мы можем понести при сжигании медицинских отходов, это порядка 50 рублей за килограмм. ИП Тонконогов уронил цену до 30 рублей на установке «Форсаж 2М». Причем эта установка не предназначена для утилизации медицинских отходов класса «Б», - отмечает новый директор завода.

Вывод директора горестен, но банален в условиях нынешних правил игры:

- Видимо, на торгах была только денежная оценка критериев – то есть, кто дешевле. Хотя должны были оценивать и другие, технические характеристики. То есть правительство потратило порядка 60 миллионов на строительство этой станции, включая здание, сооружения, оборудование, а она простаивает. Это неправильно, - говорит Николай Зарубин.

После того как этот конкурс был проигран, руководство завода прекратило попытки отвоевать свое законное право на утилизацию медицинских отходов. Причина все та же – конкурировать с теми ценами, которые устанавливает ИП Тонконогов, бессмысленно. С тех пор ИП Тонконогов выиграл уже с десяток конкурсов на сумму более 8,5 миллиона рублей – и это чуть больше, чем за год, и только в отношении медицинских отходов категории «Б».

По стране такие «буржуйки» запрещаются судами, например, в Свердловской, в Кемеровской областях. В Бурятии зато из-за подобной деятельности простаивает завод, - рассказывает Николай Зарубин.

Сегодня одна из важнейших целей руководства завода – вернуть себе упущенное право на утилизацию медицинских отходов. От этого, в том числе, зависит, насколько успешными будут усилия по реанимации так и не заработавшего в полную силу предприятия.

Реанимация за счет бюджета

Тем временем, не успев построить завод, правительство принялось его реанимировать. Уже принято решение влить в его уставный капитал 20 миллионов бюджетных рублей. 15 из них пойдут на погашение долгов, оставшиеся пять позволят заводу продержаться до конца года. При этом почти половина от выделяемой суммы сразу же вернется обратно в казну – в виде налогов.

После того как завод покроет все долги и справится с угрозой банкротства, возможно, произойдет расширение производства. По задумке руководства предприятия, оно будет производить не только резиновую крошку, но и резиновую плитку, которая сегодня используется, например, при строительстве спортивных сооружений в качестве покрытия.

Оборудование, необходимое для этих целей, сегодня стоит от одного до пяти миллионов. Его, возможно, завод возьмет в лизинг. Кроме этого, сейчас руководство завода планирует выйти на правительство с просьбой о предоставлении налоговых льгот. Тем более что законодательная возможность для применения такой меры есть. Другой вопрос – есть ли возможность бюджетная?

Три миллиарда – на чистый Байкал

Ну и, конечно, продолжается работа над проектом, чтобы на базе существующего мусороперерабатывающего завода построить масштабный мусоросжигательный завод. Он, по задумке правительства, должен не только сжигать мусор, но и за счет выделяемой энергии отапливать часть сотых кварталов.

Обойдется этот проект примерно в три миллиарда рублей. Сейчас его продвигает минприроды в рамках госпрограммы по защите озера Байкал. Если Федерация согласится выделить на это деньги, то уже совсем скоро количество свалок и мусора вдоль берегов озера сильно уменьшится.

- В районах Бурятии будут созданы накопительные мобильные мусоросортировочные заводики. Они будут подъезжать к свалкам и отсортировывать камни, стекло и прочее и в полиэтиленовые тюки заворачивать мусор. И потом большегрузные автомобили будут забирать эти тюки и привозить на завод. То есть те свалки, которые расположены вдоль Байкала, будут ликвидированы, - уверен Николай Зарубин.

Насколько реальна эта перспектива, сейчас гадать рано. Однако, для того чтобы ее приблизить, нужно сначала разобраться с локальными проблемами. Ведь ситуация, когда предприниматель с «буржуйкой» отнимает у большого завода миллионы, а сам завод при этом находится в предбанкротном состоянии, выглядит не совсем здоровой. Да и рентабельность предприятия, несмотря на все планы, до сих пор находится под вопросом.

Владимир Пашинюк, «Номер один»

Социальные комментарии Cackle
^