22.10.2014
Верховный суд Бурятии рассматривает иск Общественной палаты, жаждущей отменить закон о приостановлении деятельности республиканского Конституционного суда. «Отвечают» - Глава республики и местный парламент. Наконец, стали известны аргументы сторон и другие юридические нюансы процесса
С начала 2014 года деятельность Конституционного суда отдельным законом была приостановлена до 31 декабря 2016. Прошло уже около года, однако с обоюдным решением главы региона и местного парламента смириться могли не все.

Забытые дела

Общественная Палата продолжала настаивать на том, что всё произошло незаконно: аргументов немало. Во-первых, по мнению Палаты, граждане Бурятии буквально остались без права на справедливость: отнесенные к ведению суда вопросы осуществления правосудия не были переданы в юрисдикцию другого суда. Во-вторых, федеральным законом регламентированы только две процедуры: создание или упразднение судов, а о «приостановлении деятельности» речи, собственно, и не идёт.

Пожалуй, основной упор ответчики сделали на деньгах. Как пояснила представитель Хурала Марина Мухина, в случае если общий объём доходов бюджета недостаточен, глава региона имеет право предложить Хуралу приостановить действие отдельных законов РБ. В этот раз «не повезло» Конституционному суду. Коллегу позже поддержал и представитель Главы Бурятии Андрей Будацыренов.

- Если субъект РФ захочет и у него есть финансовые средства, он создаёт его (Конституционный суд, - прим. ред.). Если он не захочет - никто его заставить не может,- не без эмоций доходчиво разъяснил Андрей Будацыренов.

По некоторым данным, в 2011 году Конституционный суд, рассмотрев лишь 11 дел, обошёлся республике в 20-30 миллионов. Позже с этой суммой не соглашались общественники и сами представители суда.  В связи с этим, «неудобный» вопрос представитель Общественной Палаты попытался задать представителю Народного Хурала. Однако «что-то пошло не так». 

- Скажите, пожалуйста, какова расходная часть содержания уполномоченного по правам человека, по правам ребёнка и по правам предпринимателя,- «издалека» зашёл член ОП. На что получил весьма любопытный ответ.

- Я могу сказать только то, что написано было у нас в пояснительной записке, когда вносились проекты по уполномоченному по правам человека и по Общественной палате,- пояснила Марина Мухина.- В нашем отзыве указано, что в 2013 году предполагались, в соответствии с пояснительными записками, расходы на уполномоченного по правам человека в размере 12,620 млн рублей и на Общественную Палату в размере 6,150 млн рублей. В этом отношении по Палате я могу сказать, что в соответствии с предложениями…

- По Общественной Палате вопросов не было, - пытался было остановить пояснение представитель Палаты.

- Поясняйте, поясняйте. Часть денег ушла на Общественную Палату,- неожиданно  сыронизировала судья, намекая на то, что от приостановки деятельности Конституционного суда выиграла, прежде всего, сама Общественная Палата.

Вопросы без ответов 

Рассмотрение этого иска интересно было также тем, что Бурятия с такой неординарной ситуацией столкнулась впервые. И истцы, и ответчики, как видится, в замешательстве. То и дело употреблялись фразы «я не компетентен ответить», «я не могу сказать, как бы мы поступили в таких случаях». То есть нормы в законе прописаны, а вот как применить их порой никто и не знает.

Например, интересный вопрос задал представитель Общественной палаты. Касался он присяги главы. По мнению Палаты, приостановление деятельности суда противоречит статьям Конституции Бурятии в части приведения к присяге. Согласно основному закону Бурятии, принимать у главы присягу должен председатель конституционного суда.

- Если бы такая ситуация возникла, необходимо было бы привести к присяге главу Бурятии, что в таком случае? – поддержала вопрос судья.

-  Я не могу сказать, как конкретно будут осуществляться действия,- признала юрист Хурала. Однако далее высказала несколько вариантов, в числе которых даже привлечение специально для присяги судьи в отставке и внесение изменения в статью конституции по приведению главы к присяге. 

Неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы не ходатайство Народного Хурала о прекращении производства по делу. По иронии судьбы, юристы Палаты не учли тот факт, что обращаться в суд в данной ситуации они не имели права. Эта ошибка обошлась им слишком дорого – решение о приостановке работы суда теперь остается в силе. Возможно, до 2016 года финансовое благополучие республики несколько улучшится, но пока же денег хватает лишь на что-то вроде 7-миллионной видеостены для «народа» в Хурале. И, если всё останется по-прежнему, Конституционный суд из «атрибута» по защите прав уже окончательно превратится в призрак. 

Марина Игумнова, «Номер Один»
Социальные комментарии Cackle
^