05.11.2014
Бурятия сегодня находится в топе антирейтинга по закредитованности населения среди регионов России. Именно поэтому у нас в последнее время процветает мошенничество в виде различных антиколлекторов или финансовых пирамид, предлагающих легкий псевдовыход из кредитной ямы. Их жертвами становятся сотни жителей. Жертвы же неподъемных банковских кредитов исчисляются тысячами.
С каждого – по три зарплаты

Еще четыре года назад республика была на четвертом месте по этому показателю среди регионов России, что уже не мало. Теперь мы поднялись на второе, уступив только Красноярскому краю.

Всего жители Бурятии должны банкам, в сравнении, больше двух бюджетов республики – почти 91 миллиард рублей (при среднем бюджете в пределах 40 миллиардов). Из них просроченная задолженность - шесть с лишним миллиардов. Путем нехитрых подсчетов выходит, что каждый житель Бурятии должен банкам примерно 93 тысячи рублей. При средней зарплате в 27 тысяч.

- Это проблема, которая является своего рода тромбом для экономики. Для нас, для правительства Бурятии, закредитованность – это индикатор, который определяет долговую кабалу населения, - отметила министр экономики Бурятии Татьяна Думнова на круглом столе по закредитованности граждан, проходившем в Улан-Удэ.

Впрочем, рост закредитованности – это нормальное явление для экономики. Но только тогда, когда граждане не злоупотребляют откровенно невыгодными предложениями. 

- Беспокойство вызывает еще и тот факт, что в структуре долгов, в отличие от большинства экономически устойчивых стран, где тоже большой уровень закредитованности, в структуре преобладают ипотечные, а значит, обеспеченные и дешевые кредиты. К сожалению, в России, в этой структуре долгов почти 60 процентов – это потребительские кредиты. А это кредиты короткие, дорогие и необеспеченные, - рассказал Виктор Климов, депутат Госдумы, руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков».

Один из выходов – закон о банкротстве физических лиц. Для многих он может стать возможностью выбраться из долговой ямы. Однако, как уверяют законодатели, слишком надеяться на эту процедуру не следует – прописанные здесь ограничения будут отсеивать всех, кто увидел в законе способ просто не платить по долгам. К тому же проект закона все еще пылится в Госдуме. Депутаты, поддерживающие его, планируют очередную попытку «дожать» закон на очередной сессии в ноябре. Но ничего более конкретного по этому поводу пока неизвестно.

Безнадзорные коллекторы

Масла в огонь кредитных проблем, терзающих сегодня Бурятию, подливают и коллекторские организации. Само понятие «коллекторы» в народе используется в большинстве случаев с резко негативной окраской. И на то есть причины. 

- Очень часто эта ситуация выходит из-под контроля, и начинается некий беспредел с угрозой физической расправы, с угрозами семье. Очень часто это давление оказывается на тех людей, которые вообще не имеют отношения к кредиту, они просто попали в базу, потому что были указаны заемщиком в качестве контактных лиц, и сделать с этим что-нибудь сегодня гражданину бывает сложно, - говорит Виктор Климов.

Одна из причин такого положения вещей – несовершенство законодательства. Деятельность коллекторов сегодня практически не регулируется законом, а изменения в закон о потребительском кредите, вступившие в силу с 1 июля, касающиеся этой сферы, законодатели называют «всего лишь бантиками».

- Есть бантики, которые мы привязали к закону о потребительском кредите, – запретили им звонить с восьми до восьми, и в праздничные дни. На самом деле к этой деятельности нужно предъявлять серьезные требования, к организации, к нюансам, к номерам телефонов, с которых они звонят, и к опознавательным знакам, с которыми они должны приходить к гражданину, и порядку представления, и порядку протоколирования. Там масса вещей, которые сегодня реально можно отрегулировать, - считает Виктор Климов.

Сегодня законопроект о коллекторах находится в разработке. По словам депутата, понимание с правительством России по этому вопросу уже есть. А значит, есть вероятность, что скоро деятельность коллекторских организаций будет, наконец, поднадзорна и подконтрольна соответствующим структурам. Ведь сегодня, кроме как участковому, жаловаться на коллекторов некому.

Те же немногие коллекторы, которые выходят «на свет», говорят о прозрачности и законности своей деятельности. Но вот каков процент таких организаций, ставящих закон во главу угла?

- Мы за четкие, прозрачные взаимоотношения. Мы те же самые услуги оказываем, по юридическим вопросам. Должников у нас никто обмануть не хочет, - сказал на круглом столе Максим Патрушев, директор первого коллекторского бюро.

Псевдопомощь от «раздолжнителей»

Однако и коллекторы – не самое большое зло. Сегодня находится все больше «благодетелей», которые пользуются правовой и финансовой безграмотностью населения и пытаются нажиться на чужих проблемах.

Одна из разновидностей таких организаций – это так называемые «раздолжнители», или «антиколлекторы», количество которых в Бурятии сегодня неуклонно растет.
- Они предлагают законный способ не платить в том случае, если человек попал в какую-то трудную ситуацию. И эти юристы берут деньги с граждан. И рассказывают, что есть в Гражданском кодексе такая статья, 451, в соответствии с которой условия договора могут быть пересмотрены, если обстоятельства изменились, если человек потерял работу, - рассказывает Виктор Климов.

При этом они не упоминают, что судебная практика по таким делам, в абсолютном большинстве случаев, совсем не на стороне гражданина. 

- В сентябре районный суд города Москвы опубликовал данные о том, что из трех тысяч дел, которые по этой статье были рассмотрены, граждане проиграли все, - добавил депутат.

Не в восторге от такого положения дел и сами коллекторы.

- Существует некая компания, которая сразу выдвигает договорные услуги, стоимостью 12 тысяч рублей. К нам приходила заемщица со слезами на глазах, и я ей объясняю, что эти деньги, которые она заплатила в антиколлекторскую компанию, могли пойти на погашение кредита, - рассказал Максим Патрушев.

Производство «буратин»

Другой вариант облапошивания заемщиков – это финансовые пирамиды. Они в Бурятии, как заявляют эксперты, были всегда. Но сейчас как раз тот период, когда их активность заметно возросла.

- Сейчас на рынке Бурятии появилась новая разновидность пирами – я их называю «кредитные пирамиды». На сегодняшний день эти пирамиды хорошо вооружаются с правовой точки зрения. Они получают лицензии микрофинансовых организаций. За 30 процентов они готовы погасить остальные 70 процентов долга, - рассказал Иннокентий Багинов, доцент кафедры «Финансы и кредит» ВСГУТУ.

Механизмы работы таких контор остаются все те же: вы приносите нам деньги, а получаете в несколько раз больше. В итоге это все, конечно, рушится, и у порога исчезнувшей фирмы остаются тысячи обманутых людей.

- У нас существует очень много разновидностей. В частности, печально известная компания «Древпром» и ее модификация компания «Бест», которая зашла на рынок Бурятии осенью 2013 года и, кстати, успешно функционирует здесь, набирает обороты. То же касается и других подобных контор, - отметил Иннокентий Багинов.

По его словам, главный вопрос – когда все это рухнет и каковы будут масштабы этого падения. Впрочем, внимательному гражданину достаточно прислушаться к названию некоторых контор, чтобы заподозрить неладное.
- Если кто не знает, то само название «Древпром» - это оттого, что идет производство «буратин» и «поля чудес в стране дураков». Организаторы, даже не стесняясь, назвали компанию с издевкой, - возмутился Виктор Климов.

При этом в отношении этих компаний уже проводились проверки. И к большому удивлению экспертов, по их результатам их деятельность оказалась вполне законной. При том что признаки финансовых пирамид налицо.

Выходит, что у кредитной ямы, в которой оказалось население Бурятии, есть несколько объяснений. Во-первых, это, конечно, несовершенство законодательства, которое не регулирует большую часть возникающих здесь правоотношений. Во-вторых, это финансовая и правовая безграмотность населения, которое добровольно попадает в кредитную кабалу, а потом идет по сомнительным организациям в поисках помощи.

Другой вопрос – что со всем этим делать. Ведь если законодательство еще можно усовершенствовать, то со второй проблемой справиться будет гораздо сложнее.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^