12.11.2014
Прокуратура Бурятии решительно поддержала противников Александра Голкова
Одна шокирующая новость за другой. С начала разбирательств по «выборным» искам неожиданно начали проявляться многочисленные «технические неточности». «Номер один» уже сообщал, что 23 октября юристы экс-кандидата Алексея Тиваненко указали суду на любопытное письмо избирательной комиссии с инструкцией по действиям в связи со смертью Толстоухова, датированное ранее его самоубийства. Теперь выяснилось, что еще до начала голосования избирком получил справку о смерти кандидата, хотя ранее утверждал, что такой справки не было.

Затерявшаяся справка о трупе

Казалось бы, самое интересное уже позади. Но в минувшую пятницу заседание по иску другого экс-кандидата - Алдара Гунтупова - принесло новую сенсацию. Защите удалось истребовать ответ на запрос избиркома от следственных органов. Напомним, по словам членов избирательной комиссии округа, для того чтобы исключить погибшего Толстоухова из списков кандидатов, им необходим был документ, подтверждающий его смерть. Однако, как они заявляли суду, документ был получен лишь к обеду, а до этого избиратели пребывали в неведении и голосовали за покойника.

Вместе с тем, 7 ноября стало известно: такой документ у избиркома все-таки был, причем еще до начала голосования. Еще ночью 13 сентября следственный отдел по Октябрьскому району СУ СКР по Бурятии передал городской избирательной комиссии справку об обнаружении трупа. В 06:30 14 сентября она была передана окружной. Любопытно, что прояснить суду, почему ранее о наличии сей справки умалчивалось, никто не смог. Заседание просто попросили перенести.

Было полно открытий чудных и заседание по иску Тиваненко, которое состоялось чуть раньше – 5 ноября. Тогда заявитель поставил под вопрос подлинность копии протоколов по итогам голосования. К примеру, в копии протокола участка № 721 шестого округа, представленной суду, в одной из граф число избирателей, внесенных в список на момент окончания голосования, значится цифра 2396. Однако в «копии» протокола, которую получил в ночь после голосования сам Тиваненко, избирателей отчего-то на 20 меньше. 
Более того, даже печати в документах оказались расположены по-разному. Юристы сделали вывод, что суд получил документ, изготовленный гораздо позже, и заявили о его подлоге. И это еще не все. В том же протоколе нашлись нестыковки с другими бумагами.

К примеру, подписан он был 16 членами комиссии с правом решающего голоса. Тогда как в акте об отсутствии нарушений «одного человека куда-то потеряли». Позже юристы отметят, что количество членов комиссий с правом голоса на разных участках едва ли не везде не сходится с актами. Зато странным образом подписи похожи одна на другую.

Смена позиций

Напомним, ранее, несмотря на заявления юристов «команды Тиваненко» о ряде нарушений, перспективы дела просматривались достаточно четко и не предвещали для «борцов за права избирателей» каких-либо положительных результатов. На все эмоциональные доводы истцов представители избирательных комиссий отвечали совершенно спокойно и уверенно. 

Почти на все заявления истцов представители избиркома отвечали одним словом: «абсурд». Выслушивая стороны, прокуратура и суд, опять же спокойно, поворачивались к истцам спиной, соглашаясь с позицией избиркома. Казалось бы, так все и закончится. «Номер один» уже отмечал роль человеческого фактора в этом странном деле. И вот он внезапно сыграл за истцов.

Немалое количество нестыковок или, как говорят на суде представители избирательных комиссий, «технических неточностей», конечно, не может не поражать обывателей. Однако крайне важно другое.

Заседание 5 ноября продемонстрировало смену позиции прокуратуры. На этот раз она поддержала едва ли не все ходатайства заявителя: равно как и юристы Тиваненко, акцентировала внимание суда на ряде несовпадений в документах, просила о допросе членов избирательных комиссий и даже об истребовании самого списка проголосовавших.

После неожиданных заявлений прокурора Юлии Тесленко в суде то и дело воцарялась тишина. Совершенно очевидно, позиция прокурора поражала всех присутствующих, в том числе суд. 

- Какой хороший прокурор, - скажет на процессе, как бы про себя, с удивлением и сам экс-кандидат в депутаты горсовета Алексей Тиваненко.

Мэр на ниточках

Но в конкретном ли прокуроре дело? Думается, нет. Здесь речь определенно идет о «приказе сверху». По крайней мере, в этом бы не было ничего удивительного ввиду успеха в федеральных СМИ новости о преждевременно «похороненном» инструкцией избиркома Толстоухове. Можно только представить, в каком недоумении от происходящего в Улан-Удэ пребывает на сегодня Москва. С другой стороны, «верх» может находиться и немного ближе к чаяниям простых избирателей, чем за 4,5 тысячи километров.

На последнее указывает, к примеру, то, что все эти резонансные дела все же вряд ли приведут к аннулированию итогов голосования и смене «нового старого Голкова». Максимум, что просматривается на сегодня, - угроза членам избирательных комиссий, напутавших все, что можно. В случае абсолютной удачи суд мог бы добраться и до списка проголосовавших, заполучить который так пытаются юристы Тиваненко. Но даже если он кроет в себе нечто неожиданное, опять же под удар попадут члены избиркома. 

Посему совершенно очевидно, что важен здесь не результат, а процесс, который послужит инструментом давления на мэра. Ведь теперь политическая судьба градоначальника находится в известных и надежных руках. 

Андрей Аносов, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^