24.12.2014
Управление транспорта ответило главе республики по поводу борьбы с заторами на дорогах города – ничего поделать с пробками нельзя
Месяц назад Вячеслав Наговицын поручил городу разработать концепцию решения проблем автомобильных заторов в Улан-Удэ. При этом он особо отметил, что к этой работе необходимо привлечь ученых и население, а «концепция должна вобрать в себя все уже обсуждаемые ранее меры и предложения автомобилистов и пешеходов, которые помогут разгрузить улицы». 

И вот появился своего рода ответ Управления транспорта главе республики. Который, по сути, означает, что поручение главы республики попросту проигнорировано. 

Прежде всего, специалисты выявили главные причины заторов, и все они сводятся (сенсация!) к одному – в городе слишком много машин и люди слишком много на них ездят. Впрочем, для констатации этого не нужно иметь семь пядей во лбу. Но как управление планирует устранять причины? Никак. Так можно кратко охарактеризовать предложения чиновников. 

Конечно, там есть красивые слова о «планомерном улучшении параметров и обустройства улично-дорожной сети города», ремонте магистралей и т.д. Но ни одно из них не отвечает на главный вопрос – как сделать так, чтобы радикально увеличившееся число автомобилей, о чем упоминают сами авторы, не создавало заторы?

Единственный ответ Управления транспорта – «нужно больше денег». Деньги нужны, чтобы строить развязки, мосты, расширять дороги. В качестве положительного опыта Управление отмечает строительство дополнительной полосы движения и переезда в микрорайоне Горький. Но любой, кто ездит по этой трассе в час-пик, поймет, что цель не достигнута. Заторов стало как будто даже больше. А еще пару лет назад после открытия переезда городские чиновники поспешили отчитаться: мол, пробки исчезли. Это оказалось временно. Всего через полгода возросшее число автомашин просто заполнило свободное пространство на дороге, и все снова встало. 

Между тем, то, что без многомиллиардных затрат может снизить остроту проблемы, а во многих случаях и вовсе ее снять - общественный транспорт - городские чиновники упоминают лишь вскользь, в конце третьего абзаца приписав, что ими «разрабатываются и проводятся мероприятия по повышению эффективности функционирования общественного транспорта». 

Что это за мероприятия, каким образом они повышают эффективность работы, неизвестно. Как, например, повышается эффективность работы трамвая? Дублирующие рельсовый транспорт маршрутки как ездили, так и ездят, что, собственно, и делает трамваи безнадежно убыточными. В итоге городской трамвай медленно, но верно умирает, пути не ремонтируются, вагонов все меньше, их техническое состояние с каждым годом все хуже. Между тем, трамвай имеет обособленные полосы движения почти на всех напряженных участках города. Простейшее перенаправление пассажиропотока из маршруток в трамваи даст моментальный и заметный эффект. 

Или как город планирует решить проблему Иволгинской улицы или проспекта 50-летия Октября, учитывая, что денег на новые мосты и развязки теперь не будет совершенно точно? Неизвестно. Почему никто даже не заикается о выделенной полосе для общественного транспорта? Почему никто не говорит о введении ограничений на использование личного автотранспорта? Вместо этого мы читаем лишь общие рассуждения о более эффективной работе светофоров и «запрещении поворота налево». Причем, скорее всего, даже сами авторы ответа понимают, что если дорожная сеть перегружена на двести процентов, то светофоры уже ничего не смогут сделать. 

Владимир Бадмаев, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^