30.12.2014
Уходящий год – это всего лишь логичное продолжение предыдущих лет. Все, что происходило в 2014 году в Бурятии, на самом деле началось гораздо раньше. Кризис в промышленности – уже привыкли. Рост цен – а когда его не было? Валютные скачки – что-то знакомое. Так что ничего удивительного в этом году не произошло. Просто очередной урок для нашей республики
Промышленное пике 

Промышленность Бурятии в этом году продолжила тенденции, заданные еще в 2013, а то и раньше. Спад производства, общий климат на уровне стагнации, зачастившие банкротства и предбанкротные состояния, угрозы сокращениями. Только теперь к этому всему прибавилось еще и депрессивное состояние экономики Бурятии и России в целом.

Начало года ознаменовалось страхами по поводу «УУАЗ». Разгорающийся тогда конфликт на Украине грозил заводу проблемами с поставками. Ведь немалую часть комплектующих в Бурятию прибывало с украинского завода «Мотор-Сич».

Привычно лихорадило легкую промышленность, вроде «Бурятмяспрома» или «Байкалфарма». Последний на тот момент уже оказался зарегистрированным в Кабардино-Балкарии, а в Арбитражном суде рассматривалось дело о его банкротстве.

С «БМП» история затянулась, время от времени всплывали разные скандальные ситуации, и продолжают всплывать до сих пор. Здесь и многочисленные суды о взыскании с «БМП» в пользу «Стальконструкции» 30 миллионов, и аресты имущества, и угроза ликвидации. Но сегодня здесь все по-прежнему, и никакой финансовой катастрофы пока не предвидится.

Возвращаясь к тяжелой промышленности, стоит отметить, что результаты первого полугодия стали серьезным поводом для озабоченности со стороны властей. Бурятия заняла последнее место в СФО по индексу промышленного производства. Причины всем известны: ЛВРЗ не смог выполнить производственные планы, «Улан-Удэстальмост» не смог выбить долги с заказчиков, плюс затишье по контрактам.

Ну и конечно, не мог не внести свою лепту многострадальный Селенгинский ЦКК. Там все по-прежнему плохо. Хотя производство каким-то образом продолжается, люди продолжают получать зарплату, а Селенгинск отапливается заводской котельной. Так что в этом году дела гораздо лучше, чем в прошлом. Хотя долго это продолжаться не может. Комбинату нужна инвестиционная программа, а денег на нее по-прежнему нет.

Энергетические новшества 

Весной этого года прозвучала новость о том, что в Бурятию возвращается печально известный холдинг «Энергострим» через подконтрольную ему компанию «Читаэнергосбыт». Впрочем, как оказалось, такие отношения эти компании связывали ранее, но к моменту избрания гарантирующего поставщика в Бурятии эти связи уже были прекращены.

Именно «Читаэнергосбыт» стал преемником «Бурятэнергосбыта», покинувшего республику в 2012 году с большим скандалом. Целый год никто не хотел заходить в Бурятию в этом качестве, а проводимые конкурсы заканчивались отменой в связи с отсутствием заявок.

Но, в конце концов, всего за 10 процентов долга «Бурятэнергосбыта» (а это 185 миллионов) «Читаэнергосбыт» взял на себя обязанности гарантирующего поставщика. Процесс перехода ознаменовался несколькими небольшими скандалами, вроде появления у жителей несуществующих долгов, отключения света добросовестным плательщикам и неразберихи с платежами. Впрочем, все это вполне свойственно подобным процедурам.

О результатах работы «Читаэнергосбыта» в Бурятии говорить пока рано, поскольку результатов как таковых еще нет. Компания, можно сказать, только приступила к своим обязанностям и еще продолжает осваиваться.

Безрезультатная Монголия 

Визит Владимира Путина в соседнюю страну оказался весьма продуктивен. Кроме соглашения о безвизовом режиме, было подписано еще множество документов. Среди них – договоренности по поставкам мяса в Монголию, по строительству Улан-Баторской железной дороги.

Впрочем, «мясные» договоренности оказались слишком «воздушными». Как оказалось, никто открывать границу для монгольского мяса просто так не собирается. Вопрос об отмене квотной системы, которая сегодня действует, так всерьез и не обсуждался, а надзорные органы продолжают ограничивать количество монгольских поставщиков.

Весьма значимым событием для Бурятии стало введение безвизового режима с Монголией. Муссирующийся на протяжении десятилетий вопрос, наконец, оказался разрешен.

Хотя, несмотря на информационную шумиху вокруг отмены виз, на поверку оказалось, что в Бурятии живет не так уж и много желающих посетить Монголию. Это стало ясно с первых же дней действия режима. Количество въезжающих со стороны Монголии увеличилось в два раза. С нашей стороны особых изменений не произошло.

Власти Бурятии сейчас говорят о возможностях по расширению торгово-экономических связей между Монголией и Бурятией и прочих приятных вещах. Но на деле пока от отмены виз в Монголию никакого экономического эффекта не произошло. По крайней мере пока.

Что кушать будем? 

Но все-таки главным экономическим ударом для Бурятии стали продуктовые санкции, которые российские власти ввели против стран Запада.

Для того чтобы смягчить еще ничего не успевшее понять население, власти стали говорить о неимоверной пользе этого явления для всей нашей экономики. Мол, мы сейчас без заграничных конкурентов поднимем собственные производства, начнем сами себя обеспечивать и так далее. Только, как оказалось, для этого требуются очень большие ресурсы и немалый срок.

А вот окорочка жителям нужны сейчас. Кстати, именно этот продукт сильнее всего отреагировал на введенные санкции. Буквально за несколько месяцев они подорожали примерно на 40 процентов.

Вслед за окорочками потянулась вся куриная продукция. Стали подниматься цены на самые разные виды товаров, которые иногда совершенно не зависели от западных санкций. Например, стала дорожать тихоокеанская рыба. Хотя объективных причин для этого не было.

Какое-то время транснациональные корпорации, которые обеспечивают всю Россию заграничными продуктами, распродавали старые запасы. После чего на рынок стала поступать продукция из новых стран по новым ценам. Поэтому переход был не таким резким, но все же вполне ощутимым.

Различные структуры сразу же озаботились ростом цен и для успокоения населения стали вводить ценовые мониторинги. Впрочем, на региональном уровне от них пользы мало. Продавцы у нас в основном держатся в рамках установленной для них торговой надбавки. А цена повышается из-за политики все тех же транснациональных корпораций, которые нашим органам власти не подконтрольны.

Впрочем, повышения цен происходили и раньше, просто в этот раз они вышли на международный уровень. Но если не брать во внимание внешнюю политику России, то рост цен для нас дело вполне привычное. И ситуация с очередным необоснованным повышением цен на гречку, которая никак не зависит от каких-то санкций, это наглядно показывает. Так что и здесь мы имеем дело всего лишь с тенденциями, которые начались не вчера.

Нервный доллар 

Отдельной строкой по всему 2014 году идет курс доллара. С самого начала года с ним происходят, казалось бы, невероятные вещи. При курсе в 36 рублей за доллар мало кто мог представить, что он будет стоить хотя бы 40 рублей.

Самые пессимистичные прогнозы, которые делали эксперты в начале года, держались в районе 38 рублей за доллар. Розовые очки начали спадать с общественности и экспертов только осенью, когда эхо от санкций стало серьезно опускать рубль по отношению к западной валюте.

Тогда и был преодолен психологический барьер в 40 рублей за доллар. Чуть позже – другой барьер в 50 рублей. И финальным аккордом стал недавний «черный вторник», когда официальный курс доллара ушагал далеко за 60 рублей, а в банках его продавали чуть ли не за 80 рублей.

Тогдашняя паника сменилась успокоением, и сегодня курс доллара держится в пределах 55 рублей. Хотя эта цифра еще полгода назад казалась всем фантастической. Но факт остается фактом. Теперь американская валюта уже не упадет обратно до 30 рублей. А значит, нам придется жить с этим курсом. В этом году валютные скачки спровоцировали рост цен на многие товары, которые импортируются либо производятся на импортном оборудовании.
И с приходом Нового года эти тенденции не прекратятся. Волна от валютного взрыва будет настигать нас еще долго. И цены будут продолжать расти.

В общем, нельзя сказать, что кризис свалился на нас именно в 2014 году. Хотя он и стал заметнее. Кризисные явления преследовали нас долгие годы. Бурятия оказалась недолеченным пациентом, которого время от времени мучают симптомы старой болезни. А сегодня вирус вернулся, и с еще большей силой. И бороться с ним нам придется еще долго.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^