02.02.2015
Иркутяне до сих пор с болью вспоминают авиакатастрофу, произошедшую 9 июля 2006 года в Иркутске.
Тогда самолет авиакомпании «Сибирь», выполнявший рейс Москва — Иркутск, не сумел остановиться на взлетно-посадочной полосе Иркутского аэропорта, выкатился за ее пределы и врезался в расположенные неподалеку гаражи. Из 203 человек, находившихся на борту, выжили лишь 78. В списке спасшихся оказался и Георгий Пашков, занимавший в то время должность исполняющего обязанности начальника локомотивного депо станции Слюдянка. Он попал в больницу с тяжелейшими травмами — переломами ног и ребер, ожогами внутренних дыхательных органов. Около года лечился, пришлось даже сменить работу — Георгий Георгиевич стал председателем профкома. А неделю назад он застрелился. По словам родных, одной из причин стали тяжелые болезни и сильные боли, появившиеся в последние годы.

— Георгию было 65 лет, — с трудом сдерживает слезы старшая сестра Эльвира Тюмина. — Он очень любил жизнь, был трудоголиком — без остатка отдавал себя работе. Жизнь била в нем ключом — он не мог сидеть на месте. Если выпадало свободное время, ездил на природу — любил рыбалку, охоту. В доме у него было много ружей.

По словам сестры, болезни Георгия Георгиевича преследовали с самого детства. Он был единственным сыном в многодетной семье, самым младшим, но обладал характером настоящего бойца.

— В детстве он до 9-го класса жил в другом городе, — говорит Эльвира Георгиевна. — Затем переехал сюда. Когда Георгий служил в армии, ему делали операцию на желудке. Позже он стал участником небольшой дорожной аварии и так сильно переживал, что на нервной почве получил псориаз. Незадолго до авиакатастрофы у него начались боли в позвоночнике, ему сделали операцию на грыже, а через полгода по работе отправили в Москву. На обратном пути и случилась трагедия. Он попал в реанимацию весь переломанный, в тяжелейшем состоянии — надежды у нас почти не было. Но он выкарабкался! Георгий мог оформить инвалидность, однако не хотел чувствовать себя больным.

Лишь выйдя на пенсию, Георгий Георгиевич задумался об инвалидности и обратился к врачу. «Вы здоровы как бык», — сказали ему в больнице.

— Дала о себе знать грыжа позвоночника, — продолжает Эльвира Тюмина. — Болезнь прогрессировала, боли были страшные, но он продолжал заниматься охотой, рыбалкой. Говорил, что движение — жизнь. Мне кажется, последней каплей стали появившиеся этой осенью проблемы с глазами. Сначала врачи обещали поставить ему дорогой укол, а в ноябре сказали, что ничем не смогут помочь, выписав таблетки.

По словам Эльвиры Георгиевны, на решение свести счеты с жизнью могли повлиять и изменившиеся отношения с друзьями, которые стали его избегать, и чувство собственной ненужности.

— С друзьями он позже помирился, но, наверное, в глубине души все же осталась обида, — говорит сестра. — Он никогда ни на что не жаловался — ни на людей, ни на болезни. Инвалидом он быть не хотел. Я думаю, пойдя на самоубийство, он пожалел не себя, а родных и близких, которые будут за ним ухаживать. Он никогда не хотел быть обузой. У него была жена Лилия Федоровна, на которой он женился еще в студенческие годы. Своих детей — Алексея и Анну он просто обожал. Особенно близок был с дочерью.

В день самоубийства Георгий Пашков был дома с женой. Около часу дня женщина услышала щелчок, а войдя в комнату к мужу, увидела страшную картину.

— В той авиакатастрофе выжило немного людей, а мой брат спасся сам и еще спас какую-то девочку. В темноте, вдыхая едкий дым, вытолкнув ее в люк, который сам же открыл. А сейчас вот такое…, сообщает  Baikalpress


Социальные комментарии Cackle
^