04.02.2015
Спор, мелеет Байкал или нет, - вопрос не столько экологический, сколь политический и межрегиональный. Он замешан на географии и старинном и вечном споре – кому больше принадлежит Байкал и чей берег краше.
С точки зрения финансовой, озеро принадлежит вообще энергетикам, то есть бизнесу. У которых, так географически и исторически получилось, в подопечных оказались жители Иркутской области. Можно завидовать, можно ругаться, но реальность именно такова. Богатые энергетики и промышленники субсидируют народ Иркутской области. Власти Бурятии пытаются сделать Байкал более доступным, с точки зрения финансов, для Бурятии, но всем остальным оно не шибко нравится, включая Москву, и поэтому до сих пор сохраняется гигантская разница в тарифах. 

Еще можно всерьез поспорить о туристических перспективах двух регионов с плюсами и минусами. То есть, опять же, сколько денег можно собрать с счастья хозяйствовать в прибрежной зоне и кого их будет больше в перспективе – у иркутян или жителей Бурятии. И то отстраненно поспорить. 

И все остальные споры - мелеет-не мелеет «или Ангара вытекает, а наши речки втекают» – это из области локальных стычек на фоне исторического спора и лоббистских усилий обоих регионов в Москве. 

Поэтому драматизировать ситуацию не стоит. Вопрос «обмеления» Байкала - просто очередной повод поговорить о Байкале на федеральном уровне. Заодно подняв все проблемы, скопившиеся вокруг озера, – экологические ограничения, равнодушие иркутских энергетиков, «в колодцах исчезла вода» и прочее. 

Кому-то может показаться, что Бурятию «кинули» на уровне Медведева, который не сильно отреагировал на проблему страданий Бурятии из-за уровня воды в озере. Да перестаньте. После того, как в 90-х годах нас «кинули» с энергетикой, все остальное кажется детским лепетом и недоразумениями локального уровня по мелким вопросам. А чем чаще будут слово Байкал произносить Медведев или Путин, тем лучше.   

Виктор Золотарев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^