11.02.2015
66-летний Иван Кашин вот уже 18 месяцев добивается справедливости – он хочет, чтобы сотрудник полиции, который его избил, понес заслуженное наказание
Уголовное дело уже в суде, но проволочки со стороны обвиняемого заставляют сомневаться, что приговор будет вынесен – еще шесть месяцев - и полицейский может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Особо опасен 

Этот нелепый инцидент с нападением Иван Прокопьевич вспоминает с усталой улыбкой - столько сил и нервов потрачено, и все из-за кого? Из-за пьяного отдыхающего, который, как потом выяснилось, занимает высокую должность в районном отделе полиции. 

Летом 2013 года Иван Прокопьевич работал директором турбазы «Зенит» в местности Байкальский прибой. 2 августа – в день ВДВ – он вернулся на базу около полуночи. Поставил машину, пошел к охране узнать, как обстановка.  

- По дороге встретил пьяного парня, он меня спросил, как с территории базы выйти, я его еще предупредил – куда вы, после праздника пьяных много, а он мне: «Я никого не боюсь», - вспоминает Иван Кашин. - Охране я сказал, чтобы ему ворота открыли и выпустили. Стою, с отдыхающими разговариваю, тут он к охраннику обращается: «А обратно меня впустишь?». Раз пять спросил. Я ему ответил: «Как пойдете обратно - вас запустят». Он ко мне: – А ты че, такой смелый в клетчатой рубашке? А мне что – я 420 км проехал, мне не до него было.

Минут через десять, посидев у охраны, директор вместе с подростком, подрабатывавшим на турбазе, вышел на улицу. Мальчишка хотел сбегать к Байкалу, Иван Прокопьевич попытался его отговорить – время-то позднее, но потом отпустил и пошел спать. 

- Только мы с ним разошлись, из-за грузовичка выскакивает тот парень, - рассказывает пострадавший. - Я его сразу и не узнал. Пальцы веером и на меня. Пока глазами хлопал, он раз мне молча в висок кулаком. Пячусь назад по гравию, он мне второй удар под сердце. Третий удар пришелся в переносицу, ну я и поплыл - мне ведь 66 лет, ему 30! 

Мальчишка тут же помчался к охране, те прибежали. «Говорят, в тот момент он на мне сидел, я и не помню», - улыбается пенсионер. Охранники еле уняли дебошира, подошли отдыхающие, администратор вызвала полицию. 

Грязная игра 

Полиция приехала быстро, нападавшего увезли в отдел. Назавтра Иван Кашин написал заявление в полиции, снял в больнице побои. Оказалось, что нападавший – сотрудник полиции, причем не рядовой - начальник одного из районных регистрационно-экзаменационных отделов республиканской ГИБДД. 

- Спускать с рук сотруднику полиции, который должен нас защищать, такое дерзкое поведение я не намерен. Для меня понятие «честь офицера» еще имеет значение. Я хотел, чтобы все было по-честному: нашкодил – отвечай. А получилось, что столкнулся с грязной игрой, - сетует Иван Прокопьевич. 

С самого начала полицейский пытался избежать наказания – приезжай с извинениями, чуть не на коленях просил прощения. Начальник дебошира лично приезжал, уговаривал простить оступившегося подчиненного. Но пенсионер отказался. 

- Я предлагал ему решить вопрос на приемлемых условиях - добровольно уйти в отставку, но он не захотел, решил, что ему все сойдет с рук, - говорит заявитель. 
За Ивана Кашина встало «Улан-Удэнское приборостроительное производственное объединение», которому принадлежит турбаза «Зенит». Завод написал письма прокурору Бурятии и тогдашнему руководителю МВД с просьбой проконтролировать ход разбирательства. В результате прокуратура Кабанского района изъяла материалы от мирового судьи и передала в полицию, где было возбуждено уголовное дело по статье «Побои». 

- Полиция занималась расследованием восемь месяцев, - рассказывает пенсионер. - Что там расследовать-то? Пока шло следствие, та сторона написала заявление, что это я с охранниками избил его. Даже когда дело передали в Следственный комитет по статье «Побои, совершенные из хулиганских побуждений», он продолжал настаивать, что это я его избил. На очной ставке я спросил у него: дедушка тебя избил, а чего же ты извинялся передо мной?   

Следователям удалось прояснить картину произошедшего и опровергнуть слова обвиняемого о том, что пенсионер избил его.  

- Обвиняемый отрицал свою вину, приводил доводы в свою пользу, однако следователь посредством проведения многочисленных – около пятнадцати - очных ставок позицию обвиняемого опроверг. Были получены достаточные данные для предъявления ему обвинения, - сообщает Андрей Цыденжапов, руководитель СО по Кабанскому району СУ СК РФ по РБ. - Обвинение в окончательной редакции он не признал, но те доказательства, которые мы собрали, в том числе показания очевидцев, самого потерпевшего и иных свидетелей, прямых очевидцев и косвенных доказательств, были признаны следователем достаточными. 

Ходи и оглядывайся 

По словам Ивана Прокопьевича, на всем протяжении расследования сторона обвиняемого всячески противодействовала следствию, но Следственный комитет все-таки довел дело до суда. Честь капитана защищают два известных в городе адвоката, за Ивана Прокопьевича – десять свидетелей произошедшего.  

- Я боялся, что они подкупят свидетелей, ведь они мне деньги предлагали, чтобы я отступился. И не раз. Адвокат мне 100 тысяч предлагал. Выходили на меня, просили, чтобы я написал, сколько мне нужно денег, представляете, до чего доходило? Любыми способами он хотел на меня повлиять: то, якобы, я у него деньги вымогаю, то, дескать, на турбазу людей посторонних заселяю, а денежки себе гребу. Даже предупреждали меня люди с той стороны, чтобы я аккуратней себя вел. Вроде как ходи и оглядывайся. Вот что это?

Ко всему прочему жена обвиняемого заявила, что Иван Прокопьевич, якобы, избил не только мужа, но и ее – беременную. 

- Она предоставила справку о том, что я, якобы, ее избил. Ну что это такое? Я ее жалел, а она вот так. Жалко было беременную - в такой переплет попала. Он бы за себя сам отвечал, зачем жену по судам таскает? – не понимает пенсионер. 

Четвертое заседание суда должно было состояться 28 января, но обвиняемый вдруг лег в больницу. 

- Я бы тоже лег, подлечился, - сетует потерпевший. - У меня после избиения два месяца голова болела, спать не мог. А он постоянно на больничных, я так думаю, время оттягивает. Через полгода он по закону может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением двух лет с момента совершения преступления. 

Возмущает пенсионера и то, что полицейский, находящийся под следствием, до сих пор работает. Его даже не отстранили. Отдел собственной безопасности МВД по РБ сообщил Ивану Прокопьевичу, что вопрос пребывания сотрудника полиции в органах внутренних дел будет решен по результатам судебного решения. 

- Он продолжает дискредитировать сотрудников полиции, - говорит Иван Прокопьевич. – Как он руководит своими подчиненными? Как смотрит людям в глаза? 

Любовь Ульянова, «Номер один». 


Социальные комментарии Cackle
^