18.02.2015
В Бурятии продолжается процесс «раздачи» земель под охотугодья частным лицам. Сегодня за последними закреплено уже более половины лесов для охоты. Коммерсанты сами заботятся о лесе, заключают договоры с охотниками. Последние же возмущены: лакомые кусочки у «буржуев», границы в тайге порой не указываются, но понимают: новый закон - все же во благо.
Землю - коммерсантам

В Бурятии медленно, но верно развивается охотничий бизнес. Способствует этому новый закон «Об охоте». Начиная с 2013 года в России, и в нашей республике в частности, на аукционах продают право пользования некоторыми охотничьими угодьями, закрепляя их за тем или иным юрлицом или ИП. Таким образом, вся территория, пригодная для охоты (28 млн га), делится на общедоступные земли - те, где может промышлять каждый охотник, и закрепленные за каким-то частным лицом. За два года аукционов республика передала 56 фирмам в аренду 57,9 % охотничьих угодий (16 млн га).

Особенной популярностью пользуются леса Иволгинского, Кабанского, Прибайкальского, Селенгинского и Северобайкальского районов. Пиком по спросу на земли под охотхозяйства стал 2014 год. Большая часть «лесных бизнесменов» прибыли к нам из других регионов России. Как соседних, так и западных. 

Стоимость аренды зависит от массы параметров – удаленность от дорог, наличие инфраструктуры, продуктивность и т.д. Все участки абсолютно разные.

- Были случаи, когда совсем небольшой участок в 40 тысяч га уходил за пять миллионов. Бывало и так, что участок в 600 тысяч га уходил по себестоимости, то есть за сто тысяч рублей, - сообщила «Номер один» начальник отдела учета и производства объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, Бурприроднадзора Юлия Андриевская.

Обратная сторона закона

Победа на аукционе не означает, что предприниматель просто становится хозяином леса сроком на 49 лет и делает там все, чего душа пожелает. С землей он берет на себя и груз ответственности, обязательств много. Это и проведение биотехнических мероприятий, в частности подкормка зверя, и контроль воспроизводства, учетные работы, охранные мероприятия.

И вот здесь простой охотник негодует. Некоторые сетуют на то, что у юрлиц оказываются самые «лакомые» земли. Разумеется, поохотиться там стоит в разы дороже.

- Где-то ты просто можешь поработать на охотхозяйство и охотиться бесплатно. Тебе заплатят там за добычу, конечно. Правда, есть такие недобросовестные предприниматели, которые не платят, а буквально спаивают народ, - говорит охотовед со стажем.

Беспокоится охотник не только за себя, но и за природу.

- По закону коммерсанты и егеря должны нанять и подкормку обеспечить и т.д и т.п. Но зачастую ничего не делается. Получается так, что просто все беспорядочно охотятся, а это губительно для тайги. У этих коммерсантов хорошая техника: проходимые машины, ружья, только это все денег и забавы ради.

Охотники отмечают и еще одну проблему. Границы в лесу порой никак не обозначены. Схемы же размещения охотничьих угодий пока также нет. В итоге иногда получается так, что шаг в сторону - и ты уже на чужой территории, полиция из-за дерева, штраф. Люди обозлены, они уже не могут чувствовать себя в тайге, как дома: то нельзя, другое нельзя.

- Государство решило новым законом ответственность с себя скинуть. Но, с другой стороны, винить его тоже нельзя. Ведь сама идея хорошая, и все только начинается. Контроль за коммерсантами должен быть более жесткий. Со временем все должно наладиться, - признает охотовед.

Дело для души

Дают надежду на то, что все наладится, и патриоты своей профессии, охотники из прошлого, если угодно. К таковым, например, можно отнести жителя 

Кабанского района Сергей Садовского. Тайгу для себя он открыл, когда был еще совсем мальчишкой. Начал с любительской охоты, а в 1979 году, когда ему было 24, предложили должность штатного охотника. После развала СССР, в момент банкроства и полного краха всех хозяйств, Сергей Иванович со своими товарищами на базе одного из отделений создал охотхозяйство «Новый Промой».

Тогда пришлось многое отстраивать заново. В 2002 году землю взяли в аренду на десять лет, в 2012-м, уже по новому закону, заключили охотхозяйственное соглашение на 49 лет.

- Стоило тогда все это приличных денег, в пределах 450 тысяч за 80 тыс. га. Много еще пришлось вложить и в инфраструктуру, работа продолжается и сегодня. Прибыль есть, но больше, конечно, это дело для души. Нельзя это назвать громким словом «бизнес», - с улыбкой говорит Сергей Иванович.

На сегодняшний день ЗАО «Новый Промой» занимается охотничьим промыслом, любительской охотой и рыбалкой. Весной охотятся на медведя и глухаря, осенью - на изюбря и косулю. Также водится в тайге ондатра, соболь и др. Прямо сейчас в тайге ходит 15 охотников.

Но особая фишка «Нового Промоя» - охотничий туризм. Особенно дикая бурятская тайга манит иностранных туристов из Германии и Швейцарии. Первые немцы были здесь еще в далеком 91-м году.

- Наша тайга непредсказуема, за это они и платят деньги, хотя к каждому охотнику-туристу, конечно же, прикрепляется наш человек, - говорит таежный бизнесмен.

Все туристы совершенно разных возрастов.

- Меж тем, наших молодых людей сегодня в лес практически и не затащишь,- негодует Садовский.

И ведь, действительно, многие сейчас продолжают сидеть у компьютеров, сходить с ума от городской суеты, в то время, пока более «живые», подобно средневековым графам, заводят себе леса с дичью, довольствуясь не только некоторой прибылью, но и особой таежной романтикой. Только задумайтесь, половина бурятской тайги уже чья-то, у вас еще есть шанс выбрать что-то из оставшихся лесов! Ведь следующая возможность может представиться только через… 40 с лишним лет.

Кстати, в ближайшее время Бурприроднадзор запланировал выставить на аукцион 20 участков в разных районах республики.

Марина Игумнова, «Номер один». 

Социальные комментарии Cackle
^