24.02.2015
Официальная статистика говорит о том, что жители республики стали покупать алкоголя сразу на треть меньше, чем годом ранее. Впрочем, заявлять, что пить в республике стали меньше, никто не решается. Ведь здесь нужно учитывать и теневой рынок суррогата, размеры которого сегодня никто не знает.
Впереди Сибири всей

По итогам прошлого года Бурятстат зафиксировал едва ли не рекордное падение розничных продаж алкоголя. Всего рынок рухнул на 31,4 процента по сравнению с 2013 годом. И это сделало Бурятию лидером по этому показателю в Сибирском федеральном округе.

Если попытаться перевести это значение в более понятную форму, то окажется, что жители республики не докупили 2,88 миллиона пол-литровых бутылок алкоголя. То есть каждый житель Бурятии, включая младенцев и школьников, условно выпил на полтора литра меньше водки и пива.

Падение произошло почти по всем видам алкогольной продукции. Нетронутой осталась только графа «прочая алкогольная продукция», в которую входят такие напитки, как медовуха, сидр, пуаре и так далее. Впрочем, ее значение не изменилось только из-за того, что в Бурятии такой алкоголь реализуется в очень небольших количествах.

Продажи водки, которая занимает две трети всего рынка, снизились на 29,2 процента. Пиво упало ровно на 36 процентов. Также жители республики на 33 процента меньше стали покупать вино, на 50 процентов – шампанское и всего на пять процентов - коньяка.
Причинами такого падения, по мнению экспертов, послужили в первую очередь ценовые факторы. Во вторую – скандальный уход с рынка «Байкалфарма».

- За 2014 год два раза повышалась минимальная розничная цена на алкоголь. Если раньше водка стоила 170 рублей, то в течение года цена на нее повысилась сначала до 199, потом – до 220 рублей. Непонятная ситуация была и с нашим основным местным поставщиком – «Байкалфармом», который был очень востребован и занимал довольно весомую долю на рынке, - рассказал нам Павел Лобанов, директор по развитию компании «Титан».

Что касается пива, то здесь сыграли свою роль временные и прочие ограничения на его продажу. Видимо, население, не найдя пива на прилавках киосков и не имея возможности купить этот напиток после девяти вечера, решило частично отказаться от него в пользу других, возможно, более крепких напитков.

Замещение суррогатом 

И этим цифрам можно было бы порадоваться, если бы они напрямую говорили о потреблении алкоголя населением. К сожалению, практика показывает, что это не совсем так.
В прошлом году активно обсуждалась ситуация с ростом потребления суррогатного алкоголя. Проводились круглые столы, разбирательства доходили до самого высокого уровня. По крайней мере, в Бурятии.

- Там, где идет резкое падение легального алкоголя, возникает вероятность продажи нелегального, - говорил на одном из брифингов министр промышленности и торговли Александр Гребенщиков, - то есть так называемого суррогата. В связи с этим количество отравлений остается значительным.


Много говорилось и о продаже «боярышника», который в одно время стал излюбленным лакомством местных любителей выпить. Обсуждение этих вопросов дошло до предложения ослабить временной порог по продаже алкоголя с девяти до одиннадцати вечера.

Впрочем, власти к этому предложению не прислушались. Отчасти из-за того, что не было никаких статистических данных, подтверждающих рост потребления суррогата. А отчасти, возможно, из-за того, что лоббировал это ослабление депутат Хурала Леонид Бляхер, который руководит Буркоопсоюзом, а значит, напрямую заинтересован в росте продаж алкоголя.

 - То есть у меня начинает возникать подозрение, не появились ли какие-то лоббисты, которым нужно, чтобы до 11 начали продавать? - отреагировал тогда Вячеслав Наговицын. - Водки стали меньше продавать, но лоббисты говорят, что зато вырос суррогат. Спрашиваешь у них: «У тебя есть какие-то данные?» Отвечает: «Нету». Тогда откуда взял про суррогат? Отвечает: «Народ говорит».

Без надежды на рост

Но загвоздка ситуации в том, что собрать такую статистику в принципе невозможно. Официальные структуры видят только вершину айсберга, а каков реальный объем нелегального оборота алкоголя, остается загадкой.

- Цифры по суррогату на самом деле неизвестны никому. Этот рынок теневой и закрытый. Полиция и всевозможные проверки, конечно, выявляют случаи, но, скорее всего, это лишь малая доля того, что в действительности продается. Теневой рынок существовал и в предыдущие годы. Но с повышением цены, вполне возможно, что его объемы выросли, - считает Павел Лобанов.

Случаи выявления суррогата по большей части носят отрывочный характер. Но из этих отрывков вполне можно сложить примерную картину положения вещей. Только в Заиграевском районе в конце прошлого года за один рейд было выявлено семь точек по продаже суррогата. И это в нескольких небольших селах. А в Бичурском районе на продаже спирта была поймана специалист сектора развития предпринимательства местной администрации.



Между тем, не так давно борьбой с суррогатом озаботились уже на федеральном уровне. Так, после заявлений Владимира Путина минимальные розничные цены на алкоголь было решено снизить. В этом году ценовые границы опустятся до уровня 185-259 рублей, хотя предыдущее значение было 194-279 рублей.

Впрочем, даже с учетом этого снижения местные ритейлеры роста продаж не ждут. Слишком уж непростые сегодня экономические условия.

- Увеличения продаж алкоголя мы не ожидаем. Потому что с осени 2014 года поставщики и производители продуктов питания повышают отпускные цены. А это значит, что будет перераспределение в семейных бюджетах жителей Бурятии. Продукты питания все равно будут приоритетнее алкоголя, - говорит Павел Лобанов.

Таким образом, красочные цифры о том, как мало в Бурятии продается алкоголя, по факту совсем не говорят о снижении его потребления среди населения республики. Так же как снижение цен на водку совсем не гарантирует, что население перейдет с суррогата на легальный продукт.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^