10.03.2015
Впервые в Бурятии суд обязал учреждение здравоохранения выплатить в пользу пострадавших от некачественного медицинского обслуживания огромную компенсацию. Гусиноозерская ЦРБ, по вине врачей которой новорожденный стал инвалидом и впоследствии умер, обязана возместить семье мальчика 1 млн 700 тыс. рублей.
Гусиноозерская ЦРБ, по вине врачей которой новорожденный стал инвалидом и впоследствии умер, обязана возместить семье мальчика 1 млн 700 тыс. рублей.

В ноябре 2010 года в Гусиноозерскую ЦРБ поступила беременная Светлана Мендикова. Ничто до этого не предвещало семье, где ждали первенца, горя. Но неквалифицированные действия врачей привели к тому, что ребенок Светланы родился инвалидом. Ребенок не видел, не слышал, не двигался, не проявлял признаки интеллекта и вообще не подлежал лечению. Он умер в семье Мендиковых 2 января 2015 года в возрасте почти пяти лет. Все это время жизнь семьи сложно было назвать жизнью, женщина была лишена возможности работать, а перенесенные ею моральные мучения невозможно и представить.   

Напрасно врачи Гусиноозерской ЦРБ Куржумова и Цыбыктарова утверждали, что делали все, как полагается, что виной всему отсутствие в больнице специалистов, аппаратуры, молодой возраст роженицы и даже ее неадекватное поведение в больнице. Экспертиза, прокурорская проверка, проверка Росздравнадзора по Бурятии утверждали: налицо факты ненадлежащего оказания медицинских услуг. Врачами Гусиноозерской ЦРБ неверно был составлен план ведения родов, несвоевременно проведена диагностика, не были приняты надлежащие в данной ситуации меры, прописанные в методиках родовспоможения, принятых в Российской Федерации и рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения. Выяснилось, что у аппарата вакуум-экстракции закончился срок годности, а другой КТГ – аппарат, который применяли врачи Гусиноозерской ЦРБ, не может быть использован во время родов, однако медики узнали об этом уже после случившегося, когда удосужились прочитать инструкцию. Пока врачи со стажем искали в больнице аппарат, читали инструкцию, продумывали способы лечения, время оказалось упущено, кесарево сечение было делать уже поздно, ребенок задохнулся в родовых путях. Все вышеуказанное привело к появлению в Бурятии еще одного глубокого инвалида, страданиям его семьи и разрушению счастья материнства. 

Коллегия Верховного суда Бурятии при председателе Наталье Пащенко совершенно справедливо заключила, что врачи Гусиноозерской ЦРБ могли оказать необходимую медицинскую и психологическую помощь Светлане Мендиковой, провести полное обследование женщины, но не сделали этого, по сути, убив маленького человечка и разрушив счастье самых близких его людей. 
   
Прецедент данного судебного решения заключается и в том, что суд впервые в Бурятии оценил моральные страдания отца новорожденного. Если в суде первой инстанции для матери погибшего ребенка и для отца суд определил одинаковую компенсацию в 1 млн рублей, то Верховный суд Бурятии снизил моральный вред для отца до 700 тыс. рублей. Обоснование были таковы, что женщина, выносившая и родившая ребенка, страдала больше, чем тот, кто наблюдал за всем этим со стороны. Насколько это «больше» выразилось в деньгах, продемонстрировало судебное решение, на которое, надо полагать, и будут ориентироваться отныне все прочие подобные судебные процессы в республике. 

После того, как в сентябре прошлого года было вынесено похожее решение в отношении Городской детской клинической больницы на Модогоева, где по вине врачей также погиб ребенок, и пострадавшей семье определена компенсация в 1 млн 175 тыс. рублей, очевидно, что на наших глазах вырабатывается единая практика по определению морального вреда. Отныне нет разницы, где вам оказали некачественную медицинскую помощь - в столице Бурятии или в глухом селе, ответственность должна быть одинаковой для всех. 

Татьяна Никитина, для "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^