17.03.2015
Скандально известный Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат рискует остаться заброшенной территорией. Банк не готов вкладывать деньги туда, где не решаются текущие проблемы.
Инвестпроект заморожен по нескольким причинам. Первая – до сих пор не определен единый собственник БЦБК, второе – пока не решен вопрос с расчисткой территории, что значительно усложняет поиск инвесторов..

Работы по рекультивации отходов Байкальского ЦБК должны были стартовать в мае 2014 года и продлиться 6 лет. Задача — удалить или обезопасить 6,2 млн т шлам-лигнина — побочного продукта целлюлозно-бумажной промышленности. Эти 6,2 млн т, накопленных за десятилетия работы БЦБК, лежат в селеопасных районах. Если сойдет сель, лигнин попадет в озеро — и тогда случится катастрофа.

Начало кампании по расчистке лигнинных полей планировали на май прошлого года не случайно — к этому времени сам комбинат работу прекратил, и для 740 его сотрудников новым основным занятием должна была стать рекультивация земель, а в дальнейшем участие в строительстве тематического парка «Заповедная Россия».

Однако для того, чтобы сотрудники БЦБК плавно перешли от производства бумаги к рекультивации территорий, нужны были дополнительные деньги, так как предусмотренных в ФЦП «Байкал» на нужды Байкальска 2,8 млрд рублей оказалось недостаточно даже для рекультивации лигнинных полей.

В июле прошлого года гендиректор «ВЭБ Инжиниринг» (в структуре Внешэкономбанка) Дмитрий Шейбе оценил весь проект по закрытию БЦБК и рекультивации территории в 7,7–8,2 млрд рублей. На этом проект и застыл — в Минприроды изучают предложение ВЭБа и проверяют смету.
 
— Подготовленный специалистами «ВЭБ Инжиниринг» проект масштабен и предусматривает значительные затраты, поэтому сейчас анализируется эффективность предполагаемых затрат, — говорит руководитель пресс-службы Минприроды Николай Гудков.

Гудков добавил, что вопрос определения единого собственника активов БЦБК будет решен Росимуществом. Когда это произойдет, пока непонятно — в пресс-службе Росимущества на вопрос по срокам ответить не смогли, заявив только, что «в настоящее время конкурсное производство на БЦБК продолжается».

В администрации Байкальска рассказали, что сотрудники закрытого БЦБК частично трудоустроены на городской ТЭЦ, частично завербовались на работу в других районах вахтовым методом.

— Есть люди, которые до сих пор не нашли новой работы и зарегистрированы на бирже труда, но их не так много, им оказывается социальная поддержка, они не голодают, — заверили в горадминистрации.

Главный редактор журнала «National Geographic Россия» Александр Грек считает, что защита бизнес-плана по развитию территории бывшего БЦБК — это чрезвычайно трудная задача.

— Байкал славится своими видами, его берега — это мекка для фотографов, — говорит Грек. — Для массового туриста там мало привлекательного — вода в озере холодная круглый год, много мошки, смотреть, кроме самой природы, особо нечего. Те, кому Байкал интересен, находят способ удовлетворить свой интерес при помощи существующей инфраструктуры. Не факт, что создание новой инфраструктуры будет стимулировать приток туристов. Все-таки Байкал — место специфичное, интересное узкой прослойке.

По материалам «Известий»

Социальные комментарии Cackle
^