01.04.2015
Из Иркутска пришло известие о решении правительства области отказать тамошним маршрутникам в повышении стоимости проезда для иркутян. Плата осталась той же - 12 рублей, что на фоне улан-удэнских 17 целковых выглядит как начало эпохи коммунизма в ближайшем регионе.
Довод водителей Иркутска и Шелехова (там вообще люди почти бесплатно катаются за 10 рублей всего) банален - сложившийся тариф не обеспечивает рентабельной работы. Сколько раз мы похожее слышали от улан-удэнских угрюмых водителей? И нашим цену непременно повышали, не то чтобы с охотой, но делали вид, что это суровая экономическая реальность. Разводили руками для СМИ и стеснительно нажимали кнопки для голосования. 

Иркутская власть ведет себя по-другому. Она просто отказала водителям. Причем в циничной форме. Она сослалась на документ 4-летней давности, отправила маршрутные бригады заключать некие договоры с мэрией, и вот после этого они снова могут заявлять свои права на повышение цены. Выглядело это как «не мелите ерунды, катаемся, как прежде», и вот бюрократическая отписка вам. 

Вполне можно допустить, что 12 рублей для Иркутска - цифра критическая. И может, даже завтра водители маршруток станут падать в голодные обмороки прямо на рейсах и биться головой о руль от нищеты. Вероятно, популизм, но зато население не злится на власть, что она антинародная. 

У нас обратная ситуация. Бензин одинаковый, автомобили - по ценам тем же. Так с какого лешего, спрашивает народ, цена почти на 30 процентов дороже? Ведь не трамвай, и разница в энерготарифах - не основной довод.   

Это ровно тот случай, когда политика важнее бабок, в хорошем смысле. Политика – это, в том числе, искусство быть любимым как можно большим количеством народа. Вот иркутская власть этим и занимается. В Бурятии власть более брутальна и независима от народа. Поэтому ей проще договориться по деньгам с бизнесом во всех смыслах этих слов, чем пытаться понравиться толпе в миллион человек. В надежде, что население затюканное потерпит и 17, и скоро, видимо, 20 рублей. Надежды оправдываются. Народ безмолвствует, пыхтит и платит. 

Это не призыв ломиться на митинги. Это называется - контроль общества за властью. Сейчас в Бурятии шибко популярна эта тема, в связи с действиями оппозиции. Только она пытается контролировать, что уже украдено, и в части персоналий. А надо, в том числе, контролировать, что только собираются украсть, через общественные институты, какими бы слабыми они в России ни были.

Виктор Золотарев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^