02.04.2015
В Бурятии хотят поставить памятник 93-й Восточно-Сибирской дивизии.
Виктор Измайлов, известный тележурналист, депутат, общественный деятель не один год занимается забытой 93-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизией. Поставить памятник этим воинам Виктор Измайлов считает общенациональным делом. 

- Это же не первый интерес ваш к памятникам? Была большая история в Бресте, до этого в Таксимо? 

- Первый памятник – самолет над вокзалом в Таксимо – дань памяти первопроходцам БАМа. Второй мы посвятили первому буряту - Герою Советского Союза Гармажапу Аюровичу Гармаеву в Бресте. Гармаев был похоронен в братской могиле. Героя ему в 1940 присвоили за финскую войну. Он преследовал бендеровцев в июне 1945 года, влетел в реку, и сердце его остановилось.

Тогда в Бурятии на памятник Гармаеву собирали всем миром. Это был мой последний телемарафон и я его провел на «Тивикоме». Денег хватило на два горельефа, изготовленных в Белоруссии. Один открыла в Бресте правительственная делегация из Бурятии.

Второй памятник мы хотели поставить в Улан-Удэ на улице Ленина, на Арбате, где сейчас архитектурно неуместный платный туалет. И я думаю, что памятник Герою Советского Союза там был бы более уместен. Но руководство города замялось. И надолго. Поэтому мы решили второй памятник поставить в районном центре.

И вот сидим мы в Бресте, напротив меня главы Джидинского и Кяхтинского районов Батуев и Цыремпилов. И спорят - кому копия памятника брестского достанется - Петропавловке или Кяхте. В Джиде он родился, а в Кяхте служил, и погранзастава его именем названа.

Сидят они, значит, спорят. Рядом сидел белорус - скульптор памятника. Сзади подошел тогда еще депутат, бывший король бурятского нефрита Туракин, который понять не мог - чего главы районов спорят. Я спрашиваю у скульптора: «А можно сделать еще одну копию? - Можно, но обойдется почти как новый. Денег нет». Туракин меня спрашивает: «Вавилыч, а сколько это стоит?» В общем, досталось обоим районам по памятнику.

- Оба стоят?

- В Петропавловке стоит возле администрации района. Митинги проходят, молодежь, дети. То есть в Джиде памятник работает. В Кяхте получилось не совсем удачно. Планировали в центре города - для жителей. А я когда приехал, то памятника не обнаружил. Оказывается, загнали памятник в пограничный отряд, куда никто не имеет права заходить. Был года три назад там. Стоит памятник на плаце - вокруг пусто, ни души. А сейчас совсем на заставу перенесли. Не работает памятник, не видят его там люди.

- А как вы на 93-ю дивизию «забытую» наткнулись? 

- Жалею, что это уже в конце 90-х случилось. 93-я Восточно-Сибирская стрелковая дивизия была сформирована в мае 1936 года в Чите. Личный состав дивизии состоял из призывников Бурятии, автономных округов Иркутской и Читинской областей. При этом почти на 20 процентов дивизия состояла из мужиков бурятской национальности. И когда мы говорим об идее памятника воинам этой дивизии, надо понимать, что это событие межрегионального значения, как минимум.

Дивизия уникальная. В 1939 году они уже лупили японцев в составе полка на Халхин-Голе. В 1940 году участвовали в Финской кампании лыжным батальоном. В 1941 году их бросили в Подольский район Подмосковья, они встали возле деревни Кузовлево. 17 дивизий сибирских держали оборону. В первом же бою наша дивизия отбросила противника сразу на 8 километров. Георгий Жуков даже приезжал посмотреть на наших героев-земляков.

И вот в 2004 году, открыв памятник Гармаеву в Бресте, мы связались с Подольском. Надо отдать должное Мунко Цыренжаповичу Гармаеву (однофамилец Героя) - тогда председателю республиканского Совета ветеранов – мы выяснили с ним такую вещь - Подольский район - это один сплошной пантеон. Всей страной Москву защищали, со всех регионов обелиски стоят, а нашего нет. И мест уже нет. Да и земля оказалась спорной. Калужская область спорит в судах с Московской более 10 лет - кому этот участок земли принадлежит. После войны во время межевания как напутали, так до сих пор и спорят. Не можем поставить памятник. Пошел по «большим дядям».

- К кому заходили? 

- Фамилии не буду называть. Прихожу к коммунистам нашим - давайте займемся. Телемарафон проведем - деньги народные соберем на памятник. Не нашел понимания. Тогда пошел к «Единой России», но тоже впустую тогда.

В Таксимо стоит памятник первопроходцам БАМа, тоже с участием нашей поисковой группы. Единственный памятник в мире - самолет над вокзалом. Известная история, нашли самолет 40-х годов, упавший в озеро. Искал его и студент- аквалангист тогда, а ныне - большой человек в Москве. Выходец из Бурятии, воспитывался в Бичурском детдоме. Я и к нему обратился. Тоже без ответа. Разговаривал и с бывшим руководителем «Единой России» - никаких телодвижений.

Пошел по второму кругу. А куда деваться? И вот осенью прошлого года пришел к Владимиру Павлову нынешнему командиру местной «Единой России». Объясняю - юбилей Победы, все суетятся, акции проводятся. «Забытый полк» - хорошо, но там целая забытая дивизия с земляками нашими.

Павлов был первым, кто откликнулся. Дал помощницу Лидию Шкедову, которая с моими адресами и документами уже проделала большую работу. Сам же Владимир Павлов и подсказал идею - а давай к Шойгу обратимся, армии же землю выделяют под памятники. Дело пошло быстрее – армейцы предложили аж четыре участка.

Надо было ехать смотреть участки, время затягивалось. К юбилею Победы мы уже не успеваем. Но договорились с Петром Носковым, что Закладной камень для будущего памятника заложим к 9 маю этого года. Место памятника тоже выбрано - Жуковка. Небольшой городок. 93-я дивизия брала его во время наступления. В следующем году у нас юбилей республики и 75 лет с начала Великой Отечественной войны. Достойный повод. На постоянной связи с Павловым из «Единой России». Вчера он сообщил, что подключает депутатов Госдумы, в том числе Михаила Слипенчука. Надеюсь, Памятнику быть.

- Идея памятника уже есть? 

- Я много поездил по стране. Видел памятники и в Белоруссии, и в других регионах. Все памятники схожи - солдат с автоматом, солдат с винтовкой Мосина, солдат на танке… А наш памятник я вижу народным, на общие деньги возведенным. Он должен быть единственным, непохожим на сотни памятников защитникам Москвы. Мы видим его как Субурган Победы, как символ нашей республики. И здесь важно, что венчает субурган соембо – как часть государственной символики Бурятии. То есть мы можем получить и Памятник, и самый западный Субурган в России. Мы должны возвести Общенациональный Памятник.

Беседовал Артем Самосонов, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^