10.05.2015
Русский драматический театр показал «Фронтовичку» Дебютная работа улан-удэнского режиссера Сергея Левицкого прозвучала как выстрел, который нельзя не заметить, после которого нельзя остаться прежними.
Будем откровенными, наши театры давно не выдавали хороших спектаклей. Таких, которые не ассоциировались бы с «совковым менталитетом». Таких, глядя на которые, ты не сидишь и не ищешь себе оправдания, почему «высокохудожественный» материал не трогает твою душу. Таких, после которых ты не говоришь нейтральное «мне понравилось». 

 Если бы все театры ставили такие спектакли, как «Фронтовичка», люди не ходили бы в «храм искусства» один раз в несколько лет. Однако сказать, что это революция только для бурятских театров, было бы неверным. Масштаб постановки гораздо больше, он выходит за пределы республики, и даже страны. 

Спектакль дарит зрителю совершенно новые переживания. Та искренность, которая пронизывает постановку, захватывает зрителя. Она как кислота очищает сознание от шума в голове, ненужных мыслей и эмоций. Ты идешь после просмотра и чувствуешь, как легко дышится, и видишь абсолютно четко окружающих тебя людей, проезжающие машины, чувствуешь себя здесь и сейчас. Потому что когда ты искренен с самим собой, все становится на свои места, и правильное решение предстает как совершенно очевидное. 

0.png

Спектакль полностью поглощает внимание зрителя. И только когда опускается занавес, ты понимаешь, какие сильные эмоции режиссер и актеры смогли вытянуть из тебя, так что нет сил ни кричать «браво!», ни говорить, как все здорово получилось. Да это, наверное, и ни к чему – достаточно заглянуть зрителю в глаза и увидеть там всю правду. 

 Сергей Левицкий – молодой режиссер, недавний выпускник школы-студии им. Вл.И. Немировича-Данченко. Пьесу лауреата независимой литературной премии «Дебют» Анны Батуриной, по которой и была поставлена «Фронтовичка», ему предложил художественный руководитель Русдрама Анатолий Баскаков. «Я прочел, и пьеса зацепила меня искренностью высказывания молодого автора», - комментирует Сергей Левицкий. 

Сама Анна Батурина объясняет свой выбор идеи, отличной от привычной трактовки темы Победы, желанием «запечатлеть всех живыми, говорящими, а не как на фотографиях. Не только для памяти, но и для того, чтобы себя в чем- то упрекнуть, заметить, чем то поколение «лучше» нашего. Что в них было такое, о чем мы забыли, чему перестали придавать значение». 

 В этих словах истинное понимание «победы» и «войны». Потому что, как сказала героиня спектакля Мария Петровна, побеждают не люди, не страны. Побеждает любовь. Побеждает искусство. И такие спектакли - это та сила, которая может, действительно, повлиять на людей. Это то искусство, которое может победить. 

«Мария Петровна для меня еще не познана, - говорит исполнительница главной роли Светлана Полянская. - Мне скоро 31 один, а ей по пьесе всего 24, - продолжает Светлана Полянская. - Таких девочек, которые прошли войну и остались в живых, было очень много. Я даже не могу представить, насколько у нее сильное нутро. Это девочка, которая стала женщиной, которая убивала, видела смерть, которая знает, что такое голод, которая потеряла ребенка. В общем, на голову которой свалилось столько, что не дай Бог каждому. И со всем этим багажом она не сошла с ума, не остервенела, она пытается начать жить заново, она хочет любить. У нее, конечно, плохо это получается, потому что в мирной жизни все сложнее. Когда ты на войне, либо ты убьешь, либо тебя убьют. Дали винтовку – иди, стреляй, убили – ну, все конец. А здесь вроде бы война закончилась, вроде бы должно все быть хорошо, а ничего хорошего нет. Голод, разруха, сироты, вдовы. Эта жизнь мирная только по названию». 

Это интервью записывалось сразу после спектакля, и было видно, что актриса еще не вышла из образа, еще не отбросила то горе, что переживает Мария Петровна. «Конечно, то, что происходит на сцене, можно перенести на сегодняшнее время. Например, что сейчас происходит с соседней страной, которая была нашими друзьями. У нас нет мира на земле вообще. Потому что человек - существо эгоистичное, и я бы даже жестче сказала, мразь. Сколько бы крови он ни получал, ему мало, власти мало, денег мало, всего мало». 

По признанию актрисы, роль давалась эмоционально тяжело: «Все пропускаешь через себя. Режиссер нас просил рассказать о Марии Петровне и показать свое отношение к ней, к этой теме. Каждый раз, когда мы репетировали и когда дома ты думаешь об этом, когда ты пытаешься взять эту необъятную тему, конечно, это тяжело. Но мне хотелось хоть как-то донести, крикнуть в пустоту, что не надо этого делать, что это губит людей. С каждой ролью в себе открываешь какие-то качества. Эта роль такая, что в ней нет потолка, нет предела, в ней большая глубина и нужно себя еще больше открывать, кочегарить». 

Спектакль, конечно, вытянул театр на новую высоту. Здесь видны старания каждого из команды. Это и оформление сцены, которую сделали открытой площадкой. И игра света. И синтез разных видов искусств – музыки, пластического театра и даже театра теней. Здесь нет грима, здесь музыку исполняют вживую, здесь актриса поет сама, а не используется фонограммная запись. 

Музыку создал мьюзик бэнд «Краbы». Специально для этого коллектив отказался от всех концертов на период проката спектакля. «Сначала прочитали сценарий, литературный материал, разработки по пьесе, потом начались репетиции с артистами и в режиме реального времени сочинили треки, - говорит Максим, фронтмен мьюзик бэнда. - Разводили какую-то сцену в репетиционном зале и с артистами прямо играли музыку. Задача ставилась одна – написать мудрую музыку. И мы сыграли. Я думаю, это прекрасный спектакль, революционный». 

«Фронтовичка» - это призыв вспомнить то, о чем мы забыли. Вспомнить и хотя бы сорвать со своих машин отвратительные надписи «1941 – 1945. Можем повторить!». 

 Соня Матвеева, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^