20.05.2015
Минсоцзащиты подняло цены на помощь инвалидам и ввело олимпийские нормативы для сотрудников. Людям с низкими доходами придется перейти на режим выживания.
Валентина Дмитриевна Леонова прикована к постели уже тридцать лет. Ровно столько лет назад 38-летней женщине, матери двоих детей, поставили диагноз «полирадикулоневрит». С тех пор Валентина Дмитриевна не может обходиться без посторонней помощи – и долгие годы такую помощь ей оказывали социальные работники. Однако последние реформы в сфере соцзащиты повергли ее в шок. 

Тариф на жизнь

С 1 мая выяснилось, что тарифы на соцуслуги изменились, цены значительно возросли. Теперь львиную долю и без того с мизерных доходов пожилая женщины будет вынуждена отдавать соцработникам. Возмущает Валентину Дмитриевну и тот факт, что по идее все социальные услуги она должна была получать бесплатно. Но из-за копеечной разницы между ее доходами и нормативом она вынуждена платить за каждое движение своего помощника. 

Бесплатную социальную помощь получают пенсионеры, у которых пенсия ниже полуторной величины прожиточного минимума, но доходы Валентины Дмитриевны чуть больше этих параметров по той простой причине, что плюсом к своей пенсии в 10791 руб., она получает доплату на лекарства, отказавшись от услуги льготного лекарственного обеспечения. 

- Бесплатные лекарства, которые выдают по льготным рецептам, мне не идут, из-за аллергии, поэтому я получаю доплату на лекарства в размере 3 тыс. рублей на руки, - поясняет Валентина Дмитриевна.

Эти «лекарственные» деньги она целиком тратит на импортные лекарства и мази, но по бюрократическим понятиям почему-то этот «доход» приплюсовывается к ее пенсии, и она автоматически исключается из списка тех, кто вправе получать социальную помощь бесплатно. Сейчас за 8 посещений соцработника Валентина Леонова отдает 2500 рублей, а ведь она оставила только мизерный список самых жизненно необходимых для нее услуг: поход в магазин, мытье головы, вынос мусора и прочие абсолютно необходимые вещи. 

Если и раньше женщина не жила, а существовала, экономя на всем, то теперь выживать ей будет еще сложнее. 

- Посчитайте сами. Пенсия 10791 рубль, плюс 3 тысячи выдают на лекарства. На коммунальный услуги уходит 4 тысячи, на основные лекарства 5 тысяч, 3,5 тысяч – на пеленки и мази, остальные лекарства – обезболивающие, успокаивающие, крема и так далее. И еще 2, 5 тысячи теперь я должна отдавать за социальную помощь! На что же я будут жить?! – вопрошает Валентина Леонова. 

Спринтерские гонки 

Но кроме роста цен на услуги, возмущает пенсионерку и сама методика расчета оказания услуг. Теперь у каждого соцработника есть крайне жесткие временные рамки, он должен оказать ту или иную услугу за определенное количество минут и успеть сделать месячный план, наработав минимум 130 часов работы. И раньше соцработники были ограничены по времени, но все-таки у них оставалось время и для того, чтобы сделать для своего подопечного что-то доброе (что не входит в тариф), в конце концов, просто поговорить по душам с одиноким человеком. Теперь сотрудничество осуществляется исключительно в жестком деловом порядке. Валентина Дмитриевна, как и многие другие пенсионеры, инвалиды, почувствовала на себе эту разницу. Но обиды на свою помощницу она не держит. Понимает, что соцработник лишь выполняет приказы сверху, и сейчас ей самой приходится не сладко. 

- Если раньше наши девочки помогали нам всячески, даже соревновались, у кого бабушка лучше устроена, где лучше прибрано, шторки красивые развешивали, коврики сами покупали, стелили, то сейчас все в прошлом. Порой по своей воле плафоны помоют, приберутся. И ведь, самое главное, они же нам родные становятся. И поговорим по душам, и про здоровье расспросит, - легче становится, теплей на душе. Сейчас на мою помощницу смотреть жалко. Бегают они, сумки таскают и все торопятся, надо план сделать ведь почасовой, а он запредельный. И сколько таких бабушек, как я, обслужить? Она ведь лет через десять, не дай бог, конечно, станет такой же, как я, будет, как выжатый лимон, - рассуждает Валентина Дмитриевна. 

Водоносы-силачи

Кроме умения преодолевать любые расстояния с тяжеленными сумками за рекордное время, женщины-соцработники должны быть еще и настоящими силачами. Так, в девушка-соцработник согласно методике Минсоцзащиты должна донести 10-литровое ведро воды до дома (если дом неблагоустроенный), преодолев 300 метров расстояния за несколько минут, точно так же уметь быстро растапливать печь, колоть дрова, чистить от снега дорожки, чистить дымоход от сажи, убираться в доме и так далее. 

- Например, помыть мне голову нужно за 5-10 минут! Вынос мусора за 5 минут! А за 15 минут приготовить нормально горячее блюдо вы пробовали? Обтирание, обмывание - все надо сделать за считанные минуты. Кто все это придумал? Попробовали бы эти разработчики сами сделать все так, как они написали, я бы посмотрела на это! – возмущается пенсионерка. 

Конечно, соцработникам никто не запрещает затрачивать на те или иные услуги больше времени, чем отмечено в графике, но тогда шанс сделать план и набрать нужное количество оплачиваемых «официальных» часов будет ничтожно мал. А, значит, все отразится на заработной плате, также, кстати, весьма скромной. 

По словам Валентины Дмитриевны, и ее знакомые пенсионерки, которые также испытывают сейчас на себе «прелести» новых социальных методик, рассказывают то же самое. Теперь пенсионерам и в голову не придет попросить соцработников заодно смахнуть пыль с полок или вымыть плафоны. Теперь каждое движение соцработника должно оплачиваться, а засиживаться долго у своих подопечных запрещено. Вот такие рыночные отношения. 

- Одна знакомая рассказывала, что попросила перед уходом свою помощницу налить воды в чайник, так та ей ответила, что не обязана этого делать, за это ей не платят и поспешила уйти, - грустно рассказывает Валентина Дмитриевна. – Я тоже теперь стараюсь ничего лишнего не просить и разговорами не занимать соцработницу.

По информации Валентины Леоновой, многие соцработники тоже не в восторге от новой системы работы, и многие поговаривают об увольнении. 

Теперь разговаривать бесплатно с больными людьми никто не станет. За любые беседы психологического толка пенсионеры должны оплатить от 162 рублей. Кстати, в перечень предлагаемых услуг не забыли включить и ритуальные услуги. Отдельной строкой значится «организация ритуальных услуг, оповещение родственников, сопровождение похорон», стоит эта услуга 270 рублей 31 копейку. 

«Текучки нет»

Однако, как заверяют в минсоцзащите, пока текучки кадров соцработников не наблюдается. Правда, и новые правила и тарифы вступили в силу буквально на днях. 

- По городу Улан-Удэ у нас сейчас работает 63 социальных работника. В одно время было побольше, но люди увольнялись по собственному желанию. Но сейчас, на протяжении уже полугода, цифра – 63 человека – стабильная, - говорит заведующая отделением социального обслуживания на дому улан-удэнского комплексного центра социального обслуживания населения «Доверие» Ольга Сороковикова. 

Все соцработники – женщины. Средний возраст 45 лет. Контингент разношерстный. Есть люди с высшим образованием, есть со средним, есть и вовсе люди без специального образования, которые проходят обучение на социальных курсах. Подавляющая часть работников – педагоги. У всех соцработников действительно сдельно-премиальная оплата труда. Иными словами – чем больше часов наработал – тем больше оплата. 

- 130 часов – это месячная норма, рассчитанная исходя из тех услуг, которые можно выполнить за один рабочий день, - говорит Ольга Леонидовна. 

Как разъясняет Ольга Сороковикова, тарифы на услуги действительно существенно выросли. 

- Тарифы впервые увеличились в таком размере. До этого были несущественные изменения. В этом году произошло кратное увеличение, - подтверждает Ольга Леонидовна. 

По словам Ольги Сороковиковой, и размер тарифов и методические рекомендации, согласно которым работают в Бурятии соцработники, спускаются из федерального центра, а бурятское ведомство – лишь исполнители решений Москвы. 

Василиса Шишкина, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^