03.06.2015
Амнистия за халатность
Стали известны подробности дела о смерти приемной девочки в Бурятии
Главный специалист органа опеки и попечительства Кижингинского района, допустившая по своей халатности гибель девочки в приемной семье, попала под амнистию. 12 мая уголовное дело в отношении нее было прекращено. 

После трагической смерти ребенка, за которого она была в ответе, специалист была вынуждена оставить свою должность. Расследование дела в отношении приемной матери погибшей девочки продолжается. Причина смерти еще не установлена, однако нам стали известны шокирующие подробности последних часов жизни ребенка. 

Мучительная смерть 

В декабре прошлого года Бурятию шокировала смерть семилетней девочки, которую приемная мать оставила умирать в страшных муках без медицинской помощи. Сделанная в рамках следствия фотография девочки не смогла оставить равнодушным никого - маленькое тельце, испещренное язвами и волдырями, измазанное зеленкой. Мокрые от испарины растрепанные волосы… 

О смерти ребенка правоохранительные органы узнали от хозяина квартиры, который сдавал жилплощадь приемной матери девочки. В тот день, 10 декабря, мужчина пришел за очередным платежом, квартирантку застал с вещами у порога, а ее дочь – мертвой на диване. Убежать горе-мамаше он не дал, женщину задержали. 
При разбирательстве было установлено, что 34-летняя опекунша взяла девочку из Закаменского социально-реабилитационного центра за два месяца до трагедии. Незадолго до этого она оформила опеку над ее старшей сестрой. 10-летнюю дочь оставила со своей престарелой матерью в Кижинге, а младшую забрала с собой в Улан-Удэ. Родственникам объяснила, что в городе девочке нужно будет пройти лечение – у нее энурез и психо-речевое отставание. Позже опекунша позвонила своей матери с радостной новостью – с энурезом справилась, только сыпь какая-то пошла по телу ребенка. 

«Скорую» вызывать не стала, включила фильм»

Из показаний опекунши следует, что в начале ноября на кистях и стопах дочери появились красные волдыри, которые чесались. Мать не стала обращаться за медицинской помощью и поставила диагноз дочери сама – вычитала в Интернете, что аллергию можно лечить мазью «Левомиколь» и таблетками «Амосин». Но лечение не помогало, и вскоре все тело ребенка покрылось волдырями, которые без должного лечения превращались в кровоточащие язвы. Температуру в 38-39 градусов опекунша сбивала морсом и аспирином. Приемная мать не стала обращаться к медикам, опасаясь, что они сообщат обо всем в органы опеки, а те отберут у нее детей. А ведь за них неплохо платили – неработающая «мама» получала за дочек около 10 тысяч в месяц. 

На следствии приемная мать рассказала о последних часах жизни девочки. От ее циничного рассказа становится не по себе. Вот отрывок из ее допроса: «9 декабря около четырех часов утра у дочери началось ухудшение самочувствия, она хрипела, плакала, у нее поднялась высокая температура. Я не стала вызывать «скорую». Постелила на пол в зале покрывало, легла на него и стала смотреть фильм «Я. Начало», параллельно наблюдая, что происходит с дочерью. Потом я уснула, а когда проснулась, дочь была уже мертва, на часах было около 5-6 утра. Пульс у дочери не прощупывался. В течение всего следующего дня я была дома, не знала, что делать с трупом».  

В отношении приемной матери было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Решением суда женщина была взята под арест. Недавно подозреваемая вернулась из Хабаровска, где находилась на судебной психолого-психиатрической экспертизе. Заключение экспертов о ее психическом состоянии еще не готово. Не известной остается и причина смерти семилетней девочки. Результаты сложной судебно-медицинской экспертизы будут готовы в конце июня. 

Должностное преступление

В рамках разбирательства по этому делу под прицел следственных органов попали органы опеки и попечительства Кижингинского района, которые должны были контролировать приемную семью. В ходе предварительного расследования Хоринским МСО СУ СК РФ по РБ в действиях главного специалиста районной опеки были выявлены факты ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей. Выяснилось, что сотрудница, трижды посетив подопечную семью, ни разу не застала дома ни приемную мать, ни переданную ей девочку. В каждый свой приход она слышала от матери опекунши, что она скоро приедет в Кижингу, но та все время задерживалась. 

По данным следствия, проявляя преступную халатность, главный специалист каких-либо мер по установлению местонахождения девочки не предприняла. Зная, что девочка имеет заболевания и нуждается в медицинском лечении, не обеспечила ей право на своевременное оказание квалифицированной медицинской помощи. По инструкции специалист органов опеки и попечительства должна была подать девочку в розыск, но этого не сделала. На следствии она призналась, что если бы вовремя забила тревогу, девочку можно было бы спасти.  
Учитывая, что специалист опеки впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет несовершеннолетнего ребенка и подозревается в преступлении небольшой тяжести, уголовное дело в отношении нее по статье «Халатность» было прекращено по амнистии, объявленной в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. 

Любовь Ульянова, «Номер один».    
Социальные комментарии Cackle
^