11.06.2015
«В начале пути каждая ОЭЗ – это абсолютно венчурный проект»
Минэкономики об особых экономических зонах
Российские особые экономические зоны пока «в ясельном возрасте», два года назад говорил в интервью «Ведомостям» предыдущий куратор ОЭЗ в Минэкономразвития – Олег Савельев. Классические ОЭЗ, которые по-прежнему на детской стадии развития, с ноября прошлого года взращивает Александр Цыбульский. Интерес к ОЭЗ не угасает, радуется он: новые инвесторы регистрируются, несмотря на кризис и санкции, регионы шлют заявки, а правительство с конца прошлого года согласилось создать две новые зоны.

Темпы роста у зон неравномерные, признает он: портовые «пока не особенно двигаются», многие туристические строились на слишком оптимистичных прогнозах, зато в производственных и технико-внедренческих уже есть свои истории успеха. Теперь надо, чтобы остальные губернаторы брали с них пример, говорит он, а если стимулов не хватит – придется штрафовать местные бюджеты.

– В этом году российским ОЭЗ исполняется 10 лет. Можно ли уже оценить их эффект? Оправдали ли они себя? 

– Оценивать эффективность можно и нужно с самого начала. На каждом этапе просто показатели эффективности разные. Один из важнейших – объем частных инвестиций на каждый вложенный бюджетный рубль. Сейчас у нас 2,5 руб. частных на один бюджетный, и это средний показатель по всем типам зон, включая туристические.

– Через сколько лет ОЭЗ дают свой максимальный эффект, если брать международную практику? 

– Если говорить об ОЭЗ, которые у всех на слуху (Дубай, Сингапур, китайские зоны), их средняя продолжительность жизни – 30 лет с учетом масштаба затрат и самих проектов, которые там реализуются. У нас этот процесс очень сильно ускорен. 

– За счет чего? 

– Хочется думать, что за счет нашей работы и работы коллег в регионах. За 10 лет с момента запуска этого инструмента уже есть площадки, которые вышли на самоокупаемость. Их все знают, это те первые зоны, которые зародились тогда, в 2005 г.: Липецк, Татарстан. – Их секрет успеха в работе региональных администраций? – Конечно, во многом успех зон зависит от эффективности работы региональной команды. Насколько губернатор лично вместе со своей командой заинтересован в развитии этой зоны – настолько успешен будет этот проект.

  – Насколько себя оправдали туристические зоны? Есть ли там жизнь?

– Жизнь есть. Но оценить их сложно. Сначала мне тоже казалось, что они абсолютно неэффективны и вообще-то их тоже надо бы закрыть. С другой стороны, в том же Алтайском крае инфраструктура построена и проходная мощность этой зоны – 2,5 млн человек в год. По-моему, это много для этого региона, да и по сравнению с зонами в той же Бурятии. Я пересмотрел свое мнение и не уверен, что она неэффективна.

Но и с байкальскими зонами все не так однозначно. Место уникальное, но очень труднодоступное, даже из Москвы добраться туда непросто. Так что это узкосегментированный туризм. Но я считаю, что потенциал колоссальный – он должен быть рассчитан на китайских туристов, они готовы туда приезжать. Если обеспечить нормальное сообщение Забайкальск – Иркутск, то 5,5–6 млн туристов в год обеспечит Китай. А китайские туристы – это платежеспособный спрос, т. е. это и торговля, и культура, можно будет говорить о зонах дьюти-фри. Проект хороший сам по себе, но, может быть, стоило более аккуратно просчитывать потенциал заполняемости.

Полный текст интервью: "Ведомости"
Социальные комментарии Cackle
^