09.07.2015
На этот обряд пришли люди разной веры и национальности
В Тарбагатайском районе прошёл шаманский тайлган поклонения Бухэ-Батору. Это один из «тринадцати хатов» (божеств-покровителей Бурятии), хозяин Селенги. Также, Бухэ-Батор считается покровителем воинов и спортсменов, он дарует воинский дух, укрепляет волю к победе. 

Место его почитания – священная скала на Омулёвке, считающаяся воплощением лика божества. Её видно сразу, если двигаться по трассе на Тарбагатай, немного не доезжая до горы Спящий лев. Прямо с обрыва над дорогой возвышается скала, напоминающая сидящего на троне человека. Каменная фигура издревле считалась сакральной, веками тут проходили камлания. В советские времена традиция прервалась, возобновившись лишь с 2010 года, когда шаманы общества «Тэнгэри» снова обнаружили святыню. Бухэ-Батор – мужское «место силы», женщинам приближаться к скале не рекомендуется. Зато сюда часто приезжают сотрудники силовых структур, известные спортсмены. Проводятся ритуалы, чтоб попросить удачи, помочь выиграть соревнования.

- К сожалению, после выигрыша люди обычно не догадываются вернуться, чтоб поблагодарить Бухэ-Батора – говорит шаман Борис Дашицыренов, руководивший обрядом.

Обряд проводило объединенные «Тэнгэри», участвовали также шаманы из Москвы и Томска. Районные власти обеспечили безопасность мероприятия, прислав пожарную машину.

Местом, по обыкновению, был обратный склон придорожной сопки, за спиной каменного изваяния. По традиции, было сооружение священной берёзовой рощи, жертвоприношение бараном и ритуальной пищей, сеансы шаманского транса, когда в тела шаманов вселялись призываемые божества. Какая бы ни была погода, в момент сошествия «хатов» странным образом всегда начинается сильный ветер. Прихожане могли испросить благословления у спустившихся тэнгэринов, поклонившись, назвав своё имя и получив по спине удар ритуальным посохом-бардыком. В конце тайлгана берёзовую рощу и хадаки сжигают на костре, затем шаманы и прихожане просят удачи и неба и четырёх сторон света.

Среди пришедших на обряд можно было видеть людей разной национальности, и даже разного вероисповедания.

- Я военнослужащий, и мне близок этот обряд укрепления воинского духа – сказал русский мужчина в камуфляже, с татуировками спецназа – Я православный, но считаю, что Бог един, поэтому я здесь.

Социальные комментарии Cackle
^