19.08.2015
Лес горит, потому что тушить некому
Об этом "Номер Один" рассказали сами лесники Бурятии на условиях анонимности

После реформы лесного законодательства и системы лесничеств, начавшейся в 2007 году и не прекращающейся по сию пору, вообще удивительно, что масштабные пожары начались только сейчас. Проблем реформа создала так много, что решать их будут очень долго.

100 человек на всю тайгу

Во-первых, сейчас лесник перестал быть «хозяином» в своей вотчине, а стал кем-то вроде стороннего наблюдателя. Так, по словам лесников, они теперь не имеют права задерживать «черных лесорубов». Только выявлять и сообщать в полицию. 

- Мы не можем задержать этого нарушителя, не можем увезти его, - объясняют лесники. - А теперь просто представьте ситуацию. Лесник в лесу обнаружил того, кто этот лес незаконно рубит или поджег, и он бежит вызывать полицию. Представляете, за какое время полицейские доберутся до места? Ну, это же бред!

Сейчас в Бурятии вместе с административным составом насчитывается примерно 1100 человек лесоохраны. Причем непосредственно предотвращением и тушением пожаров занимается и того меньшее число людей. При этом из года в год штатная численность сокращается, как и государственное финансирование.

- У нас есть лесничества и лесхозы. В лесхозе, которые непосредственно тушат пожар, их там максимум человек 10. А в лесничестве и того меньше, по 2-3 человека. И еще 100 человек у нас парашютистов–десантников, которые летят на самые сложные пожары. 100 человек на 27 млн га леса. Как вы думаете, реально такими силами уследить за тайгой? У нас просто нет таких сил, чтобы со всем справиться. То, что было раньше, и то, что сейчас, – небо и земля, – говорят лесники. 

Техника бессильна

В последнее время власть стала уделять технике для лесной охраны и ее состоянию самое пристальное внимание. Видимо, сказались масштабные пожары в других регионах. Кое-что закупается. Сейчас в Бурятии есть пожарно-технические станции нескольких типов.

- У нас есть бульдозеры, тралы, чтобы перевозить технику, лесопожарные тракторы, пожарные машины, плюс в некоторых районах снегоболотоходы. 

Но эта техника зачастую бессильна. Как быть лесникам, если пламя бушует далеко в лесу? Там, как известно, нет асфальтированных дорог, и чтобы пройти к месту пожара, нужно преодолеть все буреломы, горы. О том, чтобы «затащить» туда пожарную технику, не может быть и речи. Только люди, только с тем, что могут унести на себе, – лопаты, пилы, ранцевые опрыскиватели. 

- Повезет, если рядом с пожаром есть вода, а иногда бывает так, что до нее несколько километров. Иногда заливаем себе эти 25 литров «за спину», и с этими ранцами, плюс бензопилы, лопаты, поднимаемся в гору. И так по нескольку раз, - вспоминают лесники.
По словам лесников, «серьезные» верховые пожары тушатся только встречным палом и тяжелой авиацией. Возможность пустить встречный огонь, чтобы затушить пожар в труднодоступных местах, есть не всегда – ландшафт и масштабы пожара не позволяют. 

Авиация, которой не было

Помочь в таких случаях может только тяжелая авиация. До ее прибытия лесники «окапывают» пожар и заливают по границе. Этим летом авиация была необходима как никогда. Но, по словам лесников, прислали ее только тогда, когда почти все выгорело.

- Авиацию мы просили с середины июля и у МЧС, и у Минобороны. Сейчас конец лета и страшные пожары, а в середине июля все можно было локализовать и потушить. А сейчас прилетела авиация, обещали, что потушат все за три дня. И очень много сейчас приехало начальства, 10 генералов на одного пожарного, - удивляются специалисты. 

Препятствиями к локализации пожаров стали и «проволочки» при взаимодействии с другими ведомствами. Лесников просто не пускали на «чужие» земли, когда там полыхали пожары. А при такой температуре и таком ветре одна искра от «чужого» пожара могла стать катализатором еще одного очага.

- Нас Минобороны просто не пускали на свои земли, хотя уже «столб ядерный» от пожара поднимался. И мы можем тушить огонь только на границе. Вот наше лесничество, вот земли Минобороны. Мы ходим вдоль границы, заливаем, а толку-то, если там уже верховой пожар полыхает? Как взаимодействовать с другими ведомствами, как эффективно и быстро тушить пожар, если требуют бумажку на каждый твой шаг? Но сейчас, наконец-то, военные выделили бульдозеры. А что, раньше-то не могли? – возмущаются лесники.

И каждый день, каждый час этим летом лесники работают без передышки. Накапливается усталость, сказывается тотальная нехватка рук на тушении пожаров и патрулировании.

- У нас людей не хватает! Все люди уставшие. Давно такого не было, чтобы мы все лето без передышки тушили. В прошлом году где-то в середине лета шли дожди. Передышка была небольшая, но за это время мы могли починить технику. Сейчас же мечешься туда обратно, как в загоне, людей нет, техника ломается.

Безразличие чиновников

Возмущает лесников и то, что люди, которые должны были первыми стоять «на передовой» и содействовать в тушении пожаров, обезопасить населенные пункты от огня, просто... отдыхали.

- Главы районов ведь тоже должны «давать» людей, чтобы руки были, - уверены специалисты. - Есть мобилизационный план. Понятно, что их в самое пекло не кинут, но караулить они могут, чтобы искра не перелетела. Это ведь могут люди неподготовленные делать. Конечно, людей «дают», но в некоторых районах очень тяжело. У нас главы некоторых районов до последнего в отпусках сидели, им все равно: пусть все горит синим пламенем. В Прибайкальском районе все полыхало, к Турунтаево подъезжаешь, видимости никакой, а глава в отпуске. А он в первую очередь должен «бегать и скакать». Сознательные люди сами патрулируют леса. В то же время они признают, что помощь коллег, которые прибыли из разных регионов страны, неоценима.

Главным для них сейчас является то, что на протяжении всего пожароопасного сезона, во время «пламенного ада» в лесах, сами лесники и жители Бурятии не допустили того, чтобы загорелся хоть один населенный пункт или пострадал хоть один человек.

- Сейчас, конечно, еще рано говорить,  тем не менее у нас не горела ни одна деревня, и ни один человек не пострадал. Лес мы восстановим, а вот то, что жертв нет, и ни один населенный пункт не горел, - это важно. 

Обезглавили не вовремя

Как сообщалось ранее, глава Бурятии Вячеслав Наговицын освободил от занимаемой должности руководителя республиканского агентства лесного хозяйства Алексея Щепина. Это решение вызвало неоднозначную реакцию среди лесников. По их словам, если посчитали, что нужно уволить, то делать это нужно было после того, как потушат пожары. Смысла снимать в «горячий период» руководителя, по мнению лесников не было.
 
- Зачем руководителя уволили? Если есть за что, увольняйте после пожаров. В самый жаркий момент нас оставили «без головы», - возмущаются специалисты.

Попеняли лесники и на то, что который год не могут дождаться от Москвы нормального финансирования. Тем более, что нужно это в первую очередь для того, чтобы обезопасить лес. Ведь технику и обмундирование никто не даст бесплатно, да и ремонт техники обходится недешево. Еще дороже стоит аренда и заправка летательных аппаратов для мониторинга лесных массивов. 

- Керосин для вертолетов и самолетов с каждым годом растет в цене. Мы берем эти самолеты для мониторинга, и это огромные деньги. А мониторить надо, потому что спутник видит пожар от 25 га, пожар на меньшей площади он не заметит. Почему какой-нибудь области, где леса-то нет, выделяют столько же, сколько и нам? Ведь у нас в республике 80 % территории заняты лесом. 

Елена Медведева, "Номер Один"
Социальные комментарии Cackle
^