19.08.2015
Республика готовится к очередному омулевому сезону

Омуль пойдет вверх по Селенге, другим рекам республики на свои нерестилища. Браконьеры устроят массовый криминальный вылов рыбы, а госорганы покажут, смогут ли они эффективно бороться с нелегальным оборотом омуля. В правительстве Бурятии прошло совещание, на котором обсудили острые вопросы омулевого нереста. 

Над священным Байкалом издеваются 

В нынешнем году на Байкале наложились друг на друга несколько отрицательных факторов. В сумме они ударили по Байкалу. Удара такой мощи озеро еще не получало. 

- Все в одночасье наложилось на наш Байкал. Например, в 2013 году, как ожидали гидрологи, должен был наступить многоводный цикл. Энергетики приурочили наполнение четвертого на Ангаре водохранилища ГЭС байкальской водой к периоду многоводной фазы. Она не наступила, но водохранилище стали наполнять. В 2014 году впервые потребление энергетиков превысило сток наших рек в Байкал. Что в этом году? Воды нет. Селенга в самом аномальном положении. В Баргузине аномально низкий уровень, - свидетельствуют исследователи. 

Этот сезон для Байкала очень экстремальный. Все идет к тому, что Байкал будет погублен. Уровень озера уходил ниже критического, реки мелеют, вспыхнула «эпидемия» водорослей, а с весны в бурятской водосборной зоне Байкала ударили гигантские пожары, удивившие даже зажиревшую, равнодушную Москву. Омуль тоже вызывает тревогу. 

Бурятию обуяла психология временщиков, принцип «после нас хоть потоп». 

- Взять кабанскую трассу. До самой Иркутской области у нас продажа идет «в открытую». И в нерестовый период, и до нерестового периода, и после. Круглый день. Как будто никто это не видит и не слышит. Я не говорю, что голодом морить население – надо продавать нормальный, официальный омуль, в строго определенных местах. Чтобы люди им не травились, - возмутился омулевым криминалом Иннокентий Егоров, первый зампред правительства республики, открывая совещание. 

Высокий чиновник напомнил собравшимся, что это происходит общедоступно, тихо и мирно. 

- Все проезжают по дороге, остановился, купил и поехал дальше. По кабанской трассе сплошь и рядом. И болезни, как правило, оттуда. Откуда икра появляется у людей, которые стоят и торгуют этим делом? - вопрошал он. 

Демографическое падение омуля 

Что же с омулем? 

С 2004 по 2014 год наблюдалось существенное уменьшение уловов и значительное увеличение размаха их колебаний. 

- Минимум составил в прошлом году. Я думаю в 2015 году они будут еще меньше – минимум 1,7 тысяч тонн. Предварительный анализ промысловых групп позволяет предположить сохранение негативной тенденции последних лет промысла, - сказал Владимир Петерфельд, директор Байкальского филиала ФГБНУ «Госрыбцентр». 

Налицо устойчивое снижение уловов омуля. 

Причин несколько. Самая главная - уменьшение общей биомассы омуля в Байкале. По словам ученых, в 2008 году биомасса омуля впервые опустилась ниже 20 тысяч тонн. В 2012-2013 годах снизилась еще на пять, а в прошлом году еще на одну тонну и составила 14 тысяч тонн. Тенденция снижение общих запасов омуля в Байкале стала проявляться с 2000-х годов. Вид приближается к критическому состоянию. 

Как отметил Владимир Петерфельд, сейчас две основные группы омуля (пелагический и прибрежный) одновременно находятся в состоянии низкого уровня запасов. И в историческом аспекте численность этих групп имеет выраженный отрицательный тренд. 

Из первой причины вытекает следующая – уменьшение числа омулей-производителей, идущих на нерест в реки. 

Важнейшие нерестилища омуля находятся на реке Селенге. В минувшем году зарегистрировано минимальное (за весь период наблюдений) число омуля, зашедшего на нерест - около 400 тысяч производителей. Средняя же цифра захода составляет 1,7 миллионов экземпляров. Нынче заход ожидается существенно ниже средних многолетних цифр. 

В Верхней Ангаре в 2013 году был отмечен минимальный заход омулей-производителей. Чуть больше 1 миллиона экземпляров (среднегодовая цифра – более 2 миллионов). Снижение в два раза. В прошлом году количество зашедших производителей возросло до среднемноголетних цифр. Удастся ли сохранить этот уровень? По прогнозам исследователей, опирающихся на анализ промысловых уловов, в 2015 году это вряд ли повторится. 

Аналогичная ситуация, по словам Владимира Петерфельда, наблюдается по другим воспроизводящим рекам – Баргузину, рекам Посольского сора. 

Ожидается, что сейчас на нерест зайдет 2,5 - 2,8 миллионов экземпляров. 

Уменьшение зрелого омуля среди основных прибрежной и пелагической популяций ударило по общей омулевой картине. 

Промысловые уловы показывают, что рыба возрастом 8-10 лет (в сравнении с годами стабильных омулевых запасов) упала более чем вдвое. «Это, несомненно, указывает на перелов данного вида в предшествующие годы, - указывают ученые. - Одна из причин снижения уловов – неучтенный вылов рыбы. Масштабы достаточно велики и являются результатом существенного снижения эффективности охраны рыбных запасов». 

Участникам совещания сообщили, что после весьма эффективных охранных мероприятий к 2014 году неучтенный вылов вновь возрос и на фоне снижения официального промыслового улова, уже почти сравним с ним…  

Тем временем у омуля изменяются маршруты миграции. Особенно это коснулось района Малого моря у Ольхона – пелагический омуль, как в 1990-е годы, не заходит. А с 2012 года уменьшилось количество и прибрежного омуля. На юге Байкала, где существенно выросла концентрация пелагического омуля. В Селенгинском промысловом районе значительно снизилось число омуля в прибрежном мелководье. 

Куда смотрит полиция? 

Представитель МВД по РБ выступил с небольшим докладом. Осветил, что полиция намерена делать для охраны нерестового омуля. Сказал, что не хватает ГСМ для проведения рейдов, как на воде, так и по берегу.  

Работа полиции вызвала недовольство. Представитель природоохранной прокуратуры спросила посланца МВД Солбона Цыренова, чего недостает полиции для того, чтобы переломить положение с незаконным ловом и торговлей омулем. МВД выглядело неубедительно. 

- Солбон Базарович пытался мягко уйти от этого вопроса. Ваши объяснения похожи на уловки. Но МВД не для этого призвано... На севере, где тоже идет нерест, нигде не увидишь, чтоб торговали. В том числе и на рынке. А у нас здесь... Как будто вы с закрытыми глазами. Проезжаете мимо. Не надо «отбиваться» от этого вопроса, надо выполнять закон. Более того – с других регионов к нам приезжают. Отправляют специальные отряды, это не секрет. Население республики знают про это, - недовольно высказался Иннокентий Егоров. 

Сельских «вождей» - против браконьеров 

Один за другим выступили представители районов республики, на территории которых нерестится омуль. Каждый рассказал о работе. 

Иволгинский район заявил, что сельские сходы на тему нереста начинают по традиции проводить с сентября. В числе первых сел стоят Ганзурино и Оронгой. 

- В сентябре уже закончится нерест. Протокольно запишите – в Ганзурино сейчас надо проводить, - указал раздосадованный Иннокентий Егоров. 

Первый зампред с ностальгией вспомнил старые времена. 

- Там хорошо. Прямо с огорода можно закинуть шест. Ганзурино прямо в берег упирается. Природа сама «подсказывает». С людьми надо там работать. Раньше в этом отношении ганзуринцы были молодцы. Никого не пускали. По собственному опыту знаю, жил в этом районе. Никогда не пускали посторонних и сами не позволяли себе заниматься браконьерством. Лет сорок назад было. Не знаю как сейчас. Поколения сменились. Сейчас народ другой, молодежь и с ними надо работать. И в Колобках такая же ситуация. Я уже не говорю о Сотниково, - поделился воспоминаниями молодости высокопоставленный чиновник. 

Однозначно, «звездой» первого «нерестового» совещания была живая и активная представительница природоохранной прокуратуры. Когда закончились выступления глав районов, она выдвинула яркие необычные идеи. 

Например, сказала, что главы сельских поселений знают своих жителей – кто и чем зарабатывает. Браконьеров главы поселений знают точно. С ними надо вести индивидуальные беседы (вне общего схода) о ситуации с омулем, предупреждать об ответственности, об угрозе конфискации лодки, мотора. Идея о «душеспасительных беседах» неплоха. 

Другая идея оказалась еще интереснее. 

Началось с того, что глава Кабанского района сказал, что главы поселений высказали предложение об участии в совместных рейдах против браконьеров. «Они знают людей в лицо и непосредственно «на воде» могут сказать - Иван или Бадма». 

Иннокентий Егоров поддержал мысль, а представительница природоохранной прокуратуры развила ее дальше – в сторону борьбы с нелегальной торговлей омулем на федеральной трассе. 

- Каждый день может ходить на эту трассу, всех пересчитывать, вызывать опергруппу и всех оформлять. Вот система профилактики. Выехал с утра, но поехал не к себе на работу, а на трассу, - отметила девушка из природоохранной прокуратуры. 

Районный кабанский глава, наверное, пришел в изумление от того, как быстро из только что высказанной идеи может появиться еще более новая. 
 
- Это понятно. Но после того, как он начнет так действовать, его в ближайшие три дня сожгут. Я говорю жизнь, как она есть, - отбивался кабанец от новейших идей. 

- Вы считаете, что глава не должен этого делать? - наступала прокуратура. 

- Они и участвуют в этих делах - в совместных проверках, - ушел от ответа руководитель района. 

- Давайте не будем спорить, - подытожил Иннокентий Егоров. 

Поставлена ли окончательная точка в этом вопросе, осталось не совсем ясным. Не исключено, что Егоров взял паузу для обдумывания прокурорской идеи. Жизнь подталкивает к более жестким решениям, потому что Бурятия так и не сумела обуздать ни своих браконьеров, ни приезжих браконьеров-иркутян, ни наглую, демонстративную, торговлю на трассах криминальным и опасным для здоровья омулем. 

А популяция омуля становится все меньше и меньше – под смех «омулевых подпольщиков», которые не могут не смеяться, глядя на правительство республики. 

Егоров: «Объясните полиции как конфисковывать» 

Совещание отметилось многими яркими моментами. Допустим, присутствовавшие так и не поняли, как конфисковывать незаконно продающийся омуль. 

- Я прошу прокуратуру Солбону Базаровичу (от МВД – прим.) персонально объяснить, как надо конфисковывать эти вещи. На дорогах. Из его объяснения я понял, что полиция, вообще, не причастна к этому вопросу, - устало произнес Иннокентий Егоров. 

Полицейский сослался на закон и сказал, что торговля вне установленных мест – это компетенция органов местного самоуправления. 

Прокуратура высказала свою точку зрения. 
 
В итоге все окончательно запуталось. 

Представительница природоохранной прокуратуры, вообще, все совещание пыталась узнать у собравшихся, какие меры дополнительно надо принять, чтобы изменить сложившуюся годами ситуацию. 

В основном, ответом ей было вялое «жевание соплей». Иннокентий Егоров поручил подумать и в письменном виде направить свои мысли в природоохранную прокуратуру. 

В этом невнятном состоянии Бурятия встречает новый нерестовый сезон. Может быть, от активности прокуратуры что-то изменится?

Социальные комментарии Cackle
^