02.09.2015
Бакланы-наблюдатели и ученые - ихтиологи ждут рыбу, рыба ждет  с моря погоды
"Данак" уже ничего не ждет, компания не знает куда девать конфискованный омуль

Омуль пережидает ветра 

В течение последней недели августа омуль готовился к заходу в нерестовые реки Бурятии. По Байкало-Селенгинскому району нерестовое стадо стояла на глубине 20 м. Потом рыба отошла и появилась в районе Энхалука, Сухой. В реки не заходит. 


По данным Росрыболовства, в Баргузинском районе рыба находится в заливе.  На севере омуль тоже в предустьевом положении. Кое-где по югу рыба по чуть-чуть заходит, но поднимается ветер и рыба возвращается в озеро, в глубину. Рыба ждет. Предполагается, что заход начнется через 5-6 дней. Визуально, скопления омуля больше, чем в прошлом году. В Колесово уже выставлен пост ученых «Госрыбцентра». Кстати, отмечено появление хороших, упитанных сазанов. 

10 сентября пост ученых появится на реке Баргузин. Работа разворачивается по всей Бурятии. 

Беспокойство вызывает ситуация со сдачей конфискованной рыбы. Фирма «Данак», которая занимается ее приемом, на севере озера не может четко сказать куда надо сдавать. 

«Данак» отчитался, что все готово. На самом деле, оказывается, не так все хорошо», - заключили на оперативном штабе. 

«Эвенкийский лов» нашел умное решение 

На штабе была разобрана и разрешена правовая коллизия. Это касается лова омуля в Байкале коренными малочисленными народами Севера, который они ведут в рамках традиционного образа жизни. 

В период нереста контролирующие структуры  ограничивают право лова коренным малочисленным народам Севера байкальского омуля - согласно «шестьдесят седьмому» постановлению правительства Российской Федерации.  

Раньше эвенкийские общины не могли ловить омуль в период нереста. Сейчас формулировка, которая в республике употребляется в Разрешениях от минсельхоза РБ, изменилась и речь идет о запрете лова нерестового омуля на его миграционных путях. Таким образом, 73 промысловым бригадам эвенкийским общин, как бы, дали право на выход на Байкал. 

«В адрес министерства поступило обращение руководителей эвенкийских общин о внесении изменений. Они опирались на то, что Правила рыболовства регулируют места и сроки только для промышленного рыболовства, а традиционное рыболовство не указывается. 

Они мотивировали тем, что на Байкале - кроме путей миграции – добыча ими байкальского омуля возможна. На основании этого мы внесли изменения. Эвенкийским общинам было указано, что вопрос «где пути миграции?» отрегулировали с представителями науки и АБТУР», - заявили представители минсельхоза РБ. 

Миграционные пути в озере Байкал на сегодняшний день не определены. Они зависят от погодных и других условий. Получается, что эвенкийские общины могут ловить везде, но Постановление российского правительства не позволяет этого. И это Постановление выше, чем решение, которое принято в правительстве Бурятии. 

«Будут комиссионно проведены обследования и даны заключения о том, что нерестовой рыбы в определенном месте нет, ушла, а присутствует, допустим, отнерестившаяся рыба. 

С помощью контрольного лова в научных целях определяют сколько попалось нерестового или отнерестившегося омуля. Когда отнерестившегося станет больше, на определенном участке будет открыт промысел для коренных малочисленных народов. И наоборот. Там где есть нерестовый омуль, там, конечно, добыча будет закрыта», -- разъяснили в АБТУР. 

Таким образом, правовая коллизия разрешена. 

Бакланы – это воздушная армия 

В северной части Байкала из-за маловодья открылись перекаты и косы на глубине от 20 до 70 см. Есть большие скопления черных бакланов в устье Верхней Ангары – до 2000 особей. На мысах отмечаются по 10-20 экземпляров бакланов-наблюдателей. 

На штабе прозвучали опасения с севера Байкала, что при заходе нерестового косяка в Верхнюю Ангару, он понесет большие потери от атак бакланов и численность омулей-производителей, дошедших до нерестилищ, будет сильно отличаться от числа зашедших в устье. 

Как отмечают исследователи, омулем больших размеров (больше 20 см) в естественной среде, в обычной ситуации, баклан не питается. 

«Я разговаривал со специалистами. Баклан таков, что он может сделать больше вреда, больше напакостить… На мелководной зоне увидит движущуюся рыбу, он ее есть не будет – просто больше испортит, разобьет, еще что-нибудь… 

Я за ними в Курбулике третий год наблюдаю. Они, как шеренга солдат, которая идет и идет целенаправленно. Это не разрозненные чайки. Они движутся, как по команде. Угроза может быть особенно на мели, если рыбу будет видно. Это не Селенга, где мутная вода и глубина.

Но ученые говорят, что про баклана, все же, больше разговоров. Я ни разу не слышал, чтобы бакланы вспять косяки поворачивали», -- сказал Владимир Петерфельд, директор Байкальского филиала Госрыбцентра. 

Прозвучали предложения попробовать пугать баклана судами на воздушной подушке, как в других частях России. Но оказалось, что на севере такие есть лишь у спасателей. Да и будет ли большой толк от этого неясно. 

К тому же, спасатели призваны спасать людей, у которых случилось ЧП, а не отгонять диких птиц от дикой рыбы. 

Социальные комментарии Cackle
^