23.09.2015
Исчезающие памятники прошлого
«Номер один» навестил забытые памятники Улан-Удэ

После потерявшейся и вскоре на радость горожанам найденной знаменитой скульптуры «Олени» «Номер один» прогулялся по закоулкам Улан-Удэ, чтобы рассказать вам о тех интересных памятниках, судьбы которых сложились не так благополучно. 

Везучие «Олени»

Около месяца назад горожане потеряли знаменитых «Оленей», что ранее украшали гору над железнодорожным мостом через Селенгу. Пара простояла там 30 лет. Когда-то ее установили в честь открытия моста. За эти годы ее изрядно изуродовали: кто-то принимал металлическую скульптуру за живых и стрелял в нее, кто-то просто разрисовывал. В результате они даже остались без ушей и рогов, что очень огорчало самого скульптора, ныне покойного Геннадия Васильева. Тем не менее многие горожане любили эту скульптуру, она стала визитной карточкой города.

Как стало известно чуть позже, вопреки опасениям неравнодушных, оленей не украли и не уничтожили, а увезли на реставрацию. Цена вопроса, по последней информации, – около 400 тысяч рублей. Почти пять тысяч олени «накопили» сами – туристы бросали в них «на удачу», сотрудники Иволгинской администрации тоже помогли животным. Осталось найти еще 250 тысяч.

Тем временем в Улан-Удэ есть и много других скульптур, которые не стали частью культурного наследия, но за каждой из них своя интересная история и своя судьба.

«Яблоко раздора»

Одна из самых занимательных и едва ли не трагических историй, пожалуй, – у памятника строителям БАМа. В далеком 1979 году скульптурная композиция была направлена в Северобайкальск, где тогда проводилась Всероссийская художественная выставка «Мы строим БАМ». Художники, скульпторы крупных городов России подарили Северобайкальской картинной галерее более 500 различных произведений. Среди них была скульптурная композиция московского скульптора Кирюхина «Бамовцы». Однако ввиду сложностей в транспортировке скульптура осталась в Улан-Удэ. Многие годы она украшала сквер у кинотеатра «Дружба», а затем, когда началось строительство драмтеатра, из центра города переехала на новое и «немного» неподходящее место… в поселок Энергетик.

На новом месте рядом с «Бамовцами» установили фонтан, разбили сквер. Однако в конце 2013 года вокруг скульптурной композиции разгорелся скандал. Памятник обнаружили « в крайне неприглядном состоянии». Как сообщал «Гудок», рельсы украли, надписи нет, у одной из фигур была отломана рука и вся скульптура заляпана краской. Вдобавок вокруг помойка – пустые бутылки, банки, бумаги. Ввиду такого неуважительного отношения к своему случайному подарку северобайкальские депутаты обратились с просьбой вернуть памятник. Однако улан-удэнские власти в ответ сообщили, что композиция должна остаться здесь, так как стала ключевым объектом поселка Энергетик. Несмотря на горячие споры и взаимные обвинения, история памятника бамовцам закончилась хорошо. Тот, что в Улан-Удэ, отреставрировали. А у Северобайкальска появились свои «Бамовцы». В дни празднования 40-летия с начала строительства Байкало-Амурской магистрали в Северобайкальске установили точную копию. Сегодня улан-удэнский памятник стоит в более или менее приличном состоянии. Надписей на монументе избежать не удалось. Но все строители БАМа и рельсы, что радует, на своих местах.

«Кони» с Оперного ускакали к шаманам

878fec60c7b768ef787eb6b16e0ffcb6.jpg

Более загадочно сложилась судьба другой знаменитой скульптуры. Так, более полувека назад Андрей Мартыненко претворил в жизнь идею скульптора Александра Тимина. Под его руководством на крыше оперного театра появились небезызвестные кони. Работа была далеко не простая, ведь каждого скакуна весом в тонну изготавливали из 16 деталей, а после сваривали со всадниками. Четыре тонны водрузили на театр оперы и балета, а потом оказалось, что забыли сделать знамя. В итоге работа затянулась на два года, но проделана была не напрасно. Кони простояли на крыше театра почти 60 лет. Но когда началась реставрация театра, их решили заменить на точную, только более легкую, копию. В апреле 2009 года уже новые кони вернулись на крышу театра.

Старых же коней списали, правда, куда, не уточняли. Это должно было решить руководство театра. Позже место их дислокации нам удалось найти не без помощи известного бурятского фотографа Сергея Тарасенко. «Оперных» коней мы обнаружили на территории Религиозной организации шаманов «Тэнгэри». Что ж, весьма символично.

Морально устаревшие

К сожалению, есть в столице Бурятии и такие памятники, которые уже, пожалуй, никогда не восстановить. Среди них много связанных с советским прошлым. К примеру, на территории поселка Зверосовхоз сегодня можно найти изувеченного поваленного вандалами Владимира Ильича Ленина. Судя по архитектурным «останкам» в округе, эта скульптура была здесь не единственной.

А вот об улан-удэнском бюсте принципиального мальчика, первого пионера-Героя СССР Павлика Морозова, у нас уже скоро никто и не вспомнит. Когда-то он величаво возвышался на постаменте в центре Пионерского сквера в районе площади Славы, ПВЗ. Кстати, сквер был также имени Павлика Морозова.

В 90-х бюст снесли. Сегодня от него остался лишь постамент. Штырь, торчащий из него, элегантно украшен подарочной лентой. Вероятно, задумка какого-нибудь подвыпившего горожанина.

В 2003 году городские власти решили, что название сквера уже морально устарело. Посему Пионерский сквер имени Павлика Морозова и вовсе переименовали в детский сквер с жизнеутверждающим названием «Радуга». Впрочем, быть может, это не так уж плохо. Ведь время идет, многие памятники становятся никому не нужны. Правда, в современном мире, пожалуй, нужно стараться, чтобы демонтированы они были не варварским путем, с уважением. Будь так, к примеру, в году этак 1930-м, возможно, не потеряли бы мы еще одну верхнеудинскую легенду.

Разрушенная легенда

Утес «Камушек» – сегодня об одной из знаковых достопримечательностей города и к тому же наследии древних геологических эпох мало кто знает. Утес не включен ни в какие реестры, навеки забыт.

Когда то же «Камушек» привлекал внимание, был своего рода смотровой площадкой для любопытных горожан. Многие десятилетия на нем молились каторжане, коим выпала доля отправиться в ссылку на восток, в Нерчинские зловещие рудники. Говорят, утес был также особым местом для одного из родов хори-бурят. Информации о нем почти не сохранилось, а сам он остался запечатлен лишь на немногих фотографиях начала XX века, в том числе фотографа Николая Бурлакова, которые можно найти на сайте РОО «Общество русской культуры РБ».

788c92521f8855450a7a5ca41971b668.jpg

Там же сказано, что памятник природы в феврале 1930 года был необдуманно разрушен и использован как бутовый камень для строительных работ.

Спустя почти 85 лет с наводки Сергея Тарасенко мы нашли остатки легендарного утеса. Сегодня он огорожен частным забором на улице Подкаменской. Смотреть на него больно. Однако до сих пор захватывает дух от того, что могло видеть это творение самой природы, которое наши прадеды не смогли уберечь от самих себя.

e1f105bd82a027c52408653200d00c36.JPG

Меж тем сегодня в перечне утраченных объектов культурного наследия Бурятии всего 28 объектов, 12 – улан-удэнские. Среди них нет ни одного из нами перечисленных. А ведь это лишь толика того, о чем нам удалось рассказать в этом небольшом материале. 

Марина Ушакова, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^