30.09.2015
Смертельное соседство
О противостоянии живых и покойников в столице Бурятии

Улан-удэнцы все чаще плюют на нормы и строятся рядом с кладбищами. Их не пугает ни «живописный» вид из окон, ни слова об опасных последствиях такого соседства. О жизни у могилок, не без суеверий, задумался корреспондент «Номер один». 

Самоволки в последнее время определенно для многих стали костью в горле. Пришло всеобщее осознание того, что строиться в городе где попало нельзя. Всего в Улан-Удэ выделено около десятка зон, запрещенных для строительства. Среди них - прикладбищенские территории. Казалось бы, кто по собственной воле захочет стать соседом покойников? Ан нет, уже давно, как минимум в 2012 году зародился феномен такого соседства.

 Всего в Улан-Удэ сегодня 10 кладбищ, и почти у каждого из них вовсю кипит жизнь. По данным Комитета по управлению имуществом и землепользованию, наибольшее количество самовольных построек расположено вблизи кладбищ «Центральное», Мелькомбинат (поселок Таежный) и в районе поселка Шишковка. Ежедневно в окне местные жители наблюдают, как солнце восходит над могилками. И пусть зрелище это неэстетичное, отказываться от «своего» куска земли из-за каких-то покойников люди не намерены.

 Так, например, обстоят дела в том же поселке Таежный. Дома здесь подошли едва ли не вплотную к оградкам. Кладбищенской тишины здесь не сыщешь - мимо усопших ездят машины, гуляют дети, люди бегут по своим делам.

 - Да, я живу неподалеку. Они умерли, да, умерли. Я-то живу, - по-простому выпалила повстречавшаяся нам на пути местная жительница. - Я не из пугливых. Разве будешь пугливой, когда так все равно лучше, чем вообще без дома?

 Такая же ситуация в поселке Горького и у Центрального кладбища. Кто-то признается: иногда от такого пейзажа не по себе. Но потом уезжаешь на работу, а вечером закрываешь шторы и забываешь о том, что или кто там за окнами.

Интересно, что где-то улан-удэнцы даже спорят с мертвыми. Например, на кладбище поселка Шишковка многие еще несколько лет назад не признавали себя самовольщиками.

- Кладбище спускается к нашим домам, - говорили местные жители и сетовали на то, что горожане якобы самовольно занимаются захоронениями.

Тем временем сегодня в МАУ «Специальная служба» поясняют: самовольных захоронений не было и нет. Просто улан-удэнцы заселились там, где «живым вход воспрещен». При этом еще и жалуются на могилы.

Суеверные «соседи»

 Но не всем нравится жить с венками и слезами. Просто деться в этом городе больше некуда. Кстати, кто-то из-за этого соседства пытается эмоционально перестроиться и не верить в мистику. Кто-то же, наоборот, насчитывается суеверий и живет «по правилам».

Как, например, наша собеседница, пожелавшая остаться неизвестной.

 - Конечно, есть много примет, которые передавались в моей семье из поколения в поколение, и мне неприятно, что я здесь живу. Но так я хотя бы во всеоружии, что ли, - говорит женщина.

 У улан-удэнки целый список суеверий. Например, она старается не ходить мимо кладбища вечером и тем более ночью. Это, к слову, одно из распространенных правил. Также в суеверных семьях мужчинам советуют не ходить нетрезвыми. И хоть эта примета тоже имеет место, складывается впечатление, что больше это установка жен.

 - Еще говорят, не нужно рассказывать о хорошем. Мол, тут и оставишь, - отмечает женщина.

 Стоит ли говорить, что по ночам во многих прикладбищенских домах плотно задергивают шторы. Потому что порой, если верить местным, и странных видений и шорохов не избежать…

 И вроде бы улан-удэнцев, которым в безденежье не остается сделать ничего иного, как заселиться в таких мрачных местах, понять можно. Но стоит помнить, что речь идет не только о стороне эстетической и психоэмоциональной. Приметы приметами, только жить в такой местности еще и опасно для здоровья.

 Трупная водичка

В комитете по управлению имуществом поясняют: земли такие не оформляют ввиду нарушенной санитарно-защитной зоны. Ведь, если соблюдать закон, нужно учитывать, что такая зона кладбища составляет триста метров. В случае же, если кладбище уже законсервировано в течение 25 лет, расстояние до первой жилой постройки от границы может составлять уже меньше -- сто метров. Тем более, если местные жители выкапывают колодцы. 

Природа почвы такова, что в итоге вы рискуете пить «трупную» воду.

 - Конечно, это опасно. Последствия могут быть самыми разными, - комментирует сложившуюся ситуацию Роспотребнадзор Бурятии.

 Местные же жители в беседе с нами не отрицают: воду бурят и пьют. Потому что жить как-то надо.

 Марина Ушакова, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^