31.12.2015
2015-й: кризисная лихорадка
«Номер один» вспоминает главные экономические события уходящего года

В конце прошлого года нам неустанно повторяли, что 2015-й будет сложным. Повторяют то же самое и сейчас. На то есть причины. Точнее, причина одна – кризис. Взлетевший до небес доллар, контрсанкции, повышение цен – эти явления и определили всю экономику уходящего года. 

Экспортеры в шоколаде

Но для некоторых кризис в радость. Например, наш авиазавод сумел сделать на курсовой разнице пару десятков «лишних» миллиардов. И «отслюнявил» часть из них в казну Бурятии. Фактически УУАЗ спас трещащий по швам кризисный бюджет республики. Вот что значит торговать за валюту.

То же можно сказать и о некоторых других компаниях. Например, золотодобывающих. Известно, что стоимость унции драгоценного металла определяется мировыми рынками. То есть в долларах. И если в прошлом году цена за тройскую унцию в пределах 1100 долларов была на грани себестоимости, то сегодня та же цена – залог благополучия. В этом отношении больше всех выиграло, судя по всему, «Бурятзолото».

А вот другим компаниям, у которых рынок сбыта не выходит за пределы РФ, повезло меньше. Некоторые вовсе исчезли, но часть все же удержалась на плаву. Например, «Улан-Удэстальмост», который едва не стал добычей «Иркутского завода тяжелого машиностроения». В итоге компанию спасли от распила, но долги никуда не делись, как и угроза банкротства.

В этом году банкротом стала некогда главная кондитерская Бурятии «Амта». Под угрозой банкротства – дорожники «Икат-плюс», многострадальный «Селенгинский ЦКК» и много еще кто. Их история продолжится в будущем году. Возможно, там же и закончится.

Монгольские бонусы

Не меньше лихорадило и торговлю. Ритейлеры вынуждены были задирать цены до заоблачных высот. Причем не по своей воле. За максимальный порог наценки не прыгнешь. А вот поставщики – могут. Что и было сделано.

Продуктовые сети пострадали бы еще больше, если бы не безвизовый режим с Монголией. Помимо открывшейся границы, свое дело сделалсовершил и курс рубля, сделавший ранее дорогие для монголов товары дешевыми. 

Если раньше, когда рубль стоил в пределах 50 рублей, поездку в Бурятию могли позволить себе только обеспеченные монголы, то с курсом 30 тугриков за рубль поток приобрел немалые масштабы. В программах посещений у монгольских туристов, помимо достопримечательностей, в обязательном порядке вносятся «Титаны» и «Абсолюты».

Впрочем, одними монгольскими покупателями весь ущерб от падения доходов у граждан не перекроешь. Так что можно сказать, для продуктовых ритейлеров год был кризисным.

Торговцы техникой не сильно обогнали соседей по полю. Взлетевшие проценты по потребительским кредитам, падение доходов населения, ну и, конечно, взлетевшие цены сделали свое дело. Потребительский бум конца прошлого года, когда покупали по пять телевизоров на руки, сменился затишьем. А долгое затишье в торговле равносильно гибели.

Впрочем, никто из ритейлеров, в том числе местных, рынок не покинул. А значит, не все так печально. Если в будущем году никто не обанкротится, то, можно сказать, кризис торговля Бурятии пережила почти без потерь.

Сельхозкатаклизмы

Менее всех от кризиса пострадало сельское хозяйство. Возможно потому, что страдать особо нечему. Однако без потрясений не обошлось. На голову фермерам свалилась дикая засуха, убившая урожаи и пастбища.

От бедствия пострадало 122 хозяйства, подтверждена гибель урожая на площади 88,4 тысячи гектаров. Ущерб составил 324,2 миллиона рублей. Если в прошлом году зерновых собрали около 80 тысяч тонн, то в этом – примерно 20. 

Не хватает зерна ни на посевную будущего года, ни на корма для скота. Всю вторую половину года со всех сторон раздавались крики о грядущем массовом забое и мясном коллапсе.

Минсельхоз Бурятии уверяет, что этого удалось избежать. Скотину под нож пускать не стали – по крайней мере, не настолько, чтобы спровоцировать кризис. Впрочем, история еще не закончена. Животные должны пережить эту зиму. Только после этого можно говорить о каких-то результатах.

А сделать это будет не так просто. Примеры рядом: на свинокомплексе «Талан-2», который в течение всего года обещались спасти, уже не осталось ни одной свиньи. 

Этот процесс на предприятии начался задолго до засухи и прочих природных катаклизмов.

Обветшалое ЖКХ

В энергетике, ЖКХ и сопутствующих сферах, пожалуй, главным событием стал уход «Байкальских коммунальных систем» с рынка. Организация, долгое время обеспечивавшая жителей Улан-Удэ водой и получившая почти рекордное количество нареканий, была буквально вытолкана с рынка.

Водоснабжение перешло в руки муниципалитета в лице «Водоканала». Переход происходил не гладко. Оказалось, что город остался без тарифа. Впрочем, тариф недавно утвердили, заодно и пересчитав коммуналку жителям.

Если же говорить о бизнесе, работающем в сфере ЖКХ, то больнее всего по нему ударила процедура лицензирования управляющих компаний. Грянула она в конце весны и, похоже, продолжается до сих пор.

В итоге рынок покинул не один десяток компаний, в том числе и с громким именем. Например, «Эталон-С» депутата горсовета Сергея Супони лицензию не получил. Пришлось даже создавать фирму-двойника, чтобы снова выйти на рынок.

«Читаэнергосбыт», «ТГК-14» и «Бурятэнерго», как и прежде, глубоко погрязли в судах друг с другом, с потребителями и прочими оппонентами. Ничего выдающегося в этих компаниях не произошло. Как и прежде, власти угрожали расторжением договоров, как и прежде, случались аварии в самый неожиданный момент, как и прежде, компании уличали в манипуляциях с тарифами. В общем, рутина.

На пороге коллапса

Строительство в последние годы чувствовало себя неплохо. Особенно жилищное. Били рекорды по сдаче жилья, в том числе и многоэтажек. С учетом сегодняшних заявлений и ситуации на рынке это явление можно назвать агонией.

За 11 месяцев этого года застройщики сдали 311 тысяч квадратных метров жилья. Примерно так же, как и в прошлом году. Из них половина – частные дома. Остальное – многоэтажная застройка.

В целом же строительство в этом году упало на 14 процентов. И это только начало. Отрасль тормозят сразу несколько факторов. Первый – это экологическая экспертиза, которую с недавнего времени обязаны проходить все застройщики. Власти Бурятии регулярно пытаются убедить федеральный центр отменить ее, но пока безуспешно.

Второй фактор – слишком большое количество введенного жилья за последние годы. И здесь же возникает третий – нехватка денег у населения. Покупать квартиры не на что. А ипотеку теперь, как мы знаем, не так просто взять.

Кроме того, сегодня активно обсуждается давление силовиков на отрасль. Многие крупные игроки уже покинули рынок – не по своей воле. Как заявила недавно Наталья Грязнова, генеральный директор ОАО «Бурятгражданпроект», на будущий год наши компании уже ничего не проектируют. А значит, и строиться ничего не будет.

Отрасль пережила этот год, показав относительно небольшое падение. Но будущий год может оказаться гибельным для строительной сферы.

Кадастром по бизнесу

В целом же бизнес Бурятии чувствовал себя в этом году не очень. Помимо кризиса, государство приготовило еще несколько «подарков» предпринимателям. Один из них – переоценка кадастровой стоимости земельных участков.

Этой осенью минимущества Бурятии опубликовало результаты этой переоценки. Получилось, что цена на землю под коммерческими строениями взлетела в разы. На столько же должен взлететь и налог на землю. Что в нынешних условиях может больно ударить по предпринимательству республики в целом.

Еще одна сторона – усилившееся давление надзорных органов. Про это сказано уже немало, так что не будем повторяться. В итоге – бизнес бежит, налоги теряются, бюджет худеет со всеми вытекающими.

И все это несмотря на разнообразные льготы для предпринимателей, которые пытались вводить региональные власти. Вводили их точечно – только для отдельных категорий, только в рамках конкретных сроков, при соблюдении определенных требований. Так что пользуются ими не так активно, как хотелось бы.

В уходящем году экономика балансировала на грани. Спасительные сверхдоходы от УУАЗ помогли, но не настолько, чтобы расправить крылья. Так или иначе, по итогу провалились все отрасли и сферы Бурятии. Однако до дна еще далеко.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^