10.02.2016
В Бурятии пострадавшие от валютной кабалы становятся банкротами
Из-за желания сэкономить тысячи людей рискуют остаться бездомными

На днях отчаянные москвичи с мусорными пакетами на головах и лозунгами «Мы не нужны государству» привлекли внимание СМИ и правительства к валютной ипотеке. Тем временем и Бурятия рискует прогреметь на всю страну. Здесь также есть люди, которые стали настоящими рабами банков «с выгодными условиями», и каждый из таких случаев – настоящая трагедия для семьи. 

40 тысяч за квартиру, которой нет

Одна из таких трагедий произошла в маленькой улан-удэнской семье из двух человек. Виктория Мальцева решилась на ипотеку восемь лет назад. Тогда же нашла на «вторичке» неплохую двухкомнатную квартиру на Пристанской. Относительно недорогую - за полтора миллиона рублей. Правда, подсчеты, при которых было бы не так страшно платить банку каждый месяц, все не сходились, а так хотелось отдельную комнатку для дочки. Но однажды в бурятском филиале Банка Москвы Виктории предложили чудесный «новый продукт» - ипотеку на выбор: в японских йенах или швейцарских франках под 7,9 % годовых.

- В банке меня уверили, что экономика стабильная, прогнозы - радужные. Да и дохода моего на рублевую ипотеку не хватало, потому решилась на ипотеку в франках. Сначала курс был такой, что ежемесячный платеж составлял 13,5 тысячи рублей, - рассказывает сегодня Виктория.

Все казалось идеальным. Мечты сбывались. Долгожданный переезд затмевал мысли о том, что последний платеж будет лишь в далеком 2025 году. А ведь женщине, одной воспитывающей ребенка, уже приходилось экономить на всем. Тем временем курс швейцарского франка вдруг пополз вверх. 

Напряженность появилась буквально через несколько месяцев после заключения злополучного договора с банком. И в последующие семь лет становилось все хуже. По словам нашей собеседницы, она не раз обращалась в банк с просьбой перевести ипотеку в рубли. Однако там такую возможность каждый раз отклоняли. В итоге ежемесячный платеж вместо 13,5 тысячи составлял практически сорок. И вот тут уже стало по-настоящему страшно. Виктории оказалось просто нечем платить.

- В 2015 году такие заоблачные суммы брать мне уже было неоткуда. На платежи просто-напросто уходила бы вся моя зарплата, - с горечью вспоминает Виктория. - К тому же я осознавала, что квартира моя денег таких просто не стоит. Я начала искать поддержки.

Убийственный абсурд

Первым, к кому Виктория обратилась за помощью, конечно же, был сам банк. В конце концов, каждая организация должна дорожить своими клиентами. Тем более, если они исправно платят. Дабы придать своим словам особый вес, женщина попросила подкрепить обращение руководством своей организации (по иронии судьбы, Виктория тоже работает в банке).

- В ответ единственное, что мне предложили, - сделать реструктуризацию долга по текущему курсу валюты. То есть зафиксировать долг на уровне этого гигантского скачка. Я отказалась, - рассказывает заемщица.

Здесь нужно сделать небольшую ремарку. На тот момент клиентка за свой заем в 1,6 миллиона выплатила 1,7 миллиона: 0,5 млн - основного долга и проценты. Однако если бы банк пересчитал ипотеку по фиксированному курсу, после всех выплат задолженность Виктории составляла бы уже более четырех миллионов рублей. Посчитав такую странную арифметику несправедливой и просто убийственной для бюджета своей семьи, женщина просто перестала платить. Спустя год Банк Москвы атаковал. На Викторию Мальцеву подали в суд. 

К октябрю 2015 года просроченная задолженность улан-удэнки составляла уже более 60 тысяч франков. В пересчете на сегодняшний курс это порядка 4,5 миллиона рублей. Тем временем Банк Москвы просит суд не только взыскать со своего клиента денежные средства, но и «установить начальную продажную стоимость квартиры». В случае победы банка Виктория станет уже настоящим рабом ипотеки. Причем она будет платить огромный кредит за квартиру, которая уже не будет ей принадлежать (жилье уйдет с торгов по минимальной цене), то есть отдавать деньги «за воздух». 

- Суд понимает, что ситуация абсурдная, но уже признает: нет такой буквы закона, за которую можно хоть как-то зацепиться и вынести решение в мою пользу. В договоре банка все очень грамотно прописано, - объясняет Виктория. - Потому мне предлагают самой договариваться с банком, но и у него нет явных механизмов, которые помогли бы в моей ситуации.

По словам нашей собеседницы, ей предлагали обратиться за господдержкой, при которой она имеет шанс претендовать на 10 процентов «прощенных» средств. Также предлагали уйти на платежные каникулы, то есть сделать небольшой перерыв (что, по сути, ничего не решает). Или растянуть платеж - правда, при таком раскладе она бы все равно потеряла квартиру, достигнув пенсионного возраста и уже получая копейки от того же государства. Сегодня женщине уже 44 года.

Предатели или патриоты?

В Роспотребнадзоре, администрации Путина, главы Бурятии и других ведомствах Виктории, как оказалось, тоже помочь не могут. В основном приходят обычные отписки. Например, в январе Центральный банк ответил, что российские банки дают кредиты в различных валютах. Причем ставки по кредитам в иностранной валюте более низкие, «но это не значит, что расходы по их погашению будут меньше. При заключении подобного договора заемщик добровольно берет на себя риски». В заключении же снова знакомые приписки: «Департамент с пониманием относится к вашей проблеме, однако ее решение возможно только по договоренности с банком».

Наверняка, на всю эту ситуацию у каждого найдется свое видение. Кто-то посчитает, что чересчур «хитрые» заемщики сами виноваты, другие свалят все на банки, третьи - на государство, допустившее убийственное падение рубля. Соцсети пестрят злорадными комментариями, дескать, не надо было людям брать кредит в валюте, надо было поддержать наш отечественный рубль, мол, сами виноваты. Но давайте признаем, что никто из нас, непрофессионалов в области экономики, не мог предвидеть такой катастрофы. Почему же это могли предвидеть именно валютные заемщики? 

По неофициальным данным, таких, как Виктория, в России порядка 20 тысяч, и они уже потеряли веру в свое государство. Приближенные к власти будут еще долго говорить об антипатриотизме валютных заемщиков, тогда как на самом деле речь идет как раз-таки о патриотах, которые выживают в России, мечтая о единственном – своем жилье. Безболезненного решения проблемы не получится. Волнение протестных масс только набирает обороты. 

Вероятно, государству все же придется вмешаться в отношения клиент-банк. В противном случае огромная масса граждан-банкротов станет все громче заявлять о своем экономическом крахе. У людей логика простая: государство ведет политику, из-за которой некоторые граждане разоряются в считаные месяцы. Поэтому именно в адрес правительства все громче звучат требования помощи и вмешательства. Если государство проявит политическую волю, возможно, банки пойдут навстречу заемщикам, однако какие преференции они попросят взамен? 

Для справки: 

В 2015 году судебными приставами Управления ФССП России по Бурятии было наложено 122 ареста на недвижимое имущество должников на общую сумму 268 млн руб. Передано на реализацию имущество в рамках 58 исполнительных производств на сумму 119 млн рублей.

Марина Ушакова, «Номер один». 
Фото: PressFoto.ru
Социальные комментарии Cackle
^