11.02.2016
Политический перформанс в Тунке
Выборы в Тунке получились предсказуемыми по накалу

Бурятия ожидала политический перформанс – она его получила в избытке, и результат был вишенкой на торте. Однако остается множество вопросов, на которые пока нет ответов. Поэтому политическая история в Тункинском районе никак не выглядит завершенной.

Самаринов и выборы 
 
Нельзя писать о прошедших выборах в Тунке и не уйти от «фактора Самаринова». Даже после внезапной отставки Андрей Самаринов никуда не ушел из сознания тункинцев. Самаринов - слишком «большой» для Тункинского района. Его харизма нависала над районом и формировала его экономику и политику. 

Плюсы и минусы этого яркого харизматика были настолько выпуклыми, что не оставляли равнодушными никого в районе и за его пределами. Это вообще уникальный случай в Бурятии. Вряд ли когда-нибудь в ближайшие годы мы увидим на такой высокой должности человека, который делает политику и экономику со столь искренней и детской непосредственностью. Он был «большим ребенком» в мрачном, унылом мире бурятской реальности. Он заводил в Тунку деньги и строил объекты с безудержной радостью, надеясь поднять район. И с такой же непосредственностью вел себя в районе в отношении кадров и бизнеса, широкой рукой жестко сметая правила и традиции, вместе с людьми, как надоевший конструктор Лего. 

В результате к концу его карьеры (а всего-то чуть более 3 лет) на посту главы полрайона на него молились, остальная половина столь же яростно не любила. И вот при таком культе личности, на фоне обожания и ярости, надо было проводить выборы других, менее ярких людей. С самого начала выборы, в значительной степени, скатились, естественно, в вотум доверия или недоверия уже ушедшего политика. 

Предвыборные качели

В связи с «фактором Самаринова» штаб Ивана Альхеева (новоизбранного главы Тунки. -прим. ред.) сразу получил преимущество. Протестный электорат не надо было мобилизовывать – он был прокачан многомесячной критикой оппозиции тункинского руководства с криками на всю страну. В то время как у Аламжи Сыренова (основного претендента на должность главы района. – прим. ред.) стояла другая задача – доказать населению Тунки свою индивидуальность как политика. 

Предвыборные кампании главных лиц разбежались как в море корабли в своей идеологии и технологиях. «Альхеевские» всю дорогу связывали Сыренова с Самариновым и костерили на чем свет стоит обоих. Позитив стремился к нулю. Отдельные попытки сообщить о миролюбивости кандидата и объединительных началах для тункинцев тут же тонули в агрессивной риторике своего же штаба. Впрочем, как показали результаты, большего и не требовалось. Беготня с криками «Враг не пройдет» по всему району оказалась вполне действенным мероприятием. Хоть и недостаточной для победы, но концептуально верной. 

У Аламжи Сыренова не оставалось других вариантов, как позиционироваться «белым и пушистым». Тем более, что это укладывалось в характер и биографию кандидата. Плюсом пошла поддержка правительства Бурятии и «Единой России».  Уравновешенность, гарантия стабильности и спокойствие одного кандидата против наступательной агрессии второго.  

Забавно, что в Улан-Удэ вообще мало кто понимал реальную расстановку сил вплоть до последних февральских дней. Околополитическая тусовка на площади Советов отказывалась верить, что Аламжи Сыренов начал кампанию отнюдь не фаворитом. Паранойя «человек от власти – всегда фаворит» туманила мозги разнообразным экспертам и наблюдателям. В то время как на празднование Нового года штабы кандидатов ушли с пониманием, что пока выборы складываются в пользу Альхеева.  

Второй – январский - раунд противостояния начался с активных позиционных действий штаба Сыренова. Главной ударной силой которых были программа кандидата и приезд министров правительства Бурятии. На фоне агрессии «альхеевских» «сыреновские» предложили более 50 социальных и инфраструктурных объектов на тункинской территории на районные, республиканские и федеральные деньги. Не минуя ни одно поселение и самого Сыренова в качестве гаранта привоза сюда этих денег. Последовавшие вскоре в Тунку министры подтвердили программу – да, под Аламжи мы готовы гнать сюда бюджеты и строить объекты.  
  
Ситуация медленно, но верно переламывалась. В этом никогда не признаются «альхеевские» штабисты, но к началу февраля в Тунке сменился фаворит. Ситуация становилась невыносимо напряженной. Обычные жители Тунки, входящие в избирательную кампанию с миролюбивыми словами «выбираем из двух неплохих людей более лучшего», оказались в зоне боевых действий – моральных и физических. 

За несколько дней до голосования стало ясно – декабрьские успехи Альхеева и бодрый январский отыгрыш Сыренова ничего не стоили. Все решат мероприятия в день голосования. Это как боксеры, проведя 11 раундов и изрядно избив друг друга, выходят на решающий 12 раунд, где единственный удар может решить всю битву. Так и получилось. 

Грязь

Хирурги не любят объяснять про физиологические подробности копания в кишках пациента – о крови, гное и запахах. Равно как и политтехнологи - рассказывать о проектах под названием «День голосования». Это очень грязно. Но поскольку в России есть традиция выигрывать выборы любой ценой, то такие проекты есть и будут. 

7 февраля в Тунке были задействованы рычаги влияния на все низменные качества толпы и отдельных личностей. Тунка знает о покупках, продажах, предательствах и прочих прелестях «Дня голосования». Это может быть юридически безупречным, но не отменяет факт присутствия подобного. 

Руководствуясь законом о СМИ, можно лишь сказать, что в Тунке была явка выше прогнозируемой. Голосовали, в том числе, те, кто ни разу до этого не голосовал. И сейчас уже не важно, каким образом некая масса избирателей включила свое гражданское самосознание на краткий период времени, и с какой мотивацией. 

Виноват ли Иван Альхеев лично? Нет, конечно. Если бы он это не сделал, то проиграл бы. Ибо повторимся – в России существует традиция выигрывать выборы любой ценой. И он заплатил свою цену. Жители Тунки знают, как он побеждал. И им вместе жить долгое время с этой ношей. И кстати, да – крики радости фанатов Ивана Альхеева о приходе невероятно честной власти в Тунке на фоне произошедшего 7 февраля звучат весьма оскорбительно по отношению прежде всего к жителям Тункинского района. Им надо, как минимум, застенчиво и молча пережить это событие и не скакать от великой победы такой ценой. Тем более, что, исходя из результатов, половина района отнюдь не считает себя победителями. 

Витязь на распутье

Теперь главное. У Ивана Альхеева сложный выбор. Есть вариант примерить на себя роль «отца тункинского народа» и пытаться продолжать накачивать район бюджетными деньгами на дороги, больницы, школы, детсады. Для этого ему надо забыть агрессию, оппозиционность, осадить выборных кипучих соратников и идти на площадь Советов. Стеснительно объяснять – выборы ж были, вот и ругался непотребно. А сейчас людей кормить, лечить, учить надо. Может, и примут за адекватного, может, и доверят деньги на объекты. Но тогда прощай «возьмемся за руки до конца дней своих» с Мархаевым, Матхановым и прочими борцами «за все хорошее». В общем, «поматросил и бросил» в ответ на возможное благополучие жителей Тунки. 

Есть другой вариант, более драматичный. При Альхееве Тункинский район становится мятежной территорией, которую контролирует оппозиция всех мастей – каждый найдет там себе место, землю, активы. Тогда жители Тунки становятся заложниками политики Ивана Альхеева, их зажимают рамками 131-го ФЗ «О местном самоуправлении», и он начинает без качественной поддержки из Улан-Удэ мужественно бороться с нарастающими трудностями, прежде всего бюджетными и социальными. На фоне оппозиционных страстей он не может выступать гарантом освоения бюджетных средств. И тогда Тунка незаметно превращается в депрессивный район, за исключением туристических Аршана и Ниловой Пустыни. И живет сколь угодно долгое время по принципу «понты дороже денег». 

Какое решение примет Иван Альхеев, узнается довольно скоро. Впрочем, это не будет особо заметно. На первых порах Иван Альхеев будет улыбаться всем. Ровно до того момента, пока не придет время сказать «да» или «нет».

Кстати еще о последствиях. Суровые события в Тунке для выборов сентября 2016 года имеют больше прикладной характер. Тут больше психологии, чем технологий. Уникальность Тунки никак не соотносится с остальной Бурятией. Тому пример параллельные выборы главы Кабанского района прямо здесь и сейчас. Там бурления страстей подобных не наблюдается. 

А вообще, главным результатом выборов в Тунке стало отсутствие конечного результата. Есть промежуточный вариант – выиграл Иван Альхеев. Но совершенно непонятно, что он будет делать с половиной района, которая выступала резко против него. Что он будет делать с площадью Советов? Как он себя поведет с председателем райсовета Аламжи Сыреновым. И что он будет делать с поддерживающей его оппозицией. В общем, победил Иван Альхеев, которого пока никто не знает. 
 
Виктор Золотарев, «Номер один»
Фото: Тунка 24
Социальные комментарии Cackle
^