17.02.2016
В Бурятии банкротят владельца некогда самого перспективного колхоза
Спустя десять лет реанимированный колхоз никому не нужен

Десять лет назад Юрий Мельчаков поставил на карту все, чтобы восстановить заброшенный колхоз в Селенгинском районе. Для этого он взял 80-миллионный кредит и гордо отказался от господдержки. Однако яркие речи представителей власти, бесконечные «ура» и галочки для отчета – в прошлом. Колхоз безжалостно оставлен ни с чем.

Возродил с нуля

Не секрет, что в Бурятии не так много людей, которые готовы связать свою жизнь с сельским хозяйством. На риск мало кто решается, но Юрий Мельчаков оказался не из пугливых. Несколько лет назад со своим товарищем, улан-удэнским предпринимателем Анатолием Шараповым, он приобрел колхоз в Селенгинском районе, который уже много времени находился на грани выживания. Новые владельцы хозяйство подняли буквально с нуля. На тот момент кроме старой, отработавшей свой ресурс техники, долгов перед банками и собственными работниками, здесь не было ничего. Зато долгов у колхоза оказалось в несколько раз больше ожидаемой суммы, в общей сложности - на пять миллионов.

- Конечно, заработать какие-то гигантские деньги было невозможно, да мы и не пытались. Нам просто хотелось наладить жизнь хотя бы в небольшом уголке нашей необъятной республики, - рассказывает сегодня Юрий Мельчаков.

Сначала все получалось. Взят кредит в Сбербанке на 80 млн рублей. Затем отстроили новое здание фермы, приобрели новейшее оборудование из Германии, посмотреть на которое то и дело приезжали власти. Пополнили автопарк и обустроили стоянки, на которых пасется скот. Возросло поголовье рогатого скота (до 600 голов), причем большинство составляли племенные коровы. Плюс 700 овец, лошади, свиньи - словом, получилось крепкое и перспективное хозяйство. Получая около тонны суточных надоев, предприниматели приобрели Гусиноозерский молочный цех. Здесь изготавливали сметану, кефир, творог, масло. Говорили о революции в сельском хозяйстве. А еще - благодарили бурятское отделение Сбербанка за веру в проект. Как стало известно «Номер один», именно этот банк сегодня банкротит Юрия Мельчакова. 

Исковое заявление от местного отделения банка поступило в суд в декабре 2015 года. Из материалов дела следует, что в свое время с Юрием Мельчаковым был заключен договор поручительства по кредиту на те самые спасительные для колхоза 80 миллионов. Суд уже просит предпринимателя представить сведения о наличии имущества, которое могло бы пойти с торгов в случае банкротства. 

Время платить за наивность

- Что сказать по поводу этой ситуации…. Если коротко, за восемь лет шесть работников нашего колхоза осуждено за кражу. В один год украли 98 коров, - комментирует ситуацию сам Юрий Мельчаков. - Все это грустно, больно, но факт.

Интересно, что к Сбербанку у будущего банкрота никаких претензий нет. Корень зла, по мнению нашего собеседника, сидит в отношении человека на селе к труду и отношении государства к сельскому хозяйству. Юрий Мельчаков отмечает: было 48 молочно-товарных ферм, осталось пять. И эти цифры говорят сами за себя.

- Мы рассчитывали, что нам удастся своим примером, энтузиазмом, отношением, заинтересованностью что-то изменить. Мы же очень много сделали. Но не получилось.

По сути, иск Сбербанка становится логической точкой в умирании одного маленького дела и грандиозных планов. За два последних года все сотрудники колхоза в Селенгинском районе, объединяющем два села: Харгану и Нижний Убукун, были уволены. Сам колхоз законсервирован, почти весь племенной скот распродан. Показательно и то, что, как считает Юрий Мельчаков, его колхоз не нужен даже Сбербанку. Последний, судя по всему, претендует на недвижимость в Улан-Удэ, ведь она более интересна.

Как бы то ни было, сейчас пришло время платить за свою наивность. Ясно одно: в сельское хозяйство наш собеседник больше никогда не вернется. «Нужно быть просто идиотом, чтобы это сделать», - эмоционально подчеркивает он.

Сегодня бывший предприниматель и экс-депутат Народного Хурала трудится на Селенгинском ЦКК и ждет решения суда. С грустью думая о том, что осуществить свою мечту о возрожденном колхозе не получится, так же как и оставить память внукам о своем труде. Но если такова картина будущего самых прорывных людей Бурятии, каково же будущее сельского хозяйства в целом? 

Марина Ушакова, «Номер один»
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^