23.03.2016
Тариф на жадность
Путин не решит проблему Бурятии, пока местные структуры не умерят аппетиты

Надежда, которая забрезжила после разговора главы Бурятии с президентом страны, может оказаться ложной. Обещание снизить тариф на электричество в Бурятии уже успело наделать шуму на уровне региона. СМИ пишут, что впервые республика получила реальный шанс на пресловутое выравнивание, эксперты же уверены – такого механизма на сегодня нет. Есть только жадность местных энергетиков, урезонив которую, мы сможем добиться желаемого.

Битва за копейки

Один из основных вариантов ослабления тарифной хватки для населения – включить Бурятию в перечень особых зон оптового рынка электроэнергии. Однако сегодня мало кто вспоминает, что мы там уже были. И эффекта почти не ощутили.

- Это идет с 2010 года. И благодаря усилиям главы республики мы в 2010 году были включены в перечень территорий ценовой зоны оптового рынка электроэнергии, где устанавливаются специальные цены на электрическую энергию, - говорит депутат горсовета, генеральный директор компании «Энком» Сергей Иванов.

В этой зоне мы сидели вплоть до 2013 года. Реальное снижение тарифа для населения, которое мы испытали, – примерно 10 копеек. Сейчас этот вариант рассматривается как основной. А значит, мы опять получим копеечное снижение, особо не влияющее на кошелек жителей республики.

- Это даст незначительное снижение: допустим, если у нас тариф сейчас 3,15, то будет примерно 3,05 или 3 рубля ровно. То есть мы вернемся к прошлогоднему тарифу для населения. И это все, - уверен Сергей Иванов.

Другой способ снижения тарифа – покупка «дешевого» электричества на «Иркутскэнерго». Это, по мнению экспертов, даст снижение от трех до пяти копеек. То есть еще меньше и незначительнее.

- Потому что вся разница будет съедена тарифом на передачу электрической энергии по сетям. Причем основная доля передачи будет отнесена не к федеральной сетевой компании, а к «МРСК Сибири», потому тариф на передачу будет высокий именно по нашей республике, - считает Сергей Иванов.

«Резиновые» расходы

Других механизмов, по мнению экспертов, на сегодня нет. А значит, федеральные власти в этом вопросе не очень-то и всемогущи. Но это не значит, что снижение тарифов на электричество в Бурятии невозможно. Пути есть, но кроются они внутри республики.

- Необходимо вспомнить то, что сказал министр энергетики России Новак по поводу снижения тарифов в нашей республике. Он сказал абсолютно правильную фразу, которую надо было просто расшифровать потребителям и населению, - вспоминает Сергей Иванов. - Было сказано: у вас экономически обоснованные тарифы, снижайте расходы.

Тогда к этому отнеслись как к жесткому отказу что-либо предпринимать. Однако есть и другая сторона этого высказывания.

Сегодняшний сетевой тариф на электричество состоит из двух частей: расходы сетевой компании и ее прибыль. Если прибыль РСТ у нас часто не учитывает либо закладывает по минимуму, то в расходы можно впихнуть все что угодно. Что у нас, видимо, и происходит.

- Поэтому начинать нужно с экспертизы тарифных решений РСТ за последние несколько лет. Предварительное экспертное заключение на тарифные решения РСТ за последние три года у нас есть. И там существует на 100 процентов доказательная база о необоснованном повышении тарифов для конечных потребителей, - уверяет Сергей Иванов.

В первую очередь, проверить нужно филиал «МРСК Сибири» - «Бурятэнерго», который на сегодня несет статус монополиста на этом рынке.

- И мы с вами увидим в этом тарифе затраты, которые нельзя включать. Увидим неоправданно высокие нормативные потери, включенные в тариф. И так называемую инвестиционную составляющую, результатов которой мы сегодня не видим, - считает Сергей Иванов.

Круговая порука

Инвестиционная составляющая тарифа – это деньги, которые платит население за то, чтобы в Бурятии ремонтировались старые сети и строились новые. И здесь уже можно увидеть механизмы снижение расходов сетевиков, а значит – и снижения платы за электричество.

Можно изъять эти деньги из тарифа и заставить сетевые компании привлекать инвестиции со стороны. Тогда тариф заметно упадет. Другое предложение – оставить инвестиционную составляющую в тарифе, но забрать у РСТ и энергокомпаний право распоряжаться ею.

- Распоряжаться инвестициями должна не РСТ республики под диктовку «МРСК Сибири», отдавая им все инвестиции, - уверен Сергей Иванов. - Инвестициями должна распоряжаться республика – для модернизации и строительства новых сетей в республике, а проектированием и строительством этих сетей должна заниматься не «МРСК Сибири», это должно определяться конкурсом.

В этом случае тариф существенно не изменится, но улучшится качество электросетей в Бурятии. По крайней мере, деньги жителей перестанут уходить в никуда.

Так почему же до сих пор никто этого не сделал? Эксперты уверены: ответственные за это ведомства республики не заинтересованы в снижении тарифов на электричество. И причина такого поведения кроется в банальной аффилированности.

- Исполнение договоренностей главы Бурятии с президентом России отдадут, как и положено, РСТ Бурятии, минэнерго Бурятии и заместителю председателя правительства республики, который курирует энергетику, - говорит Сергей Иванов. - Не в их интересах, чтобы снижалась сетевая составляющая «МРСК Сибири». Это люди, которые всю жизнь защищали интересы только одной организации: «МРСК Сибири».

Воля олигарха

Впрочем, есть еще один вариант снижения тарифов – фантастический. Нет, это не добрые инопланетяне, которые нас спасут. Речь идет об известном олигархе, который теоретически может избавить Бурятию от тарифного бремени.

Зададимся вопросом: почему в Иркутске низкие тарифы? Ответ прост: объемы потребления. Наша республика потребляет примерно пять миллиардов киловатт-часов, тогда как соседняя область – 55 миллиардов, из которых 43 приходится на алюминиевые заводы Олега Дерипаски.

В теории можно было бы посадить собственников энергорынков двух регионов за стол переговоров, и попросить «Иркутскэнерго» и «Сибирский Алюминий» взять на себя тарифную разницу в Бурятии.

- Если добавить к 55 миллиардам, которые потребляет Иркутская область, пять миллиардов, которые потребляет Бурятия, то алюминиевые предприятия могли бы и не заметить Бурятию, - считает Сергей Иванов. - Просто там нет политической воли, и есть нежелание олигарха идти на уступки. То, что он не пойдет на уступки, мы с вами можем видеть на примере уровня воды в озере Байкал.

Другими словами, вопрос снижения энерготарифов в Бурятии лежит не столько в компетенции федеральных чиновников, сколько в ведении известного олигарха. Впрочем, с этой стороны мы вряд ли чего-то добьемся. Поэтому остается уповать на собственные силы и благоразумие местных ведомств и энергетических компаний.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^