27.04.2016
Многоходовая операция: как полицейский из Бурятии пытался уйти от ответственности
Слова «офицерская доблесть» для многих людей в погонах – пустой звук

Начальник Селенгинского отделения полиции признан судом виновным в совершении административного правонарушения – после ДТП он отказался от прохождения медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Суд лишил его права управлять автомобилем на один год и семь месяцев и назначил штраф в 30 тысяч рублей. Однако не только сам факт правонарушения заставляет задуматься – удивительно, как рьяно высокопоставленный полицейский хотел уйти от ответственности. Впрочем, он лишь продолжил традицию тех, которым давно наплевать на офицерскую честь.

«Случайно проходил мимо»

Инцидент с начальником отделения полиции Юрием Ожиговым произошел 24 марта в поселке Селенгинск Кабанского района. На дороге в микрорайоне Солнечный автомобиль полицейского «Опель Астра» выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с «Лада Калина». На место прибыли сотрудники ГИБДД, которые обнаружили у Ожигова характерные признаки алкогольного опьянения – покраснение лица и характерный запах изо рта. Однако начальник отделения полиции от медицинского освидетельствования отказался, о чем был составлен протокол. 

На разбирательстве у мирового судьи адвокат Ожигова утверждал, что в момент совершения ДТП полицейский за рулем не находился. Он, якобы, оказался на месте происшествия случайно – проходил мимо к своему отделению. Мол, потому и отказался от освидетельствования, что ни при чем. Между тем, при процедуре отстранения Ожигова от управления транспортом были свидетели. Да и видеорегистратор на машине ДПС зафиксировал, как во время доставления начальника на медосвидетельствование он рассказывает сотрудникам ГИБДД, что пытался договориться с пострадавшим, предлагал ему деньги и расписку с обязательством передать ему новую машину. 

Однако суд не внял увещеваниям Ожигова и признал его виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ «Невыполнение водителем ТС законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медосвидетельствования на состояние алкогольного опьянения». По решению мирового судьи начальнику отделения полиции было вынесено наказание в виде штрафа в 30 тысяч рублей и лишения права управлять автомобилем на срок в один год и семь месяцев. 

Все было бы не так печально, если бы начальник не пошел дальше в своих фантазиях. На следующем заседании, уже у федерального судьи, он все-таки признался, что был за рулем своего авто в момент ДТП, но причиной аварии стали не его противоправные действия, а разгерметизация колеса. Ожигов попросил суд провести автотехническую экспертизу и рассказал, что перед ДТП на повороте услышал громкий хлопок, от которого его машину дернуло на встречку. При том начальник отделения уверял, что прибывшие на место сотрудники ГИБДД даже слушать его не хотели, и причины ДТП им были не важны. Их целью было выяснить, кто находился за рулем, и освидетельствовать водителя. 

Начальник просил суд отменить постановление по административной статье «Нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги, встречного разъезда или обгона» и вернуть материал в ГИБДД для установления всех обстоятельств аварии. Но суд мольбам офицера не внял и оставил его жалобу без удовлетворения, а постановление о правонарушении - без изменения. 

Офицер упал в обморок

По попыткам увильнуть от наказания эта история с начальником полиции очень напоминает многоходовую операцию, которую несколько лет назад пытался провести в суде бывший исполняющий обязанности начальника Кабанского отделения ФСБ РФ по РБ Денис Морозов. Громкое уголовное дело тогда касалось гораздо более драматичных обстоятельств ДТП, от которых Морозов хотел откреститься. 

27 сентября 2009 года на 45 километре трассы «Шергино - Заречье» в кювете на опушке леса в кустах был обнаружен труп Светланы Федоровой, управляющей турбазой «Нефтепродукт» в Энхалуке. Оказалось, что предшествующим вечером в этом же районе произошло ДТП с Денисом Морозовым, автомобиль которого перевернулся. Лишь через восемь месяцев в отношении сотрудника было возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека». 

На суде он признавался, что погибшая действительно находилась в его машине, но как после ДТП она оказалась за 11 метров от места происшествия, «мог только догадываться». Морозов предполагал, что Светлана могла вылететь из машины через дверь или открывшийся багажник. Свою причастность к переносу тела он называл абсурдом – «возможно, кто-то мог ее перетащить, после аварии я ничего не помню». 

Офицер на суде яростно доказывал свою невиновность в ДТП, опровергая результаты двух комплексных судебно-медицинских и автотехнической экспертиз о том, что это не он, а Светлана управляла тогда «Шкодой». Опроверг он и сам механизм ДТП. Для наглядности в зал суда он принес игрушечную модель автомобиля. Его показания о возможности опрокидывания автомобиля из-за технической неисправности или заводского брака его узлов суд признал надуманными. 

На оглашении приговора в военном суде Морозов упал в обморок. Его признали виновным в ДТП со смертельным исходом и приговорили к четырем годам колонии-поселения. Плюсом лишили права управлять авто сроком на три года. 

Выстрел в спину

Вспоминается и другой инцидент с сотрудников ФСБ Артемом Павловым, который три года назад устроил стрельбу из травматики на турбазе станции Култушная и ранил одного из постояльцев. Тот попал в больницу и был прооперирован. Сотрудник своей вины не признал, однако экспертиза показала – он стрелял в потерпевшего не в пылу драки, как утверждает, а со спины. Баллистика также показала принадлежность пули офицеру. 

На защиту Павлова встала его жена, которая подала на пострадавшего и его товарища заявление о том, что они, якобы, ее сексуально домогались. Но следственные органы отказали ей в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. В итоге выйти сухим из воды у него не получилось - Улан-Удэнский гарнизонный военный суд признал сотрудника ФСБ виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью и приговорил его к штрафу в 40 тысяч рублей. Из органов Федеральной службы безопасности он вынужден был уйти. 

Разборки с пенсионером

Еще одно уголовное дело, где в качестве обвиняемого также проходил сотрудник правопорядка, спустя почти два года разбирательств закончилось примирением сторон. Он, так же как и его предшественники, пытался отмазаться. Напомним, действующий сотрудник полиции – старший инспектор районного регистрационно-экзаменационного отдела республиканской ГИБДД, находясь в местности «Байкальский прибой», будучи пьяным, побил 66-летнего директора турбазы. 

В ходе расследования уголовного дела по статье «Побои, совершенные из хулиганских побуждений» офицер настаивал, что не виновен. С его слов, он пенсионера не избивал, на самом деле пенсионер избил его. Конечно же, его вина была доказана следствием, но пока суд да дело полицейский разными путями пытался избежать наказания. По словам пострадавшего, он просил прощения, через адвоката предлагал деньги, лишь бы тот забрал заявление. За дебошира даже вступился его руководитель, который уговаривал простить оступившегося подчиненного. Но директор турбазы решил идти до конца: «Для меня честь офицера еще имеет значение, нашкодил – отвечай».  
Из-за многочисленных болезней обвиняемого процесс постоянно откладывался. Пенсионер всерьез опасался, что полицейский избежит уголовной ответственности в связи с истечением двух лет с момента совершения преступления. И действительно, сроки уже поджимали, приближалась амнистия к Дню Победы, и потерпевшему посоветовали пойти на мировую. 

- Они пошли на примирение, и я согласился, - рассказывает пенсионер. - А что мне оставалось делать? За время многочисленных судебных заседаний я абсолютно вымотался, здоровье подвело - давление начало скакать. Свою вину он признал, извинился и выплатил деньги.  

Как нам стало известно, полицейский до сих пор служит в органах внутренних дел на том же самом месте, которое так боялся потерять. 

Любовь Ульянова, «Номер один». 
Фото: фотобанк Лори
Социальные комментарии Cackle
^