03.05.2016
Уровень некомпетентности демонстрирует власть Кижингинского района Бурятии
Собирая деньги с верующих, бюджетников и  устраивая сомнительные игры в благотворительность

«В иерархической системе каждый стремится к уровню своей некомпетентности» - этот иронический закон социальной кибернетики сформулировал в прошлом веке педагог и психолог Питер Лоуренс. На практике «принцип Питера» означает, что всякая должность будет занята работником, неспособным выполнять обязанности, если общество не выработает разумных ограничений карьерных амбиций служащих. 

Возможно, глава Кижингинского района Геннадий Лхасаранов был хорошим шофером «скорой помощи», успешным предпринимателем и даже достойным главой сельского поселения. Но в 2011 году он оказался у руля районной власти, действия которой с тех пор дают многочисленные поводы задуматься над тем, понимает ли вообще она, эта власть, свои задачи и способы их выполнения, различает ли допустимое и неприемлемое. 

 Брошенные молитвы

10 июля 2014 года в Кижингинском районе состоялось знаменательное для буддистов событие. Совпали время, день, месяц и год Лошади. 

Подобное происходит раз в 180 лет. По этому поводу читается великая сутра «Ерээдуй сагай тодорхойлогшо зула хэмээхэ судар», дарующая благополучие всему бурятскому народу. Молебен совершается на священной горе Челсана, которая, согласно легенде, является дворцом духа местности Буурал Баабай. 

 В тот день, по рассказам очевидцев, сюда съехалось множество людей, пробки на автотрассе Хоринск - Кижинга были, как в Улан-Удэ в час пик. Для проведения большого молебна приехал дид хамбо лама Дагба Очиров, собрались все ламы Кижингинского дацана. 
Верующие оставляли айладхал - записки со своими просьбами о благополучии в семьях, успехах в работе, выздоровлении. Делали подношения молочной и мясной пищей, сладостями, а также посильные денежные пожертвования. 

 Записки и пожертвования принимали представители Кижингинского дацана. А также… чиновники районной администрации, коих было значительно больше, чем священнослужителей. Поначалу никто не заподозрил в этом ничего предосудительного или противоестественного. Накануне был проведен совместный оргкомитет

 - В 2013 году глава района Лхасаранов предложил построить стадион, и мы передали на эти цели 90 тысяч рублей из пожертвований, собранных во время ежегодного молебна на священной горе, - рассказывает настоятель Кижингинского дацана, ширээтэ лама Гармажап Жамбалов. 

 Но позже выяснилось то, от чего кровь стынет, а разум отказывается понимать, как такое возможно. Оказалось, что чиновники возглавляемой Геннадием Лхасарановым районной администрации, собрав деньги с верующих, не передали ламам записки с молитвенными просьбами, а попросту бросили их. 

 Люди доверили им сокровенное, а они оставили их молитвы, надежды, упования в пыли!

 Этот факт подтвердил и Гармажап-лама, к которому мы обратились после того, как узнали об этой истории от очевидцев и из Интернета. 

 - На следующий день после большого молебна я поднялся на священную гору и нашел там полиэтиленовую сумку, полную айладхал, - поведал Гармажап-лама. – Их мог разметать ветер, мог залить дождь. К счастью, этого не случилось. Я взял сумку, разобрал все айладхал и прочитал их, чтобы молитвенные просьбы людей все-таки дошли по назначению. Пусть не в тот самый день и час, но ведь это не вина верующих. Еще я молился, чтобы не было вреда тем, кто бросил айладхал, потому что такое деяние обычно не остается без последствий.

 Не соизволили районные чиновники отчитаться перед дацаном и о собранных пожертвованиях. Геннадий Лхасаранов передал 150 тысяч рублей – и все. Сколько денег было реально собрано представителями районной администрации, как их оприходовали, на что потратили – это осталось тайной за семью печатями. 

 Но даже приблизительный подсчет показывает, что общая сумма пожертвований могла достигать нескольких миллионов. Ведь на молебен собралось более 10 тысяч человек. Вносились пожертвования по 200-500, а некоторые - значительно больше, даже по 5 тысяч рублей.

 Благо за чужой счет

 Сомнительные игры в благотворительность администрации Геннадия Лхасаранова не ограничиваются возмутительным случаем в 2014 году. В Кижингинском районе создана целая система по массовому сбору денег с работников бюджетной сферы. Еще в 2013 году здесь был учрежден благотворительный фонд «Хэжэнгэ». Формально его основателем является один человек. Но исполнительный директор фонда Ханда Гунзынова рассказала, что у истоков создания сей организации стоял некий «оргкомитет», в состав которого входил и Геннадий Лхасаранов. 

 По ее словам, фонд поддерживает одаренных детей, финансируя их поездки на спортивные состязания. Часть средств выделяется пенсионерам и на районные мероприятия. Деньги снимаются наличными в подотчет. Самая крупная сумма за 2015 год – 250 тысяч рублей «на празднование 70-летия Победы». 

 Казалось бы, благое дело. Пример, достойный подражания, каковым, кстати, и считают фонд «Хэжэнгэ» сами чиновники районной администрации. Но не все так просто. 

 Нам удалось получить документы, проливающие свет на финансовую деятельность фонда. Выяснилось, что за весь 2015 год в фонд поступило только одно (!) пожертвование от частного лица. Все остальное – удержания из заработной платы работников бюджетной сферы Кижингинского района. Учителей, воспитателей детских садов, врачей, служащих других учреждений. За год из их семейных бюджетов в фонд «Хэжэнгэ» перекочевало более 500 тысяч рублей!

 «Добровольные пожертвования» ежемесячно удерживает и перечисляет на расчетный счет фонда централизованная бухгалтерия районной администрации. С обязательной пометкой «согласно личных заявлений». 

 Но если все делается добровольно, то почему деньги удерживаются централизованно и еще до зачисления зарплат на личные счета или карты бюджетников, а не перечисляются ими самими с этих счетов и карт?

 Мы захотели убедиться в существовании «личных заявлений». Главу Кижингинского района в окружении верных чиновников застали на сельском сходе в селе Усть-Орот. Геннадий Лхасаранов публично заверил нас, что все пожертвования в фонд «Хэжэнгэ» носят исключительно добровольный характер, и в районной администрации нам без проблем покажут личные заявления бюджетников. Но когда мы приехали в Кижингу, обнаружили, что дверь централизованной бухгалтерии, где должны храниться заявления, заперта. В соседнем кабинете нам пояснили, что все сотрудники бухгалтерии уехали на сельские сходы вместе с главой района (?).

 Мы обратились к управляющему делами администрации Кижингинского района Лубсану Батуеву, который попросил нас зайти часа через полтора-два. Сказал, что заявления «придется искать». Когда мы вновь появились в его кабинете, чиновник предъявил нам папку с листами. В руки не дал, показал издали. 

 Тем не менее автор этих строк успел заметить, что бумага белая, без следов длительного хранения, а чернила яркие, как будто совсем свежие. Хотя датированы заявления 2013 годом. 

 Возможно, это не повод для подозрений в том, что заявления появились на свет за те самые полтора-два часа, которые потребовались якобы для их поисков. К тому же предъявленная нам папка была слишком тонкой, чтобы вместить сотни заявлений от 
«добровольных» жертвователей. Максимум пару десятков. 

 Брать проще, чем зарабатывать

 Дело в другом. Создав благотворительный фонд, его руководство и районная власть должны были бы развернуть большую работу по привлечению средств от предпринимателей, в том числе земляков, живущих и работающих за пределами района, разработать проекты для получения грантов от фондов республиканского и федерального уровней, постараться войти в различные социальные программы. Но вместо этого избрали самый примитивный путь – выискивать деньги в карманах бюджетников. 

 Расчет, на наш взгляд, простой: брать с каждого понемногу, чтоб не возмущались. Кому захочется прослыть скаредом? Кто, учитывая особенности взаимоотношений на селе, решится открыто выступить против настоятельных «рекомендаций» районного и непосредственного начальства? Проще уж отдавать сотню-полторы в месяц, чтобы не нажить себе лишних проблем…

 Любопытная деталь. Впервые практику «добровольного» сбора денег с бюджетников администрация Геннадия Лхасаранова применила вскоре после его избрания главой Кижингинского района. Тогда «пожертвованием» стал трехдневный заработок работников бюджетной сферы. Обстоятельства этой истории проверял ОБЭП. Но в возбуждении уголовного дела было отказано. Что, возможно, и было воспринято районной властью как одобрение правоохранительными органами дальнейших массовых удержаний из зарплат.

 Землей тоже пожертвовать? 

 Сейчас администрация Геннадия Лхасаранова добивается от населения Кижингинского района еще более масштабной «благотворительности», призывая отказываться от своих земельных паев. На сельском сходе в Усть-Ороте сам глава района громогласно убеждал в этом сельчан. Дескать, оформить паи в собственность все равно не получится из-за некоего «несоответствия в списках». Поэтому отказывайтесь от них, а мы, мол, потом вернем - в собственность или в аренду. 

 Это все равно, что предложить горожанину отказаться от квартиры, чтобы потом снимать ее за деньги!

 Да и смогут ли жители Кижингинского района в дальнейшем выкупить землю на аукционах? Посильна ли им будет арендная плата? Или однажды они обнаружат, что на их наделах хозяйничают приезжие из Китая?  

 И главный вопрос: неужели Геннадий Лхасаранов и чиновники его администрации не понимают того, что первоочередная задача власти – защищать права жителей, поднимать экономику района, создавать рабочие места, увеличивать доходную часть бюджета, добиваться финансовой поддержки со стороны республики и Федерации? А уже за счет этого отправлять детей на соревнования, устраивать праздники, строить стадионы... 

 Но пока, к сожалению, мы увидели зашкаливающий уровень некомпетентности. 

 Арсений Калитин,baikalfinans.com.
Социальные комментарии Cackle
^