05.05.2016
Леса Бурятии исчезли на сто лет
Федеральная власть и местная жадность оставляют за собой пустыню

Действие неудачного Лесного кодекса, принятого в 2007 году, продолжает аукаться в республике. Прошлый год показал - благодаря неудачной реформе Бурятия, как и любой другой регион России, противостоять пожарам не может. Сейчас «всплыла» другая проблема – у нас не осталось лесов для жителей сельских районов. 

«Леса нет. Совсем нет»

Жители села Новосретенка в Бичурском районе Бурятии остались без леса. Когда-то район, славящийся прекрасной древесиной и двумя леспромхозами, сидит посреди пеньков и горельника. Речь идет даже о не коммерческой вырубке. За 20 с лишним лет вырубили все, а что выпилить не успели, сгорело в огне. Например, только в 2008 году пламя уничтожило около 15 тысяч гектаров. 

Сейчас ситуация похожа на издевательство – вести вырубку для собственных нужд никто не запрещает. По закону жители села Новостретенка имеют право на 100 кубов древесины. Но ее в районе нет. 

- Леса нет, - мрачно констатирует местный житель Алексей Иванов. - Вообще нет. Дрова давали нам с горельника. Остальное вырубили коммерсанты. Мы устроили сход села, где задали нашему главе вопрос - что делать? И что депутаты поселения сделали для решения проблемы? Нам сказали – никто перед вами отчитываться не обязан. Оставили нас один на один с бедой.

По словам сотрудника лесного хозяйства в Бичуре, «безобразия» начались еще в далеких 90-х, когда на место государственных промышленных хозяйств пришли частники, вырубающие в сезон по 220 тысяч кубов. В нулевые годы ситуацию добила реформа лесного законодательства, которая сократила специалистов до одного человека на тысячу гектаров. При такой численности лесников активно помогать коммерсантам стали «черные» добытчики древесины. Вырубка приняла грандиозные масштабы. 

- Все это год от года расстраивалось, тем более, когда разрушили лесное хозяйство, с этой их реорганизацией. Контроль агентство потеряло, - констатируют местные жители. 

В самом РАЛХ разводят руками – Бичура не уникальна. По данным пресс-службы агентства лесного хозяйства Бурятии, все соседствующие с городом районы оказались в таком же положении. Коммерсантам не выгодно брать деляны, например в далеком Баргузине, когда есть возможность взять древесину близко к городу. 

Тем временем, по официальным данным, в Бурятии очень много делового леса. Но есть он только на картах и в цифрах отчетов. На самом деле все находится в труднодоступных местах. Прежде чем приступать к вырубкам, нужно проводить таксацию, которая покажет, можно использовать этот участок или нет. И лес может еще столетия спокойно стоять в районах высокогорья, но к нему никогда не проведут дорогу. Ни у одного заготовительного предприятия Бурятии нет таких средств. 

Заместитель природных ресурсов Бурятии Александр Мартынов уверяет – проблема будет решаться. 

- Я вернулся из Хоринска, и там точно такая же проблема, - поделился замминистра.- Мы обсудили это вместе с главами всех сельских поселений. Предложения мы уже направили главе Бурятии. Проблема везде одна и та же, поэтому, исходя из этого, мы подготовили предложение, разрабатываются механизмы решения. 

Работа над ошибками?

Стоит отметить, что Александр Мартынов много лет занимал должность руководителя Республиканского агентства лесного хозяйства. Вплоть до 2010 года. Его отставку многие связали с полной запущенностью стратегической отрасли. В том числе и с аукционами на лесозаготовку. 

Карты в руки для проведения подобных торгов в 2007 году дал как раз обновленный Лесной кодекс. Распределение леса через аукционы стало возможно в Бурятии прежде всего по коррупционному признаку, по клановой составляющей и по убеждениям, далеким от здравого смысла, совести и справедливости. 

 В конце нулевых местные предприниматели, имеющие договоренности с агентством об аренде участков через аукционы, остались с техникой, купленной в кредит, но без леса. Профильные бизнесмены должны были готовить десятки томов документации для получения участка, а затем еще ухитриться получить доступ на конкурс. Торги были достаточно закрытыми. Ни о какой публичности речи не шло. В итоге лесные богатства отошли не профильным предпринимателям, а просто богатым людям, которые держат их как актив, подобно недвижимости. Право аренды на участки согласно торгам варьировалось от 25 до 50 лет. 

 «В пылу азарта» мало кто задумывался, что станет с лесом и пятисоттысячным населением районов Бурятии за пределами Улан-Удэ. На сегодняшний день свободной древесины в нормальном доступе практически не осталось. Та, которая была в близи дорог, в том числе лесных, или выпилена, или сгорела, или находится в аренде без права доступа к ней. 

Естественно, о лесозаготовительной и лесовосстановительной практике за 10 лет тоже никто не задумывался. Контрольные и надзорные органы физически не могут следить за тем, кто и как восстанавливает деревья на каждом коммерческом участке. Физически не хватает людей. 

По всей видимости, придется ждать, когда все вырастет само по себе. А это, по словам опытных лесников, не меньше 110 лет, или примерно три поколения. 

Тем временем 21 мая 2016 года Федеральное агентство лесного хозяйства проводит весеннюю акцию «Всероссийский день посадки леса». Наверняка, будут отчеты и фотографии с мероприятий, где чиновники высаживают елочки. В это время жители Бичуры и других районов Бурятии так и будут рыскать серди пеньков и горельника в надежде найти хотя бы пару-тройку деревьев для себя. 

Ирина Соколова, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^