04.06.2016
Предохранители психики
Почему защитные механизмы организма могут как защитить, так и навредить?

Мы знаем анатомию нашего тела, но о том, как устроена наша психика, не знаем практически ничего. Оказывается, в нашу психику «встроен» целый арсенал механизмов защиты, которые оберегают нас от воздействия неприятных обстоятельств. Эти щиты ограждают нашу психику от негатива, чтобы, так сказать, «не перегорели пробки». Но порой защита может сработать и неправильно. 

«Наша оценка реальности постоянно бьется об эти защиты, и порой может изменить наше представление о мире и о себе до неузнаваемости», констатирует Игорь Бадиев. 

Искажая реальность

– Игорь Валерьевич, расскажите, что это за механизмы и почему о них так важно знать.

– Наша психика устроена достаточно сложно и работает очень и очень нелинейно. Человек, сталкиваясь с некими фактами реальности, со своим собственным поведением или с поведением других людей, может испытывать психологический дискомфорт. Чтобы оградить нас от того, что нам не нравится, на помощь психике встают механизмы защиты. Тем самым влияние отрицательных переживаний на психику минимизируется. 

Сам термин «механизм психологической защиты» был введен Зигмундом Фрейдом. Он представлял работу психики следующим образом: есть наше сознание (то, что мы знаем и можем сказать о мире и о себе), наше бессознательное – область всех наших неосознаваемых влечений, желаний, инстинктов, и суперэго – это область социальных норм, ценностей и этики. Так вот, когда наше сознание сталкивается с фактами, которые противоречат суперэго (нашему представлению о должном), это травматично для психики и она пытается защититься от этого. Механизмов психологической защиты сейчас насчитывается около двухсот, мы рассмотрим самые основные.   

Самый элементарный механизм, который выделил Фрейд, – это вытеснение. Та информация, которая вызывает у нас дискомфорт, как бы забывается, а на деле она вытесняется в область бессознательного. Примером этого механизма может быть  логоневроз (заикание) у детей. Причины заикания разные, одна из них –  психотравмирующее обстоятельство. Если спросить у человека, который заикается, почему он заикается, он скажет – в детстве меня напугали. Однако фактически причиной заикания стало не то событие, которое вспоминает человек, а другое, которое оказывается вытеснено из сознания, человек не может вспомнить его. Травмирующее событие, хоть и не осознается, но действует на нашу психику, в результате человек заикается. Если мы это вытесненное из сознания событие поднимем из области бессознательного, то это послужит основанием для излечения от логоневроза. 

В паре с вытеснением работает другой механизм психологической защиты – замещение. Всю свою жизнь человек может быть уверен, что заикается от того, что в детстве испугался собаки. Однако, если человек может спокойно, без душевных страданий, детально рассказать, как он встретил ту собаку, как она на него прыгнула, значит, это воспоминание не несет в себе травмирующего зерна. Скорее всего, оно заместило собой другое, по-настоящему травматичное событие, которое сначала было вытеснено в подсознание, а затем замещено менее негативным событием, ведь природа не терпит пустоты.   

Отступить назад, чтобы спастись

Еще один механизм психологической защиты – регрессия. Он заключается в возврате на предыдущий этап развития. Представьте, произошло какое-то травмирующее для человека обстоятельство, и, чтобы избавиться от вызванного им дискомфорта, наша психика откидывает нас на шаг назад, когда все было хорошо, и тем самым делает наше поведение более детским. 

Например, ребенок вдруг начинает писаться ночью. Казалось бы, он уже достаточно взрослый для памперсов, учится в младшей школе, в чем же причина? Дело в том, что после какой-то душевной травмы психика ребенка пытается отгородиться от негатива, возвращая его на предыдущий этап развития – в младенчество, когда он чувствовал себя защищенным. 

– Сосать палец или что-то грызть – тоже проявления регрессии? 

– Если ребенок вдруг начинает сосать палец или грызть ногти – это тоже регресс на оральную стадию развития. На этой стадии от рождения до года процесс сосания выступал единственным источником удовольствия. Кроме того, может быть множество других проявлений этого механизма – например, инфантильность или капризность. У взрослых регрессия может проявляться, например, в возврате себя молодого в период кризиса средних лет. Человек вдруг бросает семью, ходит по клубам, заводит молодую подружку – возвращается в то время, когда ему было хорошо.    

Наиболее часто встречающийся механизм психологической защиты – проекция. Он выражен в пословице «каждый судит сам по себе». Сталкиваясь с поведением другого человека, мы объясняем его с собственных позиций, проецируем на него свои личностные черты. Как правило, такая проекция происходит тогда, когда мы сами в себе не признаем каких-то негативных черт. Наше сознание активно борется с плохой оценкой самого себя, и, чтобы избавиться от возникшего по этому поводу дискомфорта, мы эту негативную оценку переносим на другого человека. В результате действия этого механизма человек считает, что его окружают сплошь плохие, непорядочные люди. Это значит, что мы сами себя считаем не очень хорошим человеком. 

Отрицание реальности

Рационализация – еще один механизм защиты, который выражается в попытке объяснить свое эмоциональное иррациональное поведение рациональными началами. Например, мы чем-то взволнованы, мы ведем себя агрессивно. Свое поведение мы считаем неприемлемым, оно не соответствует требованиям суперэго, и, для того чтобы оправдать себя, мы находим рациональное основание для этого своего поведения. Мы говорим – «да, я вел себя так, потому что обстоятельства сложились таким образом». К слову, свои депрессивные состояния мы очень часто рационализируем. «Да, у меня сниженное настроение, апатия, но это потому, что меня мучают неудачи».  

Очень мощный механизм защиты – отрицание. Это первая реакция нашей психики на сильное травмирующее обстоятельство. Мы отрицаем сам факт происшедшего, которое негативно на нас влияет. Например, смерть близкого человека на первой стадии переживания горя отрицается. И если в дальнейшем не происходит осознания утраты,  человек может застрять на отрицании, он начинает отрываться от реальности. Например, после смерти близкого он ничего не трогает в его комнате, и когда накрывает на стол, кладет приборы и на него. Так наша психика пытается нас защитить, чтобы «не перегорели пробки».

Отрицание проявляется и у алкоголиков, которые отрицают, что они алкоголики. Бывает, что человек, заболевая, может начать отрицать свою болезнь и простуду, и инфаркт или инсульт. Он не может примириться с болезнью. Почему близким так сложно разглядеть готовящийся суицид? Не потому, что они злые, бесчувственные люди, нет. Работает отрицание. Факт того, что другому человеку настолько плохо, что он хочет умереть, очень травматичен для окружающих, поэтому начинает срабатывать механизм защиты. 

Снимите фильтры с глаз

– Всегда ли защита положительно влияет на нашу психику? 

– Наша психика защищает нас от чрезмерных переживаний. Благодаря им мы можем пережить очень много, однако и у механизмов защиты есть две стороны медали. С одной стороны они защищают, а с другой, мешает нам переработать травму, чтобы она не мешала нам дальше жить. В этом плане механизмы психологической защиты можно сравнить с иммунитетом. Задача иммунитета понятна – борьба с вредоносными инфекциями. Однако когда происходит сбой, у нас появляются аутоиммунные заболевания, когда наш иммунитет начинает нас уничтожать, пример тому – аллергические реакции. Так же и в психологическом плане – реакции на травмирующее обстоятельство бывают избыточными и могут принести вред, исказить наше представление о мире, о нас, о нашем будущем и прошлом. 

– С этой чрезмерностью защиты можно что-то сделать? 

– Мы должны прекрасно понимать, что у нас есть механизмы защиты, и они нам могут помешать объективно воспринимать мир. Нужно понимать: мое суждение о событии, вызывающем дискомфорт, есть результат нашего анализа или попытка сгладить углы и избежать дискомфорта? Например, я решил бегать по утрам. Утром я не побежал, потому что дождь, на следующий день – потому что я опаздываю, и так далее. Я ведь хотел начать бегать, но у меня были на то объективные причины. Я рационализирую, я пошел на сделку с самим собой. 

На самом деле вопрос «почему я не стал бегать?» имеет простой ответ  – мне элементарно было лень. Признать это требует определенной смелости. Чтобы не пострадала моя самооценка, психика ее сохраняет, придумывая разные оправдания лени. 

Нужно осознавать эти механизмы, просто знать, что они есть. Знать, что мое видение ситуации очень сильно искажено в мою пользу. Представьте, на окне появилась трещина. Мы заклеили ее скотчем – вот и нет трещины. Вроде то же самое окно, но видно уже хуже. Потом еще заклеили и еще, пока в итоге окно у нас не стало таким мутным, что через него мы уже не видим ничего. Фильтры восприятия реальности не должны мешать нам оценивать этот мир объективно. 

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один»
Вопросы психологу вы можете задать по адресу pismo77@inbox.ru
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^