10.07.2016
«Байкал нас не отпускал»
Воспоминания журналиста Василия Пескова о первой встрече с Байкалом

Отец со свояком, дядей Ваней, выпив на празднике, пел песни, и одна из них была про Байкал: «Эй, баргузин, пошевеливай вал…». Слово «баргузин» я толковал как «грузин». Но почему грузин на Байкале?

И вот я попал к знаменитому «морю». Было начало лета. От поселка Листвянка мы ехали на восток по южному берегу озера. Помню неожиданную для этих мест теплынь. Склоны гор у дороги были покрыты брызгами сиреневых цветов. Позже я узнал, что это сибирский багульник. Если пучок голых веток зимой поставить в бутылку с водой, то через несколько дней на ветках появятся не листочки, а звездочки нежных цветов. Багульник вовсю уже цвел, а на Байкале лежал еще лед. Правда, он стремительно таял. В каком-то месте, остановившись, мы слышали шорох. Это рушились льдины. Но зато осенью озеро долго не замерзает.

В одном месте, где у берега из воды торчала темная глыба камня, остановились мы поснимать. И вдруг, как подарок, из-за коряг выплыла остроносая, черная от смолы лодка с тремя гребцами. Мы помахали - остановиться, и гребцы, крикнув в шутку «Бутылка будет?», остановились и даже подплыли в нужное место, чтобы и камень вышел на снимке.

Байкал. Начало ХХI века. Он все хорошеет.

День был теплый. Над озером висела голубоватая дымка, и было тихо-тихо. Мы слышали, как в лодке переговариваются гребцы, как тенькает какая-то птица и как с шорохом рушится от тепла лед.

Долго мы ехали на восток вдоль Байкала - пересекали речушки, видели поселенья людей на склонах гор, а слева все время сиял Байкал с белыми пятнами льдин. Путь наш окончился у каких-то горячих ключей, где после зимы парились два бородатых охотника…

Позже в разные времена года приходилось бывать на Байкале. Стоял я однажды на высокой скале, с которой виден был синей полоской северный берег, в другой раз плавал по сибирскому морю, ел рыбу, приготовленную на костре по-старинному - на рожне (пике). Видел место, где из Байкала вытекает сразу же полноводная Ангара. Но так бывает: в память врезалась первая встреча - сиреневый багульник на сопках, черные камни и шорох тающих льдин на воде...

Ну и, конечно, - баргузин. Мощный восточный байкальский ветер. Он пахнет свободой.

Источник: «КП Иркутск»

Фото:pixabay

Социальные комментарии Cackle
^