28.07.2016
Власти Улан-Удэ готовы сжигать умерших, если для этого найдутся инвесторы
В Улан-Удэ началось строительство нового кладбища почти на 4000 захоронений

Кроме того, чиновники активно заговорили о строительстве крематория. Под него уже подобран участок, который мэрия готова отдать в бессрочное пользование первому попавшемуся инвестору.  Но все ли так благополучно, как они описывают, и хватит ли мест под захоронения еще хотя бы на пару-тройку лет, выяснял «Номер один».

Два из девяти

В апреле, зачитывая отчет перед депутатами Народного Хурала, Александр Голков констатировал, что мест на городских кладбищах хватит максимум на полгода. После хоронить умерших будет негде, а денег на обустройство новых земель как не было, так и нет. Проблема катастрофического масштаба, решением которой нужно было заняться еще пять лет назад, обеспокоила чиновников, видимо, только сейчас, когда из девяти существующих кладбищ осталось всего два открытых. 

– Действуют кладбище «Центральное» на Стеклозаводе и «Южное» на Спиртзаводской трассе. Если места есть, возле близких родственников проводятся захоронения на Шишковке и на Мелькомбинате, – рассказывает директор МАУ «Специализированная служба» Галина Тарабрина.

На сегодняшний день кладбище «Южное» – единственная надежда города. У муниципалитета грандиозные планы на роскошный участок земли площадью 40 гектаров, расположенный позади старого кладбища. По задумке чиновников, земли должны быть облагорожены: вокруг установлено ограждение, подведено электричество, посажены кустарники. Проблема в том, что денег на все и сразу в бюджете города нет. Потому было решено разделить строительство кладбища на несколько пусковых комплексов. 

Пусковой комплекс первой очереди был сдан еще в 2013 году. Казалось, пяти гектаров земли, рассчитанных на три тысячи умерших, хватит с лихвой как минимум года на четыре. Но не тут-то было. О том, что хоронить больше негде, заговорили уже в прошлом году. Тогда и начались поиски денег и разработка документации на строительство второго пускового комплекса. 7 июля аукцион разыграли, победителем стала компания ООО «МВ-групп».

Подрядчик к уже существующему кладбищу сделает второй «пристрой» размером в 5,25 гектара земли. Свои работы по возведению строители оценили в более чем 35 миллионов рублей. На эти деньги они планируют заасфальтировать дорожки, озеленить территорию и установить отхожие места. Закончить работы обещают к 1 декабря. Чиновники надеются, что мест на прежних участках для захоронений до этого момента горожанам хватит.

С учетом всех построек – туалетов и прочего, земли на новом кладбище останется на 3797 захоронений. Этого должно хватить примерно на два-три года. 

После опять начнется поиск средств на завершение грандиозного проекта – вместительного кладбища общей площадью 40 гектаров. Но когда город сможет изыскать средства на следующий этап, сказать сложно. Сейчас чиновники успокаивают горожан тем, что на данный момент хоронить еще есть где. Но если только вдуматься, что из девяти кладбищ предать тело земле можно только на двух, становится страшно.

Крематорию – быть?

Последние несколько лет в администрации города активно обсуждают тему возведения частного крематория. Вроде бы, и чиновники готовы пожертвовать для этого участок земли, и люди стали более лояльно относиться к сжиганию тел в печи. Но все что-то не ладится. Оказывается, дело в бизнесменах. На сегодняшний день муниципалитет не может самостоятельно заплатить за строительство крематория, поэтому ждет прихода инвестора, который поставит здание за свои деньги. К сожалению, возникающие время от времени предприниматели, как по сценарию, сначала яро желают возвести в столице крематорий, а после исчезают без объяснения причин отказа.

По предварительным подсчетам, на строительство крематория может уйти около 80 миллионов рублей. Такие деньги во время кризиса вряд ли сможет найти даже самый состоятельный бизнесмен. С другой стороны, ближайший крематорий находится в Новосибирске, а это значит, что жители соседних регионов наверняка заинтересуются улан-удэнским учреждением и захотят пользоваться его услугами. Возможно, поэтому в администрации города так отчаянно отстаивают свою идею и даже периодически проводят по этому поводу совещания. О результатах последнего нам рассказали в комитете по строительству.

– Специалисты определили участок на восьмом километре Спиртзаводской трассы под строительство крематория. Им дали срок, чтобы они выяснили, насколько эта санитарная зона позволяет размещать там крематорий, – рассказывает заместитель председателя комитета по строительству администрации Улан-Удэ Эльвира Дабаева. 

Оказывается, расположение крематория зависит от того, сколько печей в нем будет работать одновременно. Если печи будут включать по очереди, то есть по одной, – расстояние до ближайших жилых домов должно составлять не менее 500 метров.

– Если одновременно сжигать будут две печи – охранная зона должна составить один километр. Как раз километр, скорее всего, у нас не получится, а вот 500 метров – возможно, пройдет, – рассказывает председатель комитета городского хозяйства администрации города Константин Мошковский. 

О строительстве крематория председатель говорит загадочно, будто инвестор уже стоит на пороге и ждет команды. На самом же деле желающих нет. Видимо, все же побаиваются, что бизнес окажется невыгодным. Оно и понятно, многие из жителей республики до сих пор имеют размытые представления о крематории. В отличие от жителей других регионов. Там уже давно отдают предпочтение печи, нежели кладбищу.

Wi-Fi на том свете

К примеру, на сайте Новосибирского крематория можно увидеть несколько разделов с описанием процедуры сжигания тела усопшего, пообщаться на эту тему со специалистом и получить ответы на интересующие вопросы. Кроме этого в здании и в парке возле колумбария постоянно проходят поминальные вечера, посвященные великим людям, которые трагически ушли из жизни.

Каково же было наше удивление, когда на сайте сибирского крематория мы прочли объявление со следующим содержанием: «Для всех посетителей Новосибирского крематория Wi-Fi  бесплатный». Одним словом, руководство делает все, чтобы приманить как можно больше клиентов. Конечно, в данном случае выражение может казаться неуместным, но по факту это именно так. В последние годы новосибирцы все чаще выбирают кремацию, нежели обычное захоронение, так как считают этот способ, во-первых, экономичным (процедура стоит от 10 до 40 тысяч рублей), а во-вторых, экологичным. Но это за границей Бурятии.

Что же касается наших жителей, то здесь дела обстоят неоднозначно. У буддистов, к примеру, сжигание издревле считается одним из способов захоронения. Все зависит от года, в который появился на свет человек. Если лама скажет, что родившегося в тот или иной год нужно кремировать, верующие выполнят наказ. Если скажет захоронить в землю – так тому и быть. 

Сложнее дела обстоят с православными. Церковь никогда не воспринимала такой способ захоронения, как кремация. По ее канонам тело должно быть предано земле и там покоиться с миром. Однако в том же Новосибирске владельцы крематория смогли найти общий язык со священниками. Теперь они не просто смирились с неприемлемыми способами захоронений, но и сами приходят отпевать усопших в крематорий. 

– Я думаю, если это примет масштабный размах и будет экономически обоснованно, то, возможно, наши священники пойдут на это и будут отпевать в крематории, – говорит пресс-секретарь Улан-Удэнской и Бурятской епархии Мария Алисова.

Все только в мечтах

С точки зрения экологии, новые кладбища городу не помеха – они находятся вдали от жилых массивов, не отравляют воздух и воду. А вот с эстетической – не радуют глаз. В свое время, а если быть точнее, до 1996 года, могилы можно было сносить спустя 20 лет после закрытия кладбища. На их месте отстраивали храмы, а иногда даже и развлекательные парки, как это было сделано в горсаду. После 1996 года подобные деяния были отменены распоряжением правительства страны, все кладбища приобрели статус вечных.

Теперь погост нельзя ни сносить, ни застраивать. Соответственно появляется еще одна проблема – экономическая потеря. На месте усыпальниц можно было бы возвести огромные многоэтажки или обосновать санаторий. Вместо этого муниципалитету приходится безвозвратно и безвозмездно жертвовать горожанам землю под захоронения. 

– Крематорий нам нужен, в первую очередь, для того чтобы снять нагрузку. К примеру, если будет колумбарий, на одно урновое захоронение нужно будет 0,8 квадратных метра, тогда как на обычное уходит 3,6 квадратных метра, – говорит Галина Тарабрина. 

Пока же жители нашей республики ездят в другие регионы, чтобы исполнить последнее желание усопшего – быть кремированным. До какого момента это будет продолжаться, вообще не ясно. Ведь уповать на два более или менее отвечающих требованиям участка под кладбища и ждать, когда их разгрузит крематорий, – не дело. В день в Улан-Удэ умирает по 10 человек, которые не смогут подождать ни очередного инвестора, ни возможного увеличения финансирования. Их нужно захоронить здесь и сейчас.

Елена Темникова, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^