04.08.2016
Гниение Байкала может вызвать эпидемию
Первый шаг к «вымиранию» озера и нехватки питьевой воды уже сделан?

Беда, постигшая побережье Байкала на прошлой неделе, заставила заговорить о неизбежной гибели мелководья и даже грозящей людям эпидемии. Вот только бьют тревогу в очередной раз только общественники и ученые. Чиновники все еще пытаются сохранять спокойствие. 

Болото вместо озера

На прошлой неделе в Интернете появились шокирующие снимки с побережья Байкала в Баргузинском заливе. 

Автор снимков объяснил, что громадное буро-зеленое пятно затянуло весь берег на несколько километров. А в воздухе чувствуется отчетливый запах гнили. Через несколько часов эти фотографии стали одними из самых популярных в cети Интернет. 

Еще один пользователь выложил пост о том, что в районе Максимихи вся вода стала зеленой. Пахнет водорослями и «еще как будто чем-то химическим». 

В редакцию газеты «Номер один» очевидцы отправили фотографии и видео, на котором отчетливо видно, что обычно кристально чистая вода Байкала полностью загрязнена непонятной зеленой субстанцией. Складывается полное ощущение, что люди находятся на берегу болота.

Не на шутку испугавшись, люди стали бить тревогу, ведь, судя по сообщениям в Интернете, даже старшее поколение ранее не видело на Байкале ничего подобного. 

Кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник НИЦ «Курчатовский институт» Зоригто Намсараев у себя на странице отметил, что ситуация с размножением водорослей на Байкале намного тяжелее, чем говорится в официальных заявлениях. 

«Есть субъективное ощущение, что в сравнении со спутниковыми данными за последние 6 лет (начиная с 2010 года) общее количество водорослей в Байкале ставит новый рекорд», – отметил Зоригто Намсараев.

Без паники?

Слухи о гниющем Байкале очень быстро достигли ушей федералов. Глава Минприроды России Сергей Донской поручил Росприроднадзору в постоянном режиме  контролировать ситуацию с загрязнением акватории озера. А спустя некоторое время Минприроды России  объявило, что пятно с резким запахом гниения действительно появилось на озере 26 июля в районе села Максимиха Баргузинского района. На место выехали сотрудники Росприроднадзора и Роспотребнадзора по Бурятии. Специалисты изучили побережье и взяли из озера пробы воды. 

Позже начальник информационно-аналитического отдела Росприроднадзора по Бурятии Константин Раднаев объяснил, что пятно, появившееся на Байкале, – результат природного явления, а не химического загрязнения. 

– Ничего критического: химии, воздействия человека, по предварительным данным, там нет. Это природа, скорее всего, продукты деятельности водорослей. Локализация пятна — десятки метров, 60–70. Там нет такого производства, чтобы из-за каких-то сбросов разом Байкал зацвел. Все мониторится. В пятницу, когда мы пробы брали, шторм был, там уже ничего нет, – отметил Раднаев. 
 
Неизбежная гибель

Однако не все обладают таким удивительным спокойствием. Ученые, уже уставшие говорить о неизбежной катастрофе, констатируют: озеро, вероятно, умирает.

Зоригто Намсараев отметил, что симптомы «болезни» Байкала – массовый выброс мертвой рыбы на берег и сине-зеленый цвет воды – очень сильно напоминают «предсмертные судороги» озера Котокель.  

«Очень похоже на симптомы развития гаффской болезни на Котокеле. Мор рыбы, желто-зеленая масса микроводорослей у берега и, как результат, серия отравлений,  закончившаяся гибелью местного жителя. По основной гипотезе, рыба накапливает в теле токсины микроводорослей, которые не разлагаются при термической обработке и поражают человека. Примеров таких отравлений по миру чрезвычайно много», – уверен ученый.

По мнению Зоригто Намсараева, повышение температуры воздуха в Бурятии два года подряд и уменьшение количества осадков приводят к опустыниванию,  высыханию водоемов и уменьшению стока рек. Итогом становятся сильные пожары и снижение уровня Байкала. Эти два фактора приводят к дополнительному прогреву мелководных участков и, как следствие, к благоприятным условиям для развития нежелательной биомассы.

«Социальный аспект у всей этой истории весьма печален. Засуха приводит к массовому забою скота, пожары подкашивают лесной бизнес, сбор ягод и ореха, про туризм и так ясно. Не дай бог, если пойдут отравления от рыбы, выловленной в Байкале, так, как это произошло на Котокеле. На что народ жить будет?» – задается вопросом ученый.

Листвянка уже потеряна

А массовые отравления, нехватка питьевой воды у побережья Байкала и эпидемии болезней в данной ситуации – далеко не фантастика. Об этом рассказал руководитель группы водолазных исследований Лимнологического института СО РАН Игорь Ханаев.

– Это не спирогира. Спирогира не может распространяться, потому что она тяжелее воды. И то, что гниет, падает на дно, – объяснил лимнолог. – А вот вторая нитчатая водоросль, которая называется улетриск, при отмирании интенсивно выделяет газ и всплывает на поверхность, и ее может носить такими взбученными гнилыми пятнами. Так же может гнить еще и дидимосфения. Ее отрывает от дна и носит по поверхности. Все это относится к нитчатым водорослям. Интенсивность их развития напрямую зависит от обогащения прибрежных вод азотом и фосфором. 

По словам Игоря Ханаева, водоросль улектрикс отнюдь не коварна сама по себе и всегда обитала в Байкале, но не в таких огромных масштабах. А в том, что это катастрофа и Байкал гибнет, по всей видимости, уже мало кто сомневается.

– Это то, что мы наблюдаем своими глазами под водой. Мы видим развитие цианобактерий и той же спирогиры. Например, Листвянку мы потеряли давно, – констатирует лимнолог. 

По словам Игоря Ханаева, тотальных изменений в ближайшее время ждать не стоит. До тех пор, пока прибрежные села Байкала не охватит эпидемия. 

– Никого не интересует, что испортится питьевая вода. Чиновников интересует только то, чтобы не было вспышек эпидемий. А они не за горами. Потому что все идет по цепочке. Процесс гниения нитчатых водорослей вызывает развитие других организмов – цианобактерий. Они, в свою очередь, в разы ухудшают качество воды, в том числе питьевой. В воде развиваются микроорганизмы и патогенные бактерии. А они вредны уже не только для питья, но и для купания, – резюмирует Игорь Ханаев.

Деньги на беде?

«Номер один» уже писал о том, что в Бурятии миллионы кубометров жидких коммунальных отходов сбрасываются в Байкал либо на землю, откуда просачиваются в грунт. Очистные сооружения часто работают плохо, иногда вообще не работают, а кое-где и вовсе отсутствуют. При этом на них тратятся миллионы рублей, но в итоге часть денег оказывается разворованной. 

Так, природоохранный прокурор республики Валерий Малханов рассказал руководителю Росприроднадзора Артему Сидорову о многомиллионном воровстве при строительстве очистных сооружений, об их плачевном состоянии и об огромном вреде, который наносят Байкалу некачественные очистные сооружения или их отсутствие.

Только в прошлом году в Байкал было сброшено 500 миллионов кубометров стоков. Более десяти процентов из них – вредные. Очистные сооружения Улан-Удэ, по словам прокурора, не обеспечивают должного качества очистки. 

– Особую озабоченность вызывают проверки новых очистных сооружений, построенных на бюджетные средства. Нередки случаи хищения при проведении таких работ. К примеру, на капитальный ремонт в Выдрино из резервного фонда выделено 10 миллионов. При проверке следов капремонта обнаружить не удалось. Ремонт проведен даже без проекта, в нарушение всех норм. Качество стоков не улучшилось, – сообщил природоохранный прокурор на совещании у руководителя Росприроднадзора в конце июня. 

Его высказывания коснулись и города Бабушкин, где на строительство очистных потратили 150 миллионов. Но позже выяснилось, что вместо немецкого оборудования сюда поставили дешевенькое китайское, которое на морозе долго не проработает. Был суд, решением которого стало исправить ошибки, допущенные при строительстве. Однако оно до сих пор не выполнено. 

И это далеко не единственные примеры безалаберного и корыстного подхода к строительству очистных сооружений. Но какие бы слова ни звучали с высоких трибун, в Байкал продолжают сливать грязь, и, по всей видимости, останавливаться не собираются. И пока одни зарабатывают деньги, используя Байкал в качестве помойной ямы, федеральные чиновники, вероятно, предпочитают закрывать на это глаза. Иначе многолетнее бездействие объяснить сложно. Отдуваться, как всегда, придется простым людям. И таких примеров в последнее время слишком много.

Елена Медведева, «Номер один»
Фото: vk.com, "Аноним 03"
Социальные комментарии Cackle
^