03.08.2016
Погибший Ангел: В Кабанском районе расследуется странная смерть 6-летней девочки
12 мая на седьмые сутки пребывания в коме шестилетняя Ангелина Ершова скончалась в больнице

Мама девочки уверена: трагедию спровоцировало падение дочери с неисправной горки в детском саду, а затем неправильные реанимационные мероприятия врачей. 

За несколько дней до выпускного в детском саду малышке резко стало плохо. Ангелина с нетерпением ждала этого праздника: учила стихи, репетировала танец. Но вышло так, что вместо  прощания с садиком родители навеки попрощались с дочерью. Почему девочка впала в кому, сейчас выясняет следствие.

Роковой удар

Большеглазая улыбчивая Ангелина, или просто Лина, как ее звали дома, навсегда осталась маленькой девочкой. Жизнерадостная, веселая, шустрая. Сколько радости было в ее глазах, сколько счастья, когда она рассказывала родным о подготовке к выпускному в детском саду! Специально для торжества родители заказали для Линочки красивое платье, но надеть его малышка так и не успела – в нем ее положили в гроб.  
– Я каждое утро просыпаюсь с ужасом оттого, что моей доченьки больше нет. Я не могу ни о чем думать. Приходишь домой – везде ее игрушки, самокат, велосипед. Мы ничего не трогаем – как она ушла, так все и стоит. Как будто ждет ее. Это кошмар, – мама девочки Татьяна едва сдерживает подступающие слезы.

Ангелина ходила в садик в поселке Селенгинск, временно жила с бабушкой. Мама, которая недавно переехала с мужем в Иркутск, планировала забрать дочку к себе ближе к сентябрю, чтобы собрать ее в первый класс. Татьяна забрала бы Лину раньше, но ее отговорили. Как жалеет сейчас убитая горем мать, что послушалась воспитателей в детсаду, которые рекомендовали дождаться выпускного, ведь «Ангелина – лицо садика».  

– Она у меня пела, танцевала, во всех мероприятиях участвовала, первые места занимала. По характеру добрая, все ее любили. Никогда не было такого, чтобы она капризничала, плакала без повода. Росла здоровым ребенком, всего три раза в жизни болела – два раза ангиной и ветрянкой. А тут вдруг сгорела в пять минут, – говорит Татьяна. 

Беда подкралась, откуда не ждали. По словам матери, все началось 15 апреля, когда Ангелина упала в садике с горки. Ударилась головой, сильно плакала. Воспитательница не показала девочку медицинской сестре, не вызвала «скорую». Позже, в своей объяснительной для комиссии минобраза, женщина сообщила, что, «заметив ссадину на лбу, не придала этому значения». Бабушке девочки она вечером рассказала о падении и порекомендовала просто понаблюдать за ребенком. 

0-02-01-a40998a3e72bcbd3a283055e71a9c9b2c32ae7f6194141c356be2e6fa50171b1_full.jpg

– Две недели Ангелина чувствовала себя нормально, мы не стали обращаться к врачу. Я только сейчас понимаю, что это была самая грубая ошибка моей жизни, – сетует Татьяна. 

Зачем промывали желудок?

Гром грянул 5 мая. Утром бабушка как обычно отвела Ангелину в садик, но уже через 15 минут ей позвонили – внучка почувствовала себя плохо на утренней зарядке. Резко заболела голова, началась рвота. Воспитатель вызвала «скорую». В считанные минуты девочке стало хуже, ее отвезли в Селенгинскую райбольницу и поместили в реанимацию. 

– Врач заподозрил у дочи пищевое отравление, и начал делать ей промывание желудка. В трубку бабушкиного телефона я слышала, как Лина кричала не своим голосом, пока реаниматолог вставлял ей зонд и подключительный катетер. После этого дочь замолчала. В Кабанскую ЦРБ ее привезли уже в крайне тяжелом состоянии. Томография показала у нее кровоизлияние в головной мозг, гематому размером с человеческий палец, – рассказывает Татьяна. 

Ангелина впала в кому третьей степени, и тут же была направлена в реанимацию БСМП. Там повторно сделали томографию головного мозга, которая подтвердила наличие гематомы. Отек мозга быстро прогрессировал. 

– Я как представлю, какие боли испытала моя крошка, мне жить не хочется. Реаниматолог БСМП спросил, какие действия предпринимали в Селенгинской больнице, и когда узнал о промывании желудка, глаза выпучил: «Как? Зачем промывание? У ребенка кровоизлияние!» Я думаю, если бы наш реаниматолог не делал это промывание, Линочка была бы жива. Я так надеялась, что она выйдет из комы! Семь дней я дежурила у больницы, меня редко пускали к дочери, видеть ее без сознания было невыносимо. 12 мая моя малышка умерла, не приходя в сознание, – плачет мама девочки.     

Татьяна до сих пор не может отойти от горя. Почему Ангелина умерла и кто за это ответит – вопросы, которые вот уже почти три месяца мучают женщину. Тем более что многие детали столь быстротечной гибели Ангелины до сих пор непонятны.  

– Сначала нам ставили диагноз «сдавление головного мозга, отек и обширное кровоизлияние», а затем выдали справку, где причиной смерти называется тромбоэмболия легочной артерии. Тромб оторвался в легком. Возникает вопрос: откуда он там взялся? Я поговорила с реаниматологами, они предполагают, что когда врач из Селенгинска ставил дочери подключительный катетер, он проткнул ей полую вену, проходящую рядом с легким. В БСМП мне так и сказали – «он ее залил, неправильно оказал помощь», – говорит мама девочки.  

Татьяна была шокирована, когда в заключении о смерти дочери обнаружила диагноз –  «врожденная деформация сосудов головного мозга».  

– Такого диагноза у нас не было. Я консультировалась с нейрохирургами, если бы он был, доча бы мучилась головными болями, была вялой, у нее были бы и другие характерные симптомы болезни. Но она никогда не жаловалась на боли, постоянно была в движении – пела, танцевала, плела из бисера. К тому же это заболевание выявляется еще на последнем триместре беременности. Иркутский профессор, который смотрел наши снимки, сказал, что виной всему травма головы. Возникшая после ушиба гематома сдавила сосуды мозга, – говорит Татьяна. 

Матери кажется странным и то, что вскрывал несовершеннолетнего ребенка не судмедэксперт, как положено, а патологоанатом. 

– Мне сейчас говорят: «О чем вы думали?» А как? Ребенка выкатили из реанимационной палаты, завернутого в белую тряпку, я стояла, смотрела на нее, и еще должна была думать тогда о том, кто ее будет вскрывать? – удивляется женщина.

Кто ответит за смерть малышки?

Все эти нюансы заставляют Татьяну сомневаться, что смерть Ангелины будет должным образом расследована. Женщина настроена решительно, она уже наняла юриста и заказала независимую медицинскую экспертизу в другом регионе. Кроме этого Татьяна обратилась за помощью в правоохранительные органы. По факту гибели ребенка Следственный комитет начал доследственную проверку.

В отчаянии Татьяна обратилась в министерство здравоохранения Бурятии с просьбой разобраться в причинах, способствовавших смерти дочери, и в правильности реанимационных действий, предпринятых врачом Селенгинской больницы. В Минздраве матери пообещали в течение месяца провести проверку. Министерство образования и науки РБ на просьбу матери проверить детский сад «Аленушка» на предмет нарушений, приведших к несчастному случаю с ее дочерью, направило в садик комиссию, которая обнаружила массу нарушений, касающихся как самого образовательного процесса, так и техники безопасности. Осмотр детских площадок показал наличие неисправных игровых тренажеров, а установленные в саду деревянные горки оказались не сертифицированными.  

– Горка, с которой упала моя дочь, до сих пор стоит. Следователи осмотрели ее – у катушки 15 см не хватает до земли, – рассказывает Татьяна. 

Комиссия Минобраза рекомендовала администрации садика рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности воспитателя и заведующей. По итогам разбирательства воспитатель получила выговор, а заведующая написала заявление об уходе. 

– Нами было проведено служебное расследование, все действия воспитателя были прослежены, – прокомментировала ситуацию Лариса Хамуева, начальник Кабанского управления образования. – Мама уверена, что смерть спровоцировал удар 15 апреля. Но когда девочка упала, у нее не было ни синяка, ни царапины. Только на лбу в районе волос у нее была старая вмятина. Может быть, она раньше ударялась? Мама с девочкой не жила, если были какие-то жалобы, бабушке всегда говорили. Должного внимания со стороны родных не было. И почему сейчас воспитателя надо во всем обвинять? Что касается горки, то мы ее, конечно, уберем, хотя родители ребят против.

Мама Ангелины признается: четкой системы, призванной отслеживать трагические случаи с детьми, не существует. Ей самой приходится ходить по инстанциям и просить высокие ведомства о помощи в расследовании детской трагедии.

– До сих пор никто – ни заведующая, ни воспитатель, ни врач – передо мной не извинились. Скоро будет три месяца со дня смерти Ангелины, но все как стояло на месте, так и стоит. Уголовного дела нет, реаниматолог продолжает работать, воспитательница открыто говорит, что своей вины не признает. Неужели за смерть моей дочери никто не ответит? – вопрошает Татьяна.  

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^