25.08.2016
Коню под хвост: Как московские управленцы развивают бурятский ипподром
Улан-удэнские коневладельцы на грани разорения

Федеральный собственник городского ипподрома вынуждает освободить конюшни, распродать лошадей и забыть про благотворительность. 

В результате пострадают не только спортсмены и тренеры, но и дети-инвалиды, которые ежедневно обращаются сюда за помощью – иппотерапией. 



Денник по цене дома

На днях директор ипподрома раздал предпринимателям договоры аренды, в которых описаны новые правила игры. Согласно документу, коневладельцы должны платить за постой одной лошади почти как за съемный домик на окраине города – 2900 рублей в месяц. При этом размер денника (стойло в конюшне. – Прим.авт.) – примерно три на три квадратных метра.

– С даты постройки, то есть с 1967 года, мы размещались тут бесплатно. Сейчас, когда собственником стало ОАО «Российские ипподромы», мы должны платить 2900 за голову или 75 рублей за квадратный метр всей конюшни в целом. У меня в конюшне 571 метр, получается, за 19 голов я должна отдавать почти 43 тысячи в месяц. И плюс за манеж 18 тысяч в месяц. Я не зарабатываю таких денег, – говорит тренер ДЮСШ №4 Виктория Абросимова. 

На самом деле Виктория, как и другие тренеры, согласна платить за аренду помещения, но не в таких баснословных размерах. Ведь прокат лошадей пользуется каким-то успехом только летом, остальное время животных также нужно где-то содержать и на что-то кормить. Конная школа большого дохода не приносит – месячный курс верховой езды стоит от 1000 до 1200 рублей, в зависимости от опыта наездника. Инвалиды посещают занятия бесплатно. 



Жесткие требования нового собственника ОАО «Российские ипподромы» не ограничиваются крупными суммами за аренду. В договоре существует еще ряд пунктов, вызывающих массу вопросов у коневладельцев. К примеру, текущий ремонт не будет учтен при расчете с хозяином.

– Допустим, у нас в конюшне ремонт частичный (перегородки, побелка, покраска) мы делали за собственные средства, но это почему-то в счет аренды не засчитывается. Директор говорит, если что-то не нравится – уходите, – рассказывает Ирина Ярославцева, тренер по верховой езде. 

Реконструкция за свой счет

Напомним, ипподром должны были реконструировать еще в рамках 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав России. Однако подрядная организация «Сибэнергострой» не смогла завершить строительство в срок и освоить выделенные Минсельхозом России 266 миллионов (общая сумма реконструкции приближалась к 500 миллионам). В итоге директора этой фирмы Алексея Глазкова посадили за растрату бюджетных средств. 

Затем от Министерства сельского хозяйства ипподром был передан федеральному предприятию «Московские конюшни», которое вскоре было преобразовано в ОАО «Российские ипподромы». Передача затянулась, и в результате ипподром не вошел ни в одну федеральную программу, поэтому денег на завершение реконструкции не оказалось. 



Судя по последним событиям, долгожданный ремонт федералы решили сделать за счет коневладельцев. Об этом свидетельствует еще один пункт договора, который принуждает арендаторов за собственные средства обеспечить противопожарные условия в конюшнях 1967 года постройки. На них же ляжет обязанность по возмещению ущерба в случае возгорания помещения. 

– Никто договор еще не подписал. Потому что, взять хотя бы электрику, все же гнилое, дожди идут, все капает, а вдруг замкнет? А договор подпишешь, если замкнет и сгорит, все на тебя повесят. Директор говорит, залазь на крышу заделывай дыру. Я пробовал, залазил, шифер-то старый, ломается под ногами, – возмущен заводчик лошадей Очир Мункуев.  

В старых ветхих помещениях все разрушается на глазах. Пару дней назад в конюшне Очира Сергеевича отвалился громадный кусок потолка. Чудом не задело коня. Сейчас из денника, где произошел инцидент, животное вывели. Но не факт, что обрушений больше не будет.  

– Если бы ремонт сделали, мы бы понимали хотя бы, за что с нас такие деньги просят. А так это просто крыша над головой, и все, – сетует предприниматель Биржан Тыштыков.  

Однако самым шокирующим пунктом в договоре является срок, на который он заключается, – 11 месяцев. По истечении этого времени арендодатель вполне может сказать «до свидания» тем, кто уже вложился в обустройство его конюшен. 

Шанс на исцеление

Из-за рамок, в которые ОАО «Российские ипподромы» загнало коневладельцев, скорее всего, большинству придется распродать своих лошадей и сменить сферу деятельности. Пострадают, в первую очередь, спортсмены, которые занимаются в школе верховой езды, выступают за нашу республику на всероссийских соревнованиях и прославляют на различных конкурсах. Улан-удэнский ипподром был их единственным местом тренировок. 

Вслед за спортсменами потеряют возможность покататься на лошадях дети-инвалиды. Издавна известно, что иппотерапия приносит потрясающие результаты. Верховая езда  учит ребенка держать равновесие, развивает двигательную активность и дарит кучу положительных эмоций.  Кто-то занимается с детьми безвозмездно, кто-то берет за уроки по минимуму. 



Чтобы выжить в новых условиях, плату за занятия придется существенно повысить. 

– Мы будем вынуждены поднять цены примерно вдвое или даже втрое. Родители вообще возмущены, потому что, к примеру, ребенку с диагнозом ДЦП нужно получить восемь занятий в месяц, а при задержке психомоторного развития, вообще, – чем чаще будут проходить занятия, тем лучше. Откуда у родителей такие деньги? Если они не смогут себе этого позволить, нам придется продать лошадей и покинуть ипподром, – констатирует Зинаида Брюханова, руководитель региональной общественной организации «Детский оздоровительный центр иппотерапии и верховой езды».

Ежедневно сюда приходят детишки с различными диагнозами. Достаточно 15 минут, проведенных верхом на лошади, чтобы заставить ребенка с любым диагнозом улыбнуться. Катюше Пахомовой  врачи при рождении поставили диагноз «синдром Дауна, искривление позвоночника». Сейчас девочке 11 лет, благодаря иппотерапии она почти не отличается от своих сверстников. 

– Мы ходим уже два года. А недавно на приеме нам сказали, что позвоночник просто идеальный. На психику иппотерапия хорошо влияет, ребенок спокойный стал, мы уже даже таблетки не пьем. А еще у Кати речь стала намного лучше, – рассказывает Нина Степанова, мама Екатерины Пахомовой. 

Женщина негодует – если оздоровительный центр закроют, дети-инвалиды останутся один на один со своими проблемами. 

«Пусть уходят»

Позиция регионального директора ОАО «Российские ипподромы» по меньшей мере недемократична. Федор Шантагаров, сам будучи заводчиком породистых скакунов, не понимает или не хочет понимать своих сотрудников. В его владении 23 элитные лошади, каждая из которых стоит около полумиллиона рублей. 

– Вы нигде не слышали и не услышите, что я какие-то преференции, льготы для себя требую. Меня все устраивает, я подписал договор, отправил в Москву и буду платить согласно договору. А они каждый день ко мне приходят и странные вопросы задают типа «Почему вы согласились платить?» – комментирует ситуацию  руководитель регионального управления ОАО «Ипподромы России» Федор Шантагаров.



Вероятно, хороший заработок дает возможность новоиспеченному директору пользоваться дорогими для кризисного времени услугами. Так или иначе, все новые расценки он называет «обоснованными».  

– Ни о каком снижении речи быть не может, все расценки экономически обоснованы. Итак, установлена минимальная арендная плата, – говорит директор. 

На вопрос, что будет, если все предприниматели распродадут лошадей и уйдут, Федор Шантагаров заявляет: «Свято место пусто не бывает». По его словам, на место нынешних арендаторов он уже присмотрел других коневладельцев.

В очередной раз местные предприниматели сталкиваются с произволом федеральных бизнесменов и бездействием местных управляющих. Возмущенным обитателям ипподрома ничего не остается, как писать обращения во всевозможные инстанции. 

Елена Темникова, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^