10.09.2016
Выйти из тени забвения
Последняя ниточка героической семьи Конобевцевых найдена в Бурятии

История семьи Конобевцевых достойна книги или даже фильма – в ней есть боль, отвага, подвиги, удивительные совпадения, бессонные ночи и… надежда. В годы войны и репрессий связь между шестью братьями и двумя сестрами прервалась, а их потомки даже и не подозревали о существовании друг друга. Собрать воедино семью удалось Семену Конобевцеву, и то после собственной смерти: его останки нашли год назад при подъеме в районе Невского пятачка штурмовика Ил-2 с. Старший из братьев Конобевцевых погиб, защищая Ленинград. 

По всем телеканалам

Эта новость тогда облетела всю страну. А совсем недавно – 15 августа – состоялось захоронение останков Семена Конобевцева, о котором также сообщали федеральные СМИ. Один из сюжетов, показанный на Первом канале, случайно увидела Светлана Николаевна из Улан-Удэ вместе со своей матерью Тамарой Александровной. 

«Совершено случайно мы оказались в тот день дома все вместе – мама, я и сын, – вспоминает Светлана Николаевна. – Новости мы практически никогда не смотрим днем, но в тот день включили. И в какой-то момент в телесюжете прозвучало имя похороненного летчика – Семен Конобевцев. Мама говорит: ой, а у меня фамилия девичья Конобевцева».

Вспомнила Тамара Александровна и станцию Раевка в Башкирии, где когда-то обосновалась семья Конобевцевых. Совпало и отчество погибшего летчика и матери Тамары Александровны – Александры Федоровны. 

«Мы ощутили трепет, но до конца еще не верили, что речь идет о нашем родственнике, – делится Светлана Николаевна. – Даже о нашей бабушке Александре Федоровне Конобевцевой мы знаем мало, так как в Бурятии она бывала крайне редко, а уж о родственниках и совсем не знали. Жизнь раскидала всю нашу семью в разные концы страны».

Все сыновья – герои

А семья Конобевцевых удивительна тем, что у простого станционного обходчика сыновья были настоящими героями – танкисты, политруки, артиллеристы, пехотинцы, летчики. Практически все получили образование и имели боевые заслуги. Установить эти факты и собрать воедино все ниточки удалось военным поисковикам из Башкирии – Римме Буранбаевой, Ильдару Бикбаеву и Татьяне Мишининой из Волгоградской области. Они провели целое расследование, забыв о покое на целый год.

Как признается сама Римма Буранбаева в интервью «Номер один», порой она не выходила из дома – настолько была поглощена поисками: «Я дочь офицеров, отец – командир бронепоезда, мама – старший врач полка. Как поисковику, как человеку мне не дает покоя, что родные остаются в неведении, что сталось с без вести пропавшим отцом, дядей, дедом, и, бывает, вовсе забывают его. История летчика Конобевцева, в августе показанная по всем телеканалам страны, взволновала меня, и я начала поиски».

Не награжден, не оплакан

Семен Конобевцев был летчиком-инструктором на Тихом океане в Балтийском флоте. В жестоких воздушных боях в сентябре-октябре 1941 года защищал подступы к Ленинграду – Кириши, Будогощь. Был представлен к награждению орденом Красного Знамени, но так и не награжден: самолет Семена попал под огонь зениток врага и упал в реку. Тела никто не видел, следовательно, «пропал без вести». Не награжден, не оплакан родными, позабыт – именно это и показалось поисковикам несправедливым и побудило разыскать родственников героя.

Целый год они ездили по довоенным адресам, расспрашивая старожилов, искали в архивах, загсах, на военных сайтах, написали десятки тысяч сообщений в соцсетях, звонили в учреждения и сотням однофамильцев по всему бывшему Советскому Союзу – на Кубань, в Сибирь, Узбекистан, Казахстан, на Кавказ, в Оренбуржье, на корабль на Черном море. 

Оказалось, единственным человеком, когда-либо слышавшим имя позабытого летчика, является его племянница Валентина Тобольская, дочь одной из сестер Семена Конобевцева – Анны. Она так же, как и Светлана Николаевна из Улан-Удэ, случайно увидела сюжет по телевизору. Валентина показала военным поисковикам дневник своей матери, который стал основой для поисков.

Тайна семьи

Федор Афанасьевич Конобевцев и Мария Ивановна Минцева приехали в Башкирию строить железнодорожную станцию в Раевке, там и остались, трудились железнодорожными служащими. У супругов было шестеро сыновей: Иван, Тимофей, Алексей, Семен, Федор, Аким и две дочери — Александра и Анна. 

Военным поисковикам удалось найти часть родственников семьи Конобевцевых. «В Туле мы нашли 25-летнего Егора Конабевцева – одна буква в его фамилии изменена, – рассказывает Римма Буранбаева. – Егор — правнук старшего из братьев, Ивана Федоровича, жившего в Уфе. В Казахстане Татьяна разыскала Алексея Конобевцева, названного в честь деда. В соцсетях мы увидели правнука Федора Конобевцева, названного в честь прадеда». 

В Раевке военные поисковики встретились с племянницами жены Акима Конобевцева, отважного моториста-регулировщика 25-й танковой Кировоградской ордена Ленина дважды Краснознаменной ордена Суворова бригады. 

Трагичной оказалась судьба Тимофея Конобевцева, пожалуй, самого яркого представителя семьи Конобевцевых. Будучи на войне с 17 лет, попав в плен и не предав Родину, он дослужился до звания помощника генерала-инспектора Главного бронетанкового управления Красной Армии. Однако был репрессирован из-за навета предателя и, скорее всего, расстрелян. Опасаясь последствий для своих семей, никто из Конобевцевых до конца жизни не рассказывал ни о своих родных, ни о службе, ни о войне. 

Последнее звено

Долгое время загадкой для военных поисковиков оставалась судьба сестры погибшего летчика –  Александры Конобевцевой. «Я долго билась за Александру, никак не получалось найти ее, –  говорит Римма Буранбаева. – Вы не представляете, сколько запросов я написала во все организации Раевки и Уфы, Башкирии!».

И только совсем недавно, после сюжета на Первом канале о захоронении останков Семена Конобевцева, нашлись последние родственники по линии Александры Федоровны. Сын улан-удэнки Светланы Николаевны после сюжета «залез» в Интернет, и, когда семья увидела фотографии братьев Конобевцевых, все удивились сходству с их бабушкой.

«У бабы Шуры волосы были курчавые, непослушные, их даже не могли расчесать, – говорит Светлана Николаевна. – Так у одного из братьев тоже такая же копна волос! Через два дня сын вышел на Римму Буранбаеву, я отправила ей фотографии бабы Шуры. Прихожу вечером, открываю переписку, а там Римма пишет: «Вы готовы плакать?»

Александра Федоровна Конобевцева родилась 20 августа 1917 года. Замуж вышла совсем молодой, муж был старше ее на 20 лет. Он забрал ее в Читинскую область, где в поселке Домна строил воинскую часть, а затем и пошел служить туда.

В 1938 году родилась Тамара Александровна, мама Светланы Николаевны. «В годы войны дедушку призвали, но до фронта он не доехал – погиб. Подробностей мы не знаем», – говорит Светлана Николаевна.

Александра Конобевцева осталась с двумя детьми на руках, окончила курсы медсестер и пошла работать в Домне в воинскую часть. Там познакомилась со вторым будущим супругом – летчиком-испытателем, который стал ее любовью до конца дней.

Дочь Александры Федоровны – Тамара Александровна – в Бурятию попала  совершенно случайно: заехала  к родственникам подруги.  Здесь и осталась. Она проработала до самой пенсии на авиационном заводе, два раза была замужем, есть сын и дочь – Светлана Николаевна, которая и согласилась с нами встретиться.

Сейчас Тамаре Александровне 78 лет. С Александрой Федоровной связь прервалась после распада Советского Союза – письма перестали доходить. Последние годы она прожила на Украине, там и умерла.

Узнав о Семене Конобевцеве, Тамара Александровна заволновалась. Сейчас внучка прославленного летчика Светлана Николаевна планирует связаться со всеми своими потерянными родственниками: «Все братья Конобевцевы – герои. Такая семья обязывает гордиться ими. К сожалению, всю семью пораскидало так, что они между собой даже не общались. Сказались и репрессии, и послевоенное время». 

Военный поисковик, потратившая целый год на поиски родственников позабытого летчика, найдя последнее звено, разрыдалась. «Что я сейчас испытываю? Я выдохнула, – признается Римма Буранбаева. – Я выполнила главную задачу – человек вышел из тени забвения! Пожертвовав ради нас собой, он лишил себя всего, да еще остался всеми забыт. Вот для очистки своей совести я исправила это».

Соня Матвеева, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^