14.09.2016
В Бурятии девушки все чаще расправляются со своими близкими
Причем убийства зачастую бывают жестокими и хладнокровными

Неумолимая статистика говорит о том, что в Бурятии все чаще девушки и женщины расправляются с самыми близкими людьми: мужьями, сестрами и лучшими подругами. 

Почему мать, хранительница очага, представительница слабого пола, вдруг встала на тропу самого страшного преступления – лишения жизни? 

Зарезала сестру

По данным УФСИН по Бурятии, большая часть слабого пола отбывает наказание в колонии из-за тяжких и особо тяжких преступлений.  

Сотрудники колонии провожают нас в комнату для психологических бесед. Оказывается, здесь есть и такие. Внутри все как дома – мягкая мебель, мягкие игрушки. Мы ждем, когда к нам придет женщина, которую осудили за убийство родной сестры. В голове сам собой складывается образ прожженной дамочки с бесчисленными татуировками.

Однако в комнату заходит симпатичная, хрупкая и ухоженная девушка – Лиля. Совсем скоро девушке исполнится 28 лет, в колонию она попала два года назад. Ее осудили за убийство родной сестры. 

– Я родилась в многодетной семье. Кроме меня в семье еще пятеро детей, я предпоследняя. С пяти лет меня воспитывал отчим. Я его уважаю и очень люблю. Отец родной от нас отказался, – рассказывает девушка.

Жизнь в сибирской глубинке мало кому кажется раем. Так было и у семьи, где росла девушка. Кормились с огорода и перебивались небольшими заработками. Со временем старшие братья-сестры создали свои семьи и разъехались кто куда. Только старшая сестра Оксана, сама Лиля и мать были неразлучны. Лиля окончила школу. При безденежье о вузах даже не помышляла. По проторенной сотнями односельчан дорожке пошла в местное ПТУ на специальность «овощевод».

Специальность, конечно, хорошая, но, к сожалению, совершенно невостребованная в их деревне. Посему после окончания училища Лиля пошла работать санитаркой в местную больницу. Семье нужны были деньги: мать недавно перенесла две операции, а старшая сестра Оксана родила девочку. Вот только почему-то сестра не спешила уделять любовь и внимание малютке. Постепенно забота о малышке легла на плечи Лили и ее мамы. Они и воспитывали внучку и племянницу.

«Боюсь увидеть ее глаза»

В отличие от многих своих сверстников Лиля была девочкой «домашней», не ходила по клубам, не употребляла спиртное. Но в какой-то момент все изменилось – ровно до наоборот. То ли от усталости, то ли от желания хоть как-то отвлечься от недетских забот Лиля вдруг окунулась в совсем другую жизнь. 

Быстро нашлась компания людей, которые в пьяном угаре клялись в вечной дружбе и преданности. Сначала было пиво, потом водка. Затем дружеские застолья стали разбавлять «травкой». Семье не удавалось справиться с Лилей. Запирания в доме, уговоры, скандалы ни к чему не привели. В этот момент отношения со старшей сестрой Оксаной испортились окончательно. 

Как-то раз придя домой после очередной встречи с «друзьями», Лиля узнала, что Оксана поссорилась с мамой и даже ударила ее. 

– Я зашла к ней, взяла сигаретку. Мы с ней начали ругаться. Ссора закончилась дракой. А потом она ушла на кухню мыть посуду. Я зашла следом, взяла нож и ударила. Убила одним ударом, сразу попала прямо в сердце, – рассказывает девушка. 

Лиля долго молчит, пытаясь справиться с подступающими слезами:

– Смотрю в зеркало и себя ненавижу. Хочу разорвать себя за то, что оставила племянницу без мамы. Как я в глаза посмотрю племяшке, когда освобожусь? Я очень боюсь увидеть ее глаза.

История одна из тысяч

Осужденная Татьяна только прибыла в колонию. Ее осудили на девять долгих лет. Ее история  – история тысяч российских женщин, которые каждый день пытаются противостоять мужьям-тиранам, смелым лишь дома на кухне. 

Жила с мужем Таня долго. И всю совместную жизнь терпела его ревность. А ревновал он патологически. Даже к родным братьям Татьяны. Ревновал и к маленькому сыну. Мало-де уделяла внимания главе семьи. Вскоре начались побои. Бил постоянно, и пьяным, и трезвым. Ударял с размаха, со всей силы, не жалея.  

– Полицию я вызывала, а что толку? Они его увезут, а потом отпустят, он возвращался и снова меня бил, – вспоминает женщина.

Таня пыталась бороться с тираном, даже выгоняла из дома. Но муж, чувствуя свою силу и безнаказанность, вдоволь нагулявшись, возвращался и бил окна. Или каялся и просил простить. Измученная женщина терпела все. Но рано или поздно любому терпению приходит конец.  

– Началось все, как было много раз. Он стал бить, я пыталась убежать от него, он меня не отпускал. Тогда я схватила нож и ударила… Потом сама вызвала «скорую», полицию, – рассказывает женщина. – Я понимаю, что натворила, но он меня просто «загнал в угол». Я не знала, как еще с ним справиться.  

Непростая любовь

А вот третья история не так однозначна. Елена жила в одном из районов Бурятии. Обычная размеренная жизнь: семья, муж и ребенок. Но потом вдруг пришло осознание того, что мужской пол ее не привлекает. А когда окончательно приняла для себя решение, Лена просто собрала чемоданы и, бросив семью, уехала в город за новой жизнью. Устроилась работать в магазин, там же познакомилась с девушкой, с которой и стала жить. 

Трагедия разыгралась в один из зимних вечеров. За столом собралась компания друзей – обвиняемая со своей возлюбленной и их друзья – мужчина с женщиной. Около трех часов ночи мужчина решил покинуть компанию, чтобы продолжить веселье на стороне. Он начал собираться и позвал с собой подружку Лены. Та с радостью откликнулась на его предложение и стала собираться на прогулку.   

– Я не отпускала ее, но ей хотелось гулять дальше. Я решила остановить ее и поэтому бросилась на нее с ножом. Она умерла сразу, –  рассказывает женщина.

В самом соку

Возраст тех, кто сейчас находится за колючей проволокой в Бурятии, в основном, от 26 до 36 лет. Совсем немного тех, кто не достиг возраста 25 лет, еще реже встречаются дамы за 40–45.

Известный общественник, доцент кафедры уголовного права и криминологии БГУ Александра Мяханова считает: такая печальная тенденция связана с другой, не менее распространенной тенденцией общества – эмансипацией. 

– Вообще тенденция к росту агрессии со стороны женщин отмечается, потому что женщины стали более продвинутыми. Мы не сидим дома, работаем, при этом работа у нас такая же ответственная, как у мужчин. Женщины так же устают, и зарабатывают они на равных с сильным полом, и чувствуют себя на равных. Многие даже сами обеспечивают и содержат семью. Естественно, в связи с этим они хотят, чтобы к ним и относились уважительно. Вспомните,  раньше женщины терпели побои и считали  это нормальным. Сейчас они пытаются защитить себя. Но, с другой стороны, они стали и более нетерпимыми, – уверена Александра Николаевна.

Еще одна причина всплеска женских убийств кроется в том, что дамы стали употреблять намного больше алкоголя и, конечно, в домашнем воспитании. 

– Женщины стали больше пить. В то же время многое зависит от воспитания. Сироты, например, выросшие в детдомах, не умеют решать свои проблемы словесно. Многие и в семьях так воспитывались. Если их оскорбили или ударили, у них моментально возникает агрессия, – уверена Александра Мяханова. 

И не стоит забывать об еще одном мощнейшем катализаторе для разного рода агрессии и жестокости – социальном неблагополучии. Именно по этой причине зачастую именно тюрьма, как ни странно, становится своего рода прибежищем и родным домом для женщин. 

– Я знаю случаи, когда девушки, оказавшиеся в колонии, в прямом смысле слова спасались от смерти, потому что до этого сидели на наркотиках, – говорит Александра Мяханова. 

В УФСИН подтверждают: порой тюрьма – единственное место, где женщина может какое-то время не только прожить без вредных привычек, но и в кои-то веки нормально питаться. И, к сожалению, большинству из тех, кто сейчас попал за решетку, возвращаться некуда.  

Ирина Соколова, «Номер один»
Фото: pressfoto
Социальные комментарии Cackle
^