23.09.2016
Передел банкрота: на месте бывшего БЦБК может появиться "техногенная помойка"
Для прихода инвесторов на территорию банкрота, необходимо решить вопрос с мусором

Власти Иркутской области настроены получить полный контроль над промышленной площадкой Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), став вместо Внешэкономбанка (ВЭБ) залоговым кредитором предприятия-банкрота. Региональные чиновники уверены, что смогут посеять на южном побережье Байкала "зерно развития". Что представляет собой "наследство" БЦБК, остановившего свое производство три года назад?

Фактор времени

Корпуса бывшего комбината, считавшегося некогда главным "врагом" Байкала, пустеют и оттого крайне быстро разрушаются. На огромной площади в 450 га жизнь теплится только в нескольких помещениях, занятых арендаторами из числа представителей малого бизнеса. Сохранение небольших производств на промышленной площадке считают важным: присутствие арендаторов сдерживает процесс ветшания, набирающий обороты все с большей силой.

Частичное обрушение основного, варочного цеха БЦБК, произошло еще в 2014 году, то есть через год после остановки комбината, и продолжилось под давлением снега минувшей зимой, рассказала ТАСС замминистра имущественных отношений Иркутской области Евгения Пуляевская (ранее занимала пост директора по управлению имущественным комплексом ОАО "БЦБК").

По ее словам, конструкция производственных цехов на комбинате предполагала их обогрев за счет производства, этим обеспечивалось таяние снега на кровле площадью более 108 тыс. кв. м.

После остановки производства влияние внешних факторов стало неизбежным, прийти к полной разрухе территория комбината при такой динамике, по ее словам, может крайне быстро - за три-четыре года. Тогда найти инвесторов, готовых вливать деньги в депрессивную зону на месте бывшего градообразующего предприятия, будет практически невозможно.

"Город-сад"

Выкупить промплощадку, чтобы создать под нее управляющую компанию (УК), планировал ранее ВЭБ, вложивший по поручению правительства РФ 3,2 млрд рублей в сворачивание целлюлозного производства на берегу Байкала (1,7 млрд рублей ушло на выкуп долгов группе "Альфа" для контроля ситуации на предприятии, остальное - на выплаты по социальным гарантиям сотрудникам, а также на прохождение отопительного сезона). Еще 1 млрд рублей, в соответствии с договоренностями с предыдущей администрацией региона (сменилась в октябре 2015 года после поражения на досрочных выборах губернатора Сергея Ерощенко), дочерняя структура банка "ВЭБ Инжиниринг" готова была вложить в уставный капитал управляющей компании и инфраструктуру промплощадки.

Предполагалось, что УК, соучредителем которой выступит "Корпорация развития Иркутской области", выкупит на торгах недвижимость БЦБК и займется привлечением партнеров. По данным ВЭБа на начало 2016 года, размер ожидаемых капиталовложений от пула потенциальных инвесторов превышал 10 млрд руб.

Предварительный проект перепрофилирования промплощадки был рассчитан на сочетание на площади 457 га туристическо-рекреационного направления и экологически безопасных производств.

Документы о создание УК на паритетных началах прежние иркутские власти и "дочка" ВЭБа планировали подписать еще год назад, после губернаторских выборов. Однако оказалось, что партнерство с ВЭБом не входит в планы нового руководства региона.

Борьба за полномочия

С инициативой о передаче права координатора по проектам закрывшегося БЦБК иркутский губернатор Сергей Левченко обратился к президенту РФ в апреле этого года. Свою просьбу Левченко мотивировал тем, что ни одна из проблем БЦБК (рекультивация, перепрофилирование и строительство нового теплоисточника), на которую предусмотрены средства профильной федеральной целевой программы (ФЦП), пока не решена, хотя госпрограмма действует с 2012 года.

В Минприроды РФ ТАСС рассказали, что просьба может быть решена положительно, для этого придется найти механизм, который позволит субъекту распоряжаться федеральными средствами. После этого для получения полного контроля над предприятием-банкротом иркутским властям будет не хватать только полномочий ВЭБа.

По словам зампреда регионального правительства Виктора Кондрашова, переговоры о переуступке прав требований к БЦБК за 1 рубль ведутся с самим залоговым кредитором, а также с Минфином и Минприроды РФ. Принять на себя права залогового кредитора могла Корпорация развития Иркутской области или любая другая компания с региональной собственностью, считает зампред. Генеральный директор "ВЭБ-Инжиниринг" Дмитрий Шейбе не исключает такую возможность, однако напоминает о вложенных банком в БЦБК 3,2 млрд руб. и том, что "главным принципом работы ВЭБа является принцип возвратности". Уступка прав требований региону будет рассматриваться только при компенсации Минфина РФ.

Спор о токсичных отходах

Сейчас Иркутская область вернулась на стартовые позиции в выборе технологии по переработке более 6 млн тонн шлам-лигнина (токсичные отходы целлюлозного производства), накопленного почти за 50 лет работы комбината.

В основе подготовленного "дочкой" ВЭБа проекта - технология омоноличивания шлам-лигнина, то есть превращения его в камнеобразный монолит. Стоимость работ по ликвидации всех отходов была оценена в 6,2 млрд рублей, разработка проекта обошлась в 130 млн руб. Объявление тендера на выбор подрядчика по реализации проекта ожидалось еще весной 2015 года, однако не произошло до сих пор. Официально причину такой задержки Минприроды РФ не комментирует, однако источник пояснил ТАСС, что в министерстве не видят смысла проводить работы при противодействии самого региона в лице научного сообщества.

Основные аргументы иркутских ученых - дороговизна и несостоятельность проекта "ВЭБ Инжиниринга", а также отсутствие в нем противоселевых мероприятий. По данным ИНЦ СО РАН, на близлежащем горном хребте Хамар-Дабан накопилось достаточное количество селевого материала для того, чтобы при неблагоприятных условиях произошел сход потока в сторону Байкала. Попадание в озеро с селевыми потоками содержимого лигнинных карт может привести к крупнейшей экологической катастрофе.

Противоселевых мероприятий не было в техзадании Минприроды по разработке проекта рекультивации отходов, и быть не может, парируют в "ВЭБ Инжиниринге": это обязанность региональных властей, и использование средств федерального бюджета на противоселевые мероприятия не предусмотрено.

В работоспособности технологии по омоноличиванию уверена группа ученых из Иркутского национального исследовательского технического университета (ИРНИТУ). В июле этого года вуз, доработавший проект "ВЭБ-Инжиниринга", выступил инициатором эксперимента по выбору оптимальной технологии по переработке шлама-лигнина, рассказал ТАСС начальник отдела инновационных технологий ИРНИТУ Виктор Кондратьев. По его словам, дополнительную лабораторную апробацию сейчас проходят обе альтернативные технологии.

"Преимущество нашего решения - в возможности переработать лигнинные поля, которые представляют собой отходы 4 класса опасности, в совершенно безопасный продукт. Обеззараживание происходит за счет добавления извести. При смешивании лигнина с золой, как предлагают коллеги из Лимнологического института, класс опасности остается прежний", - считает ученый.

Иркутские власти по итогам эксперимента обещали отдать предпочтение технологии, зарекомендовавшей себя наилучшим образом. На данный момент его результаты не оглашены. Однако решение вопроса с отходами БЦБК - одно из необходимых условий для прихода в Байкальске инвесторов, способных изменить сценарий превращения территории бывшего комбината в "техногенную помойку" на южном побережье Байкала.

Источник: ТАСС
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^