29.09.2016
Квартиры для «переселенцев» в Бурятии напоминают камеры пыток
Избитая тема по переселению из ветхого и аварийного жилья стала для региона притчей во языцех

Не поднимал ее только ленивый. Ситуация обсуждалась на всех уровнях власти. Чиновники гневно кричат, бьют кулаками по столу, дают поручения и… все. 

Удивительный парадокс Бурятии состоит  в том, что в то время как люди в построенных наспех квартирах живут в условиях перманентного «апокалипсиса», миллионы, выделенные для них Москвой, «покрутившись» в Бурятии, возвращаются целехонькими обратно в федеральную казну.  

«Просто мебель нужно расставить правильно»

Парадоксальная ситуация сложилась в Кяхтинском районе Бурятии. К уполномоченному по правам человека Юлии Жамбаловой обратилась жительница дома по улице Сухэ-Батора. Женщину переселили из здания, построенного более полувека назад. Метраж ее новой квартиры бьет все рекорды по минимализму – 24 квадратных метра. И это не комната в общаге или коммуналке. А полноценная квартира, по крайней мере, в этом  чиновники убеждают хозяйку чуть ли не хором. 

Омбудсмен охарактеризовала это жилье очень емко и точно – квартира в виде буквы «Г». То есть в ней есть кухня, санузел и… широкий коридор. Это все. Фактически человека поселили в прихожую с туалетом.

Но даже при таком явном и вопиющем разгильдяйстве чиновников и откровенной халтуре строителей многие продолжают делать хорошую мину при плохой игре. Так, некоторые чиновники предположили, что женщина просто «неправильно расставила мебель». Словом, все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. В первую очередь хозяйке. Тем более что в такой «квартире» проживают четыре человека. 

Уполномоченный по правам человека пригласила для оценки ситуации жилинспекцию Бурятии. Осмотр помещения специалистом жилинспекции показал – «есть отступления». 

– Наш специалист выезжал туда. Он подготовил справку, и, согласно описанию, там есть отступления от установленного порядка, – пояснил руководитель Республиканской жилинспекции Николай Павлюк. 

Комната-студия

То есть, говоря человеческим языком, в этой квартире жить сложно, что понятно любому здравомыслящему человеку. Кроме тех, кто эту квартиру принимал. Однако муниципальная комиссия решила – переселять. И дала отмашку на прием жилья.

–  Комиссия муниципалитета должна принимать решения о пригодности этого помещения к проживанию. Комиссия провела заседание и сказала, что в принципе это как комната-студия. Нужно разбираться с привлечением глав и прокуратуры, – считает руководитель жилинспекции.

На совещании у зампреда правительства Бурятии Николая Зубарева по нарушениям в квартирах «переселенцев» этот случай обсудили. 

–  Насколько мне известно, было дано поручение администрации района еще раз подумать о пригодности жилья и сделать законный вывод, – рассказал Николай Павлюк.

Почему нельзя было думать раньше, в первую очередь Зубареву, на котором лежит не меньшая ответственность за реализацию программы и за судьбы людей, не ясно. 

Согласно протоколу совещания Зубарев поручил провести обследование жилого помещения межведомственной комиссии. И обеспечить устранение замечаний. То есть в очередной раз очередная комиссия поедет в Г-образную квартиру выяснять очевидные вещи. А выяснив, вероятно, опять будут думать. Потому что устранить замечания в этой квартире можно, только если снести все стены. В том числе и к соседям.

Замерзнуть дома

Еще в 2013 году, в самом начале работы программы, Николай Зубарев отметил, что «проблем с переселением пока нет», и попросил глав муниципальных образований усилить контроль за соблюдением сроков выполнения мероприятий Программы.  

Глава Бурятии Вячеслав Наговицын попросил тогда зампреда, в частности, не допустить повторения ситуаций, когда люди отказываются от жилья, куда им предлагают переселиться.  

«Пусть граждане заранее узнают, куда они будет переезжать, следят за строительством своего дома, делают замечания, контролируют качество, это только на руку», – сказал Вячеслав Наговицын.

Вероятно, напутствия главы услышаны не были. По данным уполномоченного по правам человека, жители сразу нескольких домов в разных районах Бурятии просто замерзают в своем новом жилье. Министерство строительства Бурятии организовало проверку и даже утвердило план-график устранения  всех нарушений.

Между тем, например в Кабанском районе, глава администрации после проверки в начале года проинформировал уполномоченного, что причина низкой температуры в квартирах так и не была установлена. Тем не менее проблему обещались устранить до начала отопительного сезона.  

Но району минстрой Бурятии пояснил, что устранять всяческие нарушения будут в порядке очереди, которая, судя по всему, явно немаленькая. Ведь нарушения в домах жителей Кабанского района, которые отчаянно мерзнут в своих квартирах, не стали устранять весной, когда было тепло, а перенесли на… декабрь 2016 года. 

– Как зимовать жителям? – задает вполне резонный вопрос уполномоченный.

Нарушений, выявленных в новых домах, немало. И, по всей видимости, это только начало грандиозного переселенческого апокалипсиса.

Деньги не успевают осваивать

При всех недостатках, недочетах, скандалах, откровенном разгильдяйстве ситуация с переселением фантастически парадоксальная еще и потому, что республика умудряется не успевать осваивать федеральные средства. По данным Счетной палаты Бурятии, республика в очередной раз не освоила федеральные деньги, которые выделили по программе «Переселение из ветхого и аварийного жилья». 

– Основная сумма средств, не использованных по строительству, – это программа переселения из ветхого и аварийного жилья, – озвучил на очередной сессии Народного Хурала председатель Счетной палаты Бурятии Евгений Пегасов. – Причины не освоения средств – неготовность площадок, отсутствие инфраструктуры, коммунальных сетей и, вследствие этого, невозможность введения этих объектов. 

Оправдать неумение распорядиться деньгами попробовал депутат Народного Хурала Сергей Пашинский, заявив, что в республике поздно начинаются аукционы. 

Вполне возможно, что аукционы проводятся поздно из-за того, что федералы выделяют деньги Бурятии не в начале года, а в разгар строительного сезона. Оправданий тому, почему в республике ситуация с программой переселения обстоит так, а не иначе, может быть сотни. Итог один: деньги не осваиваются, год из года строительство ведется кое-как,  по принципу «лишь бы сдать». А люди, которых «для их же блага» гонят из ветхих хибар, вынуждены переселяться в сомнительные новые халупы. На выходе получается не целевая программа для жителей Бурятии, а одна сплошная буква «Г». 

Елена Медведева, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^